Архантропы вселенной или Прикосновение к любви

Нилин Аристарх

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Архантропы вселенной или Прикосновение к любви (Нилин Аристарх)

Аристарх Нилин

Архантропы вселенной или прикосновение к любви…

Пролог

Я сидел возле костра и молча наблюдал, как рабочие ломали крышу моего дома. Мы купили его с женой два года назад сравнительно дешево, и я помню, как радовался столь удачной покупке, но осенью стало ясно, чем была вызвана столь быстрая уступка в цене со стороны хозяина дачи. Приглашенный плотник сразу же выдал вердикт, что крышу надо срочно перебирать, и чем скорее, тем лучше. Однако, кредит, который мы взяли в банке, тяготил нас, и поэтому ремонт отложили сначала на год, а потом еще. И только спустя два года, когда с долгами было покончено, мы решились начать капитальный ремонт.

Вновь приобретенные соседи по даче, посоветовали нам бригаду рабочих с Украины, которые построили им веранду. В результате они обосновались на время ремонта, в одной из комнат дома и с самого утра разбирали крышу.

Я смотрел на картину происходящего и, хотя прекрасно понимал, что все это временное, что через пару недель дом вновь приобретет прежние формы, было что-то противоречащее моему внутреннему пониманию. Было ощущение, словно к больному, лежащему на операционном столе прикоснулись скальпелем. Ткань разошлась и показалась кровь, а вслед за ней все то, что скрыто внутри нас, и никто не может дать сто процентной гарантии, что человек снова вернется к жизни и станет прежнем. Впрочем, прежним он уже никогда не станет, ибо рана навсегда останется на его теле, и неминуемо отразится на всей последующей жизни.

Так и дом, каким бы хорошим его ни сделают, будет не таким, как в тот день, когда мы с женой приехали посмотреть предложенный вариант. Я сразу влюбился в него. Увитый до самой крыши диким виноградом, дом стоял в глубине участка, на котором росли большие сосны, уходящие своими макушками к самому небу. Я обнял тогда жену и тихо прошептал:

— Дорогая, моя мечта, кажется, воплотилась.

— Тс, мы еще его не купили, так что не надо говорить о ней раньше времени.

— Да, но я уже чувствую, что он наш…

— Сглазишь, дорогой.

— Все молчу, — я нежно поцеловал жену и попытался сделать серьезный и задумчивый вид, создавая впечатление, что я серьезно раздумываю относительно предложения.

Мы прошлись по участку, который занимал около двадцати соток и был в сильном запустении. Лишь лужайка перед домом, на которой была устроена альпийская горка, говорила о том, что за ней постоянно ухаживают. Несколько крупных валунов лежали над искусственно сооруженным возвышением, в центре которого росла небольшая, но очень красивая альпийская ель. Вокруг нее были насыпаны мелкие камни, среди которых произрастали всевозможные цветы и декоративная трава. Все вместе напоминало альпийский пейзаж в миниатюре. Судя по всему, хозяин из-за своего преклонного возраста следил только за этим островком зелени.

Сразу чувствовалось, что дом старый, но добротно сделан и мог простоять еще достаточно долго. По крайней мере, на мой век его явно хватило бы.

Поэтому когда я заикнулся, что придется поистратиться, чтобы привести дом в порядок, владелец угрюмо посмотрел в сторону моей супруги, и сразу же произнес:

— Газовый котел действительно не мешало бы заменить. Завоздушивается, отчего приходится все время проверять уровень воды. А сам дом-то конечно в порядке, но вам виднее, хотя если вы всерьез намерены говорить о покупке, я готов выслушать ваши предложения.

Финансовые вопросы у нас в семье всегда решала супруга, она тут же начала перечислять приблизительные расходы на ремонт, а в конце добавила, что мы готовы купить, если сумму уменьшить на три тысячи. Кашлянув, владелец дома сказал, что согласен, после чего мы уселись на террасе за стол и стали внимательно проверять документы и обсуждать вопросы оформления покупки.

Оформление документов шло своим чередом, а мы уже праздновали покупку и лето провели на даче. Вот тут-то вскоре и выяснилось, что при сильном дожде крыша в нескольких местах протекает. Приглашенный специалист выдал вердикт, что требуется ремонт и чем быстрее, тем лучше, так как зимой, если не скидывать снег, крыша может в один прекрасный момент рухнуть. Нарисовав перед собой нелицеприятную картину последствий, мы пригорюнились, поэтому я всю зиму ездил сбрасывать снег, со всеми предосторожностями и под неусыпным взглядом и окриками жены. Зиму крышу вопреки мнению специалиста выдержала, а посему мы решили, что раз так, она продержится еще год.

Однако следующая зима выдалась снежная, и я понял, что откладывать ремонт не стоит, и весной всерьез начал решать эту проблему. К этому времени как раз приехали рабочие к соседям напротив. Мы переговорили с ними, и поскольку качество их работы и цена нас устроили, решили, что в июне начнем ремонт.

* * *

Все это промелькнуло в моей голове, и я не заметил, как ко мне подошел бригадир рабочих.

— Артем Сергеевич, тут вот чемодан на чердаке лежал, а в нем какие-то вещи и бумаги. Вы бы посмотрели, а то вдруг важные?

— Спасибо, оставьте здесь, я сейчас посмотрю.

Он поставил чемодан рядом, и добавил:

— Еже ли не нужон, вы тогда чемодан не выкидывайте. Может нам сгодится, инструмент хранить. Он вроде так ничего, и замки работают.

— Хорошо, хорошо, я в любом случае чемодан на террасе оставлю, когда все посмотрю.

— Спасибо. Кстати, мы через пару часов закончим, а когда машина за контейнером придет?

— Обещали в три забрать.

— Тады мы успеваем, — он повернулся и пошел к дому, где двое его рабочих перетаскивали к воротам, где стоял контейнер все, что осталось от крыши. Старый шифер, обрывки рубероида, полусгнившие доски и весь тот хлам, который скапливался на чердаке годами.

Маша подошла ко мне, держа в руках какие-то бутыли.

— Представляешь, на чердаке столько всякого мусора интересного оказалось, прямо барахолка на дому. Посмотри, что я решила оставить, — она поставила на землю обе бутылки.

— Ты что, собираешься гнать самогонку?

— С чего ты решил?

— Думаю, что в таких бутылях либо самогон, либо какую-нибудь наливку хранят.

— Может быть. Но мне они очень понравились. Посмотри, на одной даже клеймо сохранилось. Она возможно дореволюционная, — Маша подняла бутыль и показала место, где стояло клеймо. Я внимательно посмотрел и, улыбнувшись, произнес:

— Должен тебя разочаровать, дорогая. Эти буквы означают, скорее всего, народный комиссариат какой-то там промышленности, то ли стекольной, то ли пищевой, не могу разобрать.

— Все равно, мне они нравятся, оставлю их себе.

— Разве я против? Поставь их пока в сарай.

Маша взяла бутыли и направилась к сараю, а я, взглянул на чемодан, пододвинул его поближе и, щелкнув замками, открыл крышку.

Ничего необычного в чемодане не было. Я стал вынимать и рассматривать его содержимое. Небольшая коробочка из папье-маше, в которой лежали какие-то булавки, пуговицы и несколько катушек с нитками. Пяльцы, с натянутой на них тканью, которая была наполовину вышита незатейливым, но так и не законченным узором. Иголка с ниткой была воткнута посередине. Несколько старых открыток с нарисованными на них животными и видами городов, шляпка с вуалью и несколько тонких свечек, наподобие тех, что прихожане покупают в церкви. На самом дне чемодана лежала пачка бумаг. Листы были пробиты дыроколом и перевязаны обычной бечевкой. Я достал их и перелистал. Они были исписаны карандашом и представляли собой не то какие-то записки, не то… Я медленно перелистал их, не вчитываясь в содержимое. Листов было так много, что я вдруг подумал: «Возможно это самиздатовская переписка какого-то запрещенного в свое время автора?»

Желтоватого цвета, крайне низкого качества бумага лежала у меня в руках. Я перевернул первый, чистый лист. На втором, мелким, но достаточно разборчивым почерком было написано: «Прикосновение к любви».

— Нет, — подумал я, — вряд ли это какой-то диссидентский роман.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.