Живи как в последний день

Юдина Вера

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Живи как в последний день (Юдина Вера)

Умеем ли мы любить? Умеем ли мы искать любовь? Кто хоть раз в жизни любил без памяти и без границ, тот поймет, что страшнее потерять настоящую любовь, чем никогда ее не встретить…

Пролог.

Все случилось неожиданно. В один день я вдруг проснулась от невыносимой боли внизу живота. Мне казалось, что меня буквально разрывает изнутри. Продолжалось это несколько часов. Сначала я пыталась загасить боль таблетками, и лишь под утро, когда действие последнего обезболивающего спало, а боль не ушла, я вызвала скорую.

В больнице меня осмотрел врач, и со скорбным видом признался, что у меня редкое заболевание, название которого я не буду воспроизводить. Я была больна. Больна смертельно. Неизлечимо. И срок мой теперь зависел только от моего желания жить.

Целый день мне делали уколы и ставили капельницы, и к вечеру в моей крови кроме медикаментов наверняка ничего больше не было.

На вечернем обходе, доктор сказал мне:

- Мы сделали все что могли. Остальное зависит от тебя. Если ты переживешь эту ночь, то жить будешь, и дальше мы будем знать, как за тебя бороться.

Он ушел, а я осталась одна, со своим новым кошмаром.

Ночь. Всего одна ночь может решить мою дальнейшую судьбу. В ту ночь я не спала. Я лежала без движения, и, не отрываясь, смотрела в потолок.

Я боялась заснуть.

Боялась даже закрыть глаза.

Я хотела запомнить каждый свой момент. Я мечтала увидеть восход солнца. Я не знала, что думать о своей болезни, но знала одно, вопреки всему - я переживу эту ночь.

Так и случилось. Я дождалась восхода солнца.

Когда первые лучи прокрались в мою палату, я улыбнулась, и, собрав все свои силы подошла к окну. Каким прекрасным мне показался мир в ту самую минуту. В ту минуту жуткого отчаяния, когда я должна была принять новые правила своей жизни.

Теперь мне предстояло рассказать о моем заболевании маме. И я задумалась о своей жизни. А что у меня есть? Больше мне не с кем было делиться этой страшной правдой. У меня не было друзей, не было подруг. Я всегда гордилась своей независимостью, и только сейчас ощутила себя совершенно одинокой.

Через неделю, после изнурительного лечения я смогла поехать домой.

С этого дня началась моя новая жизнь. Жизнь в ожидании. Жизнь без надежды на будущее. Жизнь обреченная.

1. Страхи.

Итак, у моей трагедии теперь четко определились три действия.

Первое – мое рождение и жизнь до болезни.

Второе – моя болезнь и мучительные мысли которые не оставляют меня в покое, разрывают душу, и терзают ожиданием неизвестности.

А третье… Третье, к сожалению это смерть. Смерть не случайная, не внезапная, а долгожданная, словно какой-то праздник, или важное событие. Смерть страшная, в агонии и муках, но если первой моей мыслью было избежать этих мучений и приложить свою руку к облегчению, то хорошо все взвесив я поняла, что хочу насладиться каждой минутой своей жизни, пусть даже ценой этого мимолетного счастья станут невыносимые муки, сводящие с ума.

Я долгое время работаю на агентство, где пишу о давно забытых традициях: ушедших в прошлое праздниках и легендах, которые давно никто не вспоминает. В последний раз я предположила, что стелы найденные Моисеем на горе прозрения, не что иное как послание наших предков. Мой редактор был в восторге.

Существовал ли другой мир? Существовали ли другие нации и цивилизации? Мы сейчас уже не узнаем, но то что эти плиты, исписанные иероглифами были нам предупреждением - не совершать подобных ошибок, я теперь знаю точно.

Все что несет на себе информацию о прошлом, - это напоминание что мы проживаем новый цикл. Все мы когда-нибудь умрем. Над каждым из нас однажды закроется темная крышка гроба, и словно последний дождь застучат крупные комья грязи. Это жизнь, и у нее лишь один исход.

С того момента как я осознала что все дороги ведут в одном направлении, я перестала бояться. Зачем? Чего мне бояться, если рано или поздно это случится.

Как часто мы тратим время на ненужные нам дела. Как часто думает о пустяках, будто это самое важное в нашей жизни? А мне судьба дала шанс сконцентрироваться на одной только важной для себя цели – успеть! Успеть, как можно больше увидеть и познать в этой жизни.

Для начала я решилась на самое незначительное приключение. Приключение, которое просто покажет мне, смогу ли я двигаться по намеченному маршруту.

Когда мне было семь лет, меня лягнула своим огромным копытом лошадь. Деревенская кобыла, дикая и глупая, как сейчас помню этот жуткий запах исходящий от нее. Она паслась на лугу, привязанная за заднюю ногу. Отчего-то во мне вдруг проснулось желание помочь несчастной и отвязать ее. Я обошла вокруг животного, провожаемая ее преданным взглядом и обеими руками схватила за плотный узел веревки обмотанной вокруг ее длинной ноги. В тот же миг, все и случилось. Животное вдруг резко изогнулось, дернулось, воздух наполнился громким ржанием, и резким ударом копыт меня окинуло на несколько метров.

Тогда я отделалась переломом нескольких ребер, ключицы, вывихом руки от неудачного приземления. А в тот же день, когда я очнулась в больнице, во мне зародился дикий страх к этим жутким и мерзким животным. Мне было обидно до слез, я же хотела помочь! Отчего же эта скотина оказалась так неблагодарна? Теперь стоило мне только подумать о лошадях, как руки мои начинали потеть, а сердце учащенно колотилось в диком страхе.

Вот именно этот страх я и решила покорить первым. Как метафора – оседлать его верхом.

Хороших конюшен у нас не так-то много, но ехать в первую попавшуюся мне не хотелось, ведь страх перед истинным запахом этого животного, пугал меня наверно даже больше чем желание побороть сам страх.

И я занялась поисками. Я тщательно рассматривала фотографии представительниц каждой породы, пытаясь понять разницу между ними. Все они были для меня на одно лицо, злобный, отвратительный взгляд, словно не живой. Высокомерная осанка, показывающая их истинный характер. Перелистывая фотографию за фотографией, я чувствовала, как по спине моей забегали мурашки, первый признак нарастающего ужаса. Мы еще не виделись с ними в живую, а они уже вызвали во мне уйму негативных эмоций. На мгновение я сдалась, и резко захлопнув крышку компьютера, шумно выдохнула. Но в то же миг мне показалось, что это захлопнулась крышка моего гроба, и я словно одна в темноте, никого вокруг, только тишина и дикий страх. Дрожащей рукой я вновь открыла компьютер, и, остановив свой выбор на одной из конюшен, находящейся на берегу озера, в красивом парке, набрала нужные цифры.

Записав время, я положила телефон и облегченно вздохнула. Вот и положен первый камешек в фундамент моей новой жизни. Жизни, не имеющей продолжения, но от этого наполненной большим смыслом.

Утром я уже припарковалась на просторной площадке и отважно выпрямив спину подошла к конюшне. Все оказалось не так-то просто…

Едва я переоделась и подошла к своей лошади, сердце мое забилось в таком ритме, что стало трудно дышать. Казалось, что на мне одет не легкий костюм для верховой езды, а тяжелые, металлические доспехи, которые тянут меня вниз, ничком прижимая к земле.

Я не верю в бога, на то есть свои причины, о которых я расскажу позже, но в тот момент мне захотелось помолиться. Закрыв глаза, я вспомнила одну молитву, которую когда-то упоминала в своей статье. Словно ветер она зашумела в моей голове, отдаваясь гулким эхом.

«Отче наш, иже еси на небесах, да светится имя твое, да прибудет царствие твое, как на небе так и на земле».

- Аминь, - закончила я вслух и сделала этот решительный шаг.

Инструктор, державший лошадь за поводья забавно усмехнулся.

- В первый раз? – спросил он без удивления или любопытства.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.