Мистер Дж. из Лондона

Шторм Вячеслав

Жанр: Социально-философская фантастика  Фантастика  Фэнтези    Автор: Шторм Вячеслав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мистер Дж. из Лондона ( Шторм Вячеслав)

Вячеслав Шторм

Мистер Дж. из Лондона

Свободную личность, открывшую в 73-м Новый Клондайк, звали Лестер Ньюкоб. Однако куда чаще, говоря про него, употребляли эпитет «тот везучий сукин сын». Самого сволича Ньюкоба это ничуть не оскорбляло. Напротив, если разговор происходил в его присутствии, то Лестер горделиво расправлял свои длинные рыжеватые усы по моде Помпеи 40-х и уточнял: « Чертовски везучий сукин сын». И говоривший тут же соглашался, поскольку ни один сволич за последние 200 циклов не открыл новых планет и не сделал результативных заявок больше, чем Ньюкоб.

«У каждого уважающего себя сволича должна быть страсть, – говаривал он за стаканчиком домашнего виски тройной дистилляции. – Чтобы ради нее вскочить среди ночи и побежать на другой конец чертовой галактики в одном исподнем. Иначе жизнь не в радость, да и не жизнь это вовсе, а пустая перегонка пищи в дерьмо. Так вот, в моей жизни таких страстей две». Так говаривал Лестер Ньюкоб и нисколько не кривил душой.

Наверное, не было такого уголка космоса, пыль которого не покрывала многократно латанный корпус двухместного скаут-шипа «Ситка Чарли». Причем чем более диким и опасным был этот уголок, тем лучше. Раскаленные пустыни Гадеса и болота Нового Гримпена, Горы Обреченных на Гагарине-14 и непролазная тайга, окружающая бурные пороги великого озера Янга на Дубраве – он побывал всюду. И если бы кто-нибудь сказал, что сволича Ньюкоба гонит туда жажда наживы, он был бы не прав по меньшей мере на две трети. Конечно, Лестер восемь раз входил в список самых богатых своличей сектора, но куда чаще терял все, что имел. Вернувшись из очередной вылазки , как он выражался, не приобретя ничего, кроме пары новых шрамов, Ньюкоб всегда устраивал пир горой, благодаря Судьбу за то, что он по-прежнему « чертовски везучий сукин сын». А значит, будут еще вылазки и опасности, новые места и новые впечатления. В том же случае, если вылазка была отрадна для банковского счета и репутации и Ньюкоба спрашивали, отчего бы ему теперь не осесть где-нибудь, остепениться да и жить-поживать в свое удовольствие, он фыркал: «Цивилизация! Уют! Пфа, это все не для меня. Все равно что предлагать кубик чертового белкового концентрата тому, кто единожды отведал бифштекс с кровью! Нет, своличи мои, по-настоящему, без дураков живым сейчас можно почувствовать себя только там, на чертовом фронтире, зубами выгрызая у природы все положенные вам права. Как это делали герои Мистера Дж. из Лондона!»

О любимом писателе древности и по совместительству – своей второй страсти Лестер мог рассуждать часами. Он неустанно давал имена героев Мистера Дж. всему, что открывал, в результате чего краткий справочник «Герои Мистера Дж. из Лондона и достопримечательности трех галактик» издательства «ТСА Inc.» почти полгода находился в десятке бестселлеров. Он сравнивал с ними и с самим Мистером Дж. любого сколь бы то ни было примечательного человека, встреченного на своем жизненном пути. А когда кто-либо по незнанию упоминал в его присутствии Морфеуса Тротта, Изиакка Фейетса или, Разум упаси, Стефиллу Браун-Поттер, на днях получившую в тридцать второй раз «Эльбу», сволич Ньюкоб хмурился и говорил: «Пфа! Какой смысл в этих чертовых мнемо-буках? Ни подумать, ни отложить, чтобы настрогать вкуснятинки и с нею вернуться к чтению, ни представить себе героя и пейзаж по-другому, нежели автор, ни вернуться назад, чтобы перечитать еще разок понравившийся момент или выписать поразившую тебя строку! Вместо этого вы будто получаете чертов укол в мозг, и, когда приходите в себя, перед глазами уже мельтешит финальная реклама «ТСА Inc.». Нет уж, лучше выбросьте их в утилизатор вместе со всеми вашими Браун-Поттерами и почитайте нормальную книгу нормального автора!» (Разум упаси вас дважды уточнять какого!)

* * *

– Здравствуйте! Мне сказали, что здесь я смогу найти сволича Ньюкоба.

Лестер демонстративно дождался, когда красный диск Кулау коснется вершины Малыша, и только после этого обернулся к незнакомцу.

– Пфа! И кто это сказал? – громко поинтересовался он, столь же демонстративно кладя руку на кобуру с настоящим тульским «перуном» – на Новом Клондайке оружие носили открыто. А вот незнакомец, кстати, не был вооружен ничем, кроме чертовой белозубой улыбки, которую то и дело пускал в ход, будто вместо Лестера Ньюкоба перед ним сидела куколка из тех, чьи голофото (от слов «голография» и «голый» одновременно) охотно публикует журнал «Холостяк».

– Сволич Пенн с Восьмушки. Сказал, что вы в начале нового цикла собирались сюда мыть эйрос.

Незнакомец покопался в своем рюкзаке («Хм, без чертового компенсатора веса! – оценил Лестер. – Выпендривается или подлизывается?»), извлек из него серебристую фляжку и протянул собеседнику.

– Вот, просил передать с оказией, коли найду.

Сорвав пломбу, Ньюкоб отвинтил тяжелую притертую крышку фляги, а потом втянул ноздрями воздух над ее горлышком. Пахло, как он и предполагал, спиртом, настоянным на золотнянке, чаровнице, восьмилистнике и прочих семидесяти пяти чертовых компонентах легендарной «Слезы радости». Но это еще ни о чем не говорило.

– Сволич Пенн предупреждал, что вы не поверите, – в очередной раз улыбнулся незнакомец, наблюдая, как Ньюкоб навинчивает крышку обратно. – Поэтому рекомендовал напомнить: в шестьдесят восьмом на прииске Голубой Тхор счет был «три – один» в вашу пользу, – пальцы Лестера на крышке замерли. – Но на металлокерамику за этот «один» вы были вынуждены выложить почти половину из своей добычи.

– Ладно, сволич… – Ньюкоб вновь отвернул крышку, бесстрашно сделал большой глоток, выдохнул и утер неизбежные слезы рукавом.

– …Чейни, – сверкнул зубами незнакомец. – Гриффит Чейни.

И вместо того чтобы прижать кулак правой руки к сердцу, как того требовал чертов этикет, он протянул ее для рукопожатия. И хватка у него была что надо.

– …сволич Чейни, – повторил Лестер, – считай, что ты меня нашел. А вот зачем искал? В напарники, извини, не возьму – принцип.

– Знаю, – кивнул Гриффит. – Тем более что эйроса тут нынче совсем немного, вдвоем не стоит и возиться. Верно?

– Верно, – слегка озадаченно согласился Лестер, у которого странный визитер буквально с языка снял готовую фразу. Хотя не далее как вчера он намыл радужного песочка примерно на два с половиной года беспечной жизни.

Гриффит посмотрел из-под руки на Кулау, которая наполовину спряталась за широкой грудью Малыша, окрашивая его соседа в нежно-розовый.

Чертовски красиво! Уже назвали как-нибудь? – поинтересовался он, указывая на две горы.

– Само собой, – немного хрипло, ибо только что сделал новый глоток из фляги, отозвался Ньюкоб. – Этот здоровый – Малыш, а рядом…

– Смок, разумеется, – закончил за него Чейни. – Все просто и логично. Сдается мне, он еще не раз будет извергаться.

Внимательно посмотрев на визитера, Ньюкоб поднялся из плетеного кресла-качалки, которое на любой планете выращивал из вещевого зародыша сразу после ангара для «Ситки Чарли» и типового жилого модуля ( форта , пользуясь его терминологией), и вытащил из кармана упаковку полезных сигарет.

– Давай-ка покурим, сволич Чейни!

Курили в молчании. В отличие от хозяина, решившего нанести направленный удар по чертовому ревматизму (чего удивляться – годы плюс профессия, своличи мои!), гость не стал менять настройку сигареты, ограничившись стандартным общеукрепляющим эффектом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.