Украинский легион

Чуев Сергей Геннадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Украинский легион (Чуев Сергей)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Украинский национализм: вчера и сегодня

События на Украине, происходившие в конце 2004 — начале 2005 года, заставили нас с особым вниманием наблюдать за сменой власти в этой бывшей братской союзной республике. После скандальной выборной страды большинство россиян сделали вывод, что к власти в Украине пришли ярые националисты. Кое-где раздавались голоса о бандеровском реванше и «сдаче своих Кремлем». На послесоветском пространстве не без оснований с опаской стали присматриваться к действиям местных оппозиций и особенно к влиянию на них украинских «экспортеров оранжевой революции».

Ситуация на послесоветском пространстве, связанная с экспортом «демократических революций» из Грузии и Украины, для многих была откровением. Между тем при ретроспективном взгляде на исторические процессы, происходившие в Европе в конце XIX — начале XX века, становится понятно, что ничего нового здесь не изобретено.

В процессе работы мне неоднократно приходилось иметь дело с различной информацией, касающейся истории националистического движения на Украине. Так, был поднят исторический пласт, касающийся событий на Украине и в Российской империи в начале XX века. Чем больше исследовалась эта тема, тем больше казалось, что события 40–50-х годов являются повторением событий, происходивших в начале века. Те и другие чем-то напоминают картину сегодняшнего дня.

Как и много лет назад, те, кого русский историк С. Н. Щеголев называл «профессиональными украинцами», сегодня стремятся к вхождению в состав «Новой Европы». Сама идея «Новой Европы», столь возлюбленная в рейхсканцелярии, начала реализовываться не в 1941 году, а гораздо раньше, и одним из инструментов ее построения были те самые украинские националисты, проживавшие в Галичине, входившей тогда в состав Австро-Венгерской империи. Галичане рассматривались властями Австро-Венгрии и Германии в качестве передового отряда антирусской борьбы. Борьба эта велась не столько за создание «общеевропейского дома», где украинцы-западенцы играли бы роль жандармов, сколько за присоединение исконных российско-украинских земель к Австро-Венгрии и получение Германией выхода к побережью Черного моря.

Начиная с 1901 года и заканчивая годом 1956-м, когда в районах Западной Украины постепенно были истреблены последние бандеровские «общеевропейцы», галицийские националисты никогда не были силой самостоятельной. Вся история украинского националистического движения — это история работы по обслуживанию чужих интересов. Украинские интересы здесь были «постольку-поскольку». «Вот победят кайзер и цесарь [1] , и на развалинах николаевской империи взойдет солнце незалежной Украины», — мечталось им в 1914 году. «Вот победит Гитлер, и мы потребуем у него незалежной Украины», — думалось им в 1941 году. «Германия войну проиграла, но вот Англия и США с атомной бомбой не оставят камня на камне от советской тюрьмы народов», — полагали члены ОУН — УПА в 1948 году. И далее со всеми остановками — вплоть до 2005 года, когда иные кураторы создают и пестуют на галицийской закваске фундамент нового общеевропейского санитарного кордона.

Карл XII и Наполеон, турецкие султаны и Пилсудский, Гитлер и Трумэн — все они так или иначе разыгрывали «украинскую карту». Им подыгрывали Мазепы, Орлики, Чайковские, Дорошенки, Петлюры и Бандеры. Что из этого вышло — общеизвестно. Потоки крови, разруха и в лучшем случае виза в Канаду, в худшем — смерть от клопов, как в конце биографии И. Мазепы.

Самый страшный результат такой «работы» галичан — тысячи искалеченных жизней. Среди них — жизни тех, кто шел на призывы лукавых вождей, заранее озаботившихся прибежищем где-нибудь в Швейцарских Альпах.

Интерес к украинской истории и к ее «темным пятнам» в российском обществе высок. После выхода в свет моей книги «Проклятые солдаты» читатели неоднократно в своих письмах просили меня уделить больше внимания теме украинского коллаборационизма. Особый читательский интерес вызвала краткая информация по истории 14-й дивизии СС «Галичина». Некоторые письма содержали просьбу рассказать подробнее о ее боевом пути, а также о сотрудничестве Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) с немецкими военно-политическими кругами.

Писать об этом больно, поскольку речь идет не о бухгалтерском подсчете количества служивших в том или ином шума-батальоне, а о судьбах людей из искусственно разделенного ЕДИНОГО НАРОДА.

Рассказ об украинском коллаборационизме времен Второй мировой войны предваряет глава об украинском национализме и его борьбе с Российской империей в начале XX века. Эта тема в современной литературе освещена недостаточно, а тема австро-украинского геноцида русского народа в Западной Украине замалчивалась на протяжении последних 90 лет. Широкой российской общественности также мало известно о существовании созданного в Австро-Венгрии в годы Первой мировой войны концентрационного лагеря Талергоф, а также о роли клеветников и палачей, которую играли «профессиональные украинцы» из Галичины.

Вторая мировая война вдохнула новые силы в украинский национализм. Его проводники были востребованы нацистскими строителями «Новой Европы», как тридцать лет назад были востребованы кайзеровской и цесарской властями. Востребованность, однако, не означала полного доверия и игры с открытыми картами со стороны нацистов. История с Актом провозглашения Украинской державы, приведенная в данном повествовании, является показателем того истинного отношения со стороны немцев к своим галицийским помощникам.

В настоящее время мнения историков разделились: одни говорят, что украинцы из ОУН — УПА делали все, чтобы построить свою независимую государственность, и воевали как против Сталина, так и против Гитлера, другие доказывают, что против немцев националисты никогда не воевали, а были лишь послушными марионетками в руках Гитлера. На Украине опубликованы сборники документов немецких органов власти, спецслужб и органов оккупационной администрации, доказывающие, что в немецких тылах украинские националисты вели боевые действия против немцев. Другие документы доказывают, что в то же самое время и едва ли не в тех же районах УПА вела переговоры с немцами и получала от них все необходимое для ведения войны в тылах наступающих советских войск.

На Украине уже опубликованы документы, разъясняющие, как создавалась эта армия — посредством ухода в лес большинства военнослужащих вспомогательной полиции вместе с табельным оружием. Трудно поверить в то, что немецкое руководство, обладавшее разветвленным агентурно-осведомительным аппаратом, ничего не знало о готовящейся акции. Впоследствии немцы и их союзники снабжали УПА оружием, боеприпасами и продовольствием, оставляя для этой цели перед своим уходом из населенных пунктов все готовое для передачи.

Большинство командиров УПА, ее офицеров еще до начала Большой войны прошли обучение в специальных учебных заведениях германской армии и разведслужб, некоторые из них были заброшены на территорию УССР накануне начала боевых действий. Эта когорта фактически являлась кадровыми сотрудниками абвера и СД, а эта категория лиц никогда в разряд «бывших» не переходит. В УПА также основную руководящую роль играли выходцы из Галичины. Уроженцы этого «украинского Пьемонта» занимали руководящие посты, большинство их составляло Службу безпеки УПА. Уроженцы восточных областей Украины в УПА рассматривались как люди второго сорта. Анализ списков личного состава отрядов УПА, рейдировавших по Украине после Второй мировой войны, также указывает на то, что все они на 90 % состояли из уроженцев Западной Украины.

В своем последнем интервью Николай Струтинский, посвятивший много лет своей жизни борьбе с бандеровцами, утверждал, что галичане-националисты являются людьми с измененной генетической памятью. В течение шести столетий их предки были насильственным путем превращены властями Австро-Венгрии, Польши, Ватикана, Германии в галицких националистов и грекокатоликов — врагов России, славянства и православия, в своеобразных этнических мутантов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.