Форма жизни

Драу Михаэль

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Форма жизни (Драу Михаэль)

1 глава

В голове немного шумело от таблеток и курева. Казалось, вместе с тобой раскачивается весь этот старый заброшенный дом, наполненный рваными тенями, запахом плесени и чего-то прелого, наркотическим дымом и грохотом новомодной музыки, льющейся из хрипящих динамиков.

Джейк лежал на спине и лениво слушал, как его собратья по антисоциальному положению переругиваются или ржут, как сиплым прокуренным голосом стонет Милли, прыгающая на нём всем весом, как скрипит старый диван.

Секс с настоящей самкой — это истинная роскошь, не так-то легко раздобыть женщину в последние лет двадцать. Даже магнатам и политикам нелегко. А он, уличный мальчишка, наркоман и беспризорник, раздобыл. Сама прибежала, как только по трущобам разнеслась весть о том, что у Джейка завелись неплохие деньжата. Кое-кто пытался отбивать Милли и отнимать деньги, но горько пожалел об этом. Точнее даже не успел пожалеть…

Джейк криво усмехнулся, лениво затягиваясь очередной сигаретой.

— Дай-ка, — проговорила Милли, отнимая у него сигарету и тоже затягиваясь.

Джейк смотрел на неё снизу вверх. Так смешно прыгают остренькие девичьи груди… Как целлофановые мешочки с водой… Милли некрасивая. Такая же бродяжка, как сам Джейк. Возможно, никто в Оазисе, из которого она сбежала, так и не хватился подобного… экземпляра. Но Джейку она нравилась. Особенно после половины упаковки «витаминок». Мало того, что голова в облаках, так ещё и стоит. Как кол… Хорошо… Так хорошо…

— Эй, когда натрахаетесь уже? — появился в покосившемся дверном проёме Берт. — Там к тебе пришли.

— Иди на! — недовольно огрызнулся Джейк, в долю секунды выхватывая из напульсника под рукавом тонкий плоский нож и швыряя в приятеля. Разумеется, мимо. В дверной косяк совсем рядом с головой Берта. Джейк привык чуть что хвататься за нож, и это уже никого не пугало и не удивляло.

— Так что, его сюда позвать? — как ни в чём ни бывало спросил Берт, облокотившись о косяк и скрестив руки на груди.

Приятное напряжение уже сбилось, и Джейк, угрюмо спихнув с себя Милли, сел на диване, застёгивая потёртые кожаные штаны.

— Чего там за хрен припёрся? — буркнул он, откидывая с лица несколько длинных смоляных прядей и высасывая последние искорки жизни из коротенького окурка.

— Откуда я знаю? — всплеснул руками Берт. — Из этих, «виниловых»… Что, сам уже не помнишь, с кем якшаешься? Короче, я его сюда зову. На хрен он там стоит и портит нам кайф!

Берт ушёл. Джейк угрюмо вздохнул, швыряя окурок в угол. Милли, голая, горячая и ручная, сидела рядом и приглаживала сальные, давно не мытые волосы.

Через минуту в комнату, чуть пригнувшись, чтобы не удариться лбом о притолоку, вошёл странный тип, какие в изобилии крутятся рядом с ночными клубами и «стеклянными» притонами. Только и живут, что своей заунывной и жуткой музыкой, шмотками исключительно чёрного цвета, наркотиками и фетишем смерти. Тупицы ещё те!

Этот был похож на оживший манекен из какого-нибудь бутика для «виниловых» — высоченный, стройный, как кипарис, с правильным неподвижным лицом. Слишком неподвижным, пожалуй… Как и водится, весь в чёрном виниле — безрукавка на молнии, брюки, поверх них килт на массивном ремне, на ногах — бутсы по колено с кучей ремней и заклёпок, на руках — короткие перчатки. Сам белый, как лист бумаги, с синеватыми губами и лохматым гребнем белых волос по центру гладко выбритой головы. Джейк за секунду оглядел нежданного гостя, заранее прикидывая, как такого валить, если что. И мальчишку очень смутил вид длинной чёрной кобуры на поясе странного типа.

За спиной его уже толпились любопытные приятели. Не каждый день так близко можно подобраться к «виниловому» и разглядеть его.

Тем временем незнакомец пересёк комнату парой размашистых шагов и протянул Джейку чёрную блестящую визитку. Милли с любопытством уставилась на неё, хоть и не умела читать. Орнамент красивый. Крестик такой забавный.

Джейк тоже читал исключительно по слогам, и далеко не все буквы были ему знакомы. Но крестик он узнал. Кажется, это фирменный знак того заведеньица, в котором ему выдали тридцать тысяч просто за то, что он подписал какую-то бумажку. Точнее, почёркал немного в уголочке…

— Ну и чего? — спросил Джейк, возвращая визитку.

— Вам ясны были условия? — спокойно и тихо спросил «виниловый», и Джейк почему-то вздрогнул от звуков его голоса. Парнишке показалось, будто повеяло ледяным воздухом.

— Какие ещё условия? — пробурчал он.

— Срок действия контракта истекает через двадцать девять секунд, — так же ровно ответил «виниловый», проигнорировав вопрос. Потом спокойно и плавно достал из кобуры массивный пистолет с длинным широким дулом.

Джейк проследил за этим движением, немного не понимая, что происходит. Другой на его месте погиб бы, так и не поняв этого. Но Джейк выжил в трущобах с такими огромными деньгами только потому, что не пытался ничего понимать, а просто защищал свою жизнь.

Милли завизжала. Толпа панков в дверях застыла. Джейк мгновенно нырнул под локоть типу, уже метя выхваченным ножом между рёбер. Но его руку перехватила холодная гладкая ладонь, затянутая в винили. Никто не смог бы! Джейк быстрее всех в трущобах!

Холодный квадрат дула упёрся в лоб.

Милли с визгом налетела на «винилового», который за всё это время ничуть не изменился в лице, принялась кусаться и царапаться. Тот легким движением плеча сбросил с себя девчонку, как будто отмахнулся от мухи, направил на неё пистолет и выстрелил. Милли коротко вякнула, когда кровавые ошмётки внутренностей брызнули во все стороны.

Джейк уже вынесся из комнаты. Толпа приятелей замешкалась было, не успевая так быстро реагировать на бешеный темп смены событий. «Виниловый» развернулся и бросился в погоню, с такой же непринуждённостью выстрелив ещё пару раз, чтобы расчистить себе путь. Двое панков отлетели к стене, сползая по ней и оставляя за собой кровавые следы с маленькими кусочками разорванных лёгких.

Прочие бросились кто куда. Несколько парней попытались стрелять, но «виниловый» походя избавился от досадных помех. По выстрелу на человека. Пули не просто прошивали насквозь. Голова одного из панков буквально взорвалась, как спелый арбуз, разбившийся о мостовую. Всё ещё орущая музыка заглушала звуки выстрелов.

Джейк не имел огнестрельного оружия и понимал, что метание ножей не слишком-то ему поможет защититься от этого жуткого типа.

Мальчишка несся изо всех сил. Благо, таблетки помогали сконцентрироваться и с максимальной эффективностью использовать ресурсы тела. Он ни о чём не думал, только о том, что надо уйти. Оторваться. Выбежать на какую-нибудь улицу. А ещё лучше — на уровень выше. Не будет же этот тип убивать его на глазах порядочных граждан и камер наблюдения! За убийство — смертная казнь! Хотя, если уж откровенно, то за убийство порядочного гражданина, а не жителя трущоб…

За что за что за что за что…

Что он такого сделал? Он вообще не пересекался с «виниловыми»! Ну угнал пару тачек. Ну стащил пару кредиток. Но за это не убивают! И потом, суд должен вершить полицейский. А не манекен с пистолетом.

Джейк нёсся изо всех сил, чувствуя, что стоит запнуться — и ты покойник. Спина… спина… такая уязвимая спина… сейчас он выстрелит, и будет огромная дыра. Точно. Дыра. Насквозь. «Не хочу не хочу не хочу»!

Но «виниловый» не стрелял. Джейк не оглядывался проверить, оторвался он или нет. Конечно же, не оторвался. Размеренное бряцанье подковок на подошвах сапог не становится тише. Он выстрелит только один раз. Когда загонит. А сам что, не устаёт, что ли?

Джейк почувствовал, что ему сейчас станет страшно. Очень страшно. Ослабнут ноги. И он погибнет.

Мимо битых витрин, когда-то угнанных ржавых машин, завалов мусора и смердящих нищих, пару раз — сквозь толпу молодёжи с раздолбанными магнитофонами на плечах, через стоки канализации. Бежать, бежать, бежать…

Джейк чувствовал, что хочет заорать «Помогите!» Но кто ему поможет? Тем более, здесь…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.