Записки секретаря военного трибунала.

Айзенштат Яков Исаакович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Записки секретаря военного трибунала. (Айзенштат Яков)

От автора

В предлагаемой читателю книге раскрывается содержание уголовных дел, в судебном рассмотрении которых я принимал участие в качестве секретаря различных Военных трибуналов Красной армии.

Во время Второй мировой войны мне довелось служить секретарем в Военных трибуналах Ворошиловградского гарнизона (Украина, Донбасс) и 12-й армии Южного фронта, Туапсинского оборонительного района и Черноморской группы войск, кавалерийского корпуса, 36-го района авиационного базирования 5-й Воздушной армии, Армавирского гарнизона Северо-Кавказского фронта, Воронежского военного округа, Московского гарнизона и Московского военного округа.

Военная служба секретарем, а не членом Военного трибунала была связана с тем, что я не был членом партии. Партийность была непременным условием для назначения членом или председателем Военного трибунала. Одного только имевшегося у меня к тому времени законченного высшего юридического образования было недостаточно.

Служба в должности секретаря Военного трибунала вела к тому, что, участвуя в судебном рассмотрении дел, я не имел отношения к вынесению приговоров. Это позволяет в предлагаемой читателю книге объективно, как бы со стороны, излагать содержание веек трибунальских дел и вынесенных по ним приговоров.

Служба в Военных трибуналах Действующей армии предоставила мне возможность ознакомиться с изнанкой войны, с такими событиями, о которых никто и никогда не писал.

Не удивительно, что эти события не освещались в советской печати. Но и в печати свободного мира нет даже упоминаний о многих из них. Такими событиями явились, например, чекистская операция, проведенная сталинским приспешником Берия в 1943 году на Кубани, завершившаяся расстрелом тысяч людей, или акция по уничтожению 315 евреев в станице Успенской Краснодарского края, проведенная начальником волостной полиции Ветровым в 1942 году.

Но написана предлагаемая книга не только для того, чтобы рассказать об этих отдельных событиях. Оказавшись в конце 1982 года на Западе, я убедился в том, что мир вообще не знает правды о деятельности Военных трибуналов Красной армии, о том, как расстрел превратился в этих военных судах практически в единственную меру наказания, о том, как и за что трибунальская юстиция осуждала на смерть тысячи людей.

Если бы мир не потерял способности удивляться, он должен бы ужаснуться, узнав, какое число людей казнено по приговорам Военных трибуналов Красной армии во время Второй мировой войны.

Я не знаю точного числа расстрелянных, повешенных и не уверен, смогут ли будущие историки, если они и получат доступ к трибунальским архивам, установить общее число казненных.

Я могу свидетельствовать лишь о том, что число казненных определяется многими тысячами. Среди них виновные и невиновные, боевые солдаты и офицеры, храбро сражавшиеся с врагом, женщины и мужчины, проживавшие на оккупированной немцами территории СССР.

Известно, что военные суды и в других армиях и на других войнах не отличались мягкостью, а были чрезвычайными органами, щедрыми на репрессии. Но все это не идет ни в какое сравнение с практикой Военных трибуналов Красной армии.

В чем причина беспримерных масштабов уничтожения людей по приговорам Военных трибуналов именно Красной армии во время Второй мировой войны? Война, как писал Карл Клаузевиц, является продолжением политики другими средствами. Годы советской власти, годы сталинской диктатуры и особенно страшные 1937 и 1938 годы привели к тому, что человеческая жизнь в СССР не стоила и гроша. В Военные трибуналы Действующей армии в 1941 году пришли в значительном числе судьи, принимавшие участие в массовых репрессиях 1937 и 1938 годов в качестве членов гражданских судов, трибуналов, спецколлегий областных и краевых судов, троек, особых совещаний. Одев фронтовую военную форму, они не только получили возможность продолжать тот сталинский террор, в котором они участвовали в мирное время, но и расширить его во фронтовых условиях, где человеческая жизнь стала стоить еще меньше.

Конечно, не все члены Военных трибуналов были такими. Некоторые стремились выносить справедливые приговоры. Но для судей сталинской выучки сложилась особо благоприятная обстановка.

Гибель на советско-германском фронте многих сотен тысяч людей из-за ошибочных действий Верховного и местного командования, вынужденные громадные боевые потери живой силы в боях с немцами, смерть миллионов советских военнопленных в немецких лагерях по вине Гитлера и Сталина, частые случаи гибели советских солдат и офицеров из-за различных непредвиденных военных обстоятельств, нарушения правил несения службы и правил обращения с боевой техникой — всё это укрепило в таких людях убежденность в том, что человеческая жизнь ничего не стоит.

Кроме того, в условиях фронта, когда каждый готов в любой момент встретить смерть, смертный приговор выслушивался часто относительно спокойно, не вызывая того ужаса, какой он вызвал бы в мирное время, в спокойной обстановке, когда смерть не стоит у порога. Даже если исходить из того, что смертная казнь допустима, Военные трибуналы Красной армии применяли ее на фронте часто без надобности, без достаточных оснований, как меру общего устрашения.

В отступлении советских войск 1941–1942 годов было виновно прежде всего Верховное Главнокомандование, виноват Сталин. А ответственность за отступление он возлагал на командиров и комиссаров отступающих соединений и в своем приказе № 227 от 28 июля 1942 года грозил им разжалованием и военным судом. Это была не пустая угроза. Тысячи доблестных офицеров и десятки генералов, не виновных ни в чем, были расстреляны Военными трибуналами в соответствии с этим сталинским приказом.

Расстрел для Военных трибуналов Действующей армии стал повседневной мерой наказания. К этой мере с апреля 1943 года прибавилась еще одна мера наказания — смертная казнь через повешение. Она была введена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «0 мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников».

Часто войска не имели связи с тылом и приговаривать к лишению свободы вообще нельзя было. Осужденного к такой мере наказания некуда было отправлять для отбытия наказания. Поэтому можно было приговаривать либо к смертной казни, либо к штрафному батальону. Отправка в штрафной батальон подчас была равносильна смертной казни, ибо штрафные батальоны бросали на самые опасные участки фронта. Приговоры к расстрелу часто приводились в исполнение на передовых позициях, на глазах товарищей по оружию.

Известно и немало случаев, когда приговоренные Военным трибуналом к смерти, в ожидании утверждения приговора, следовали в боевых порядках пехоты или других родов войск, принимали активное участие в боевых действиях и за ратные подвиги освобождались от сурового наказания, грозившего им. Пока человек жив, он всегда может надеяться на спасение, даже приговоренный к смерти. Часто приходилось наблюдать на фронте радость и удовлетворение осужденных к расстрелу, когда Военный совет армии или командование дивизии не утверждало смертный приговор, и они избавлялись от непосредственной угрозы смерти. В бою, даже в тяжком, даже в составе штрафного батальона, всегда у человека сохраняется надежда остаться в живых.

Будучи доктором юридических наук, я на протяжении почти полувека занятий юридической практикой и юридической наукой неоднократно возвращался мыслями к проблеме смертной казни. Как и многие другие юристы, я глубоко убежден в том, что смертная казнь должна быть исключена из уголовных кодексов всех государств мира. Она не нужна и на войне. Тяжесть наказания никогда и нигде не содействовала ликвидации какого-либо вида преступлений. Не содействовала этому и такая исключительная мера наказания, как смертная казнь. Причины совершения любого преступления чрезвычайно сложны, и для ликвидации преступлений нужны многие социальные меры, нужна неотвратимость наказания, а строгость наказания ничего не дает. Однако в условиях ожесточения военного времени и боевой обстановки смертная казнь часто воспринималась многими как заслуженная и справедливая кара.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.