Итоги № 26 (2013)

Итоги Итоги Журнал

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Итоги Итоги Журнал   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Больше, чем поэт / Политика и экономика / Профиль

Больше, чем поэт

Политика и экономика Профиль

Алексей Улюкаев: от либерального кружка до семи кругов экономического ада

 

«Улюкаев больше понимает современную экономику. Белоусов вполне грамотный человек, но он немного преувеличивает роль государства», — прокомментировал кадровую рокировку Алексей Кудрин. Понимать-то он понимает. Но оттого новому назначенцу и не позавидуешь: наследство министр получает незавидное. Хотя кто сказал, что на жизненном пути Алексея Валентиновича Улюкаева случались дороги протореннее и легче? Его трудовую книжку украшают должности, которые синекурой не назовешь: советник правительства, замдиректора Института экономики переходного периода, депутат, первый замминистра финансов, первый зампред ЦБ. Вот и теперь, когда в середине апреля получил предложение возглавить Минэкономразвития, Улюкаев «и тридцати секунд не думал», сразу согласился. Что ж, Улюкаев — признанный и востребованный профи. И жизнь посвятил — прямо по Энгельсу — семье, частной собственности и государству.

Частная собственность

Экономистов у нас принято разделять на чистых и нечистых, интервенционистов и монетаристов, государственников и либералов, ну и, конечно, на модернизаторов и консерваторов. Вот и теперь заговорили, что, мол, Улюкаев, упертый борец с инфляцией, должен наступить на горло собственной песне и подхлестывать экономический рост, а Набиуллина — как раз наоборот. А рассудит их Кремль. Как там оно пойдет в Центральном банке — тема отдельного разговора. А вот новый шеф Минэкономразвития ни в какие рамки не укладывается: «Мы все и модернизаторы, и консерваторы. У кого-то чуть больше перца, у кого-то чуть больше соли».

Соли и перца на столешнице 80-х, из которых, собственно, и вышла гайдаровская команда, хватало с избытком. Судите сами. Экономический факультет МГУ. Александр Шохин, Геннадий Меликьян — 74-го года выпуска. Андрей Нечаев, Сергей Игнатьев — 75-го. Петр Авен — 77-го. Егор Гайдар, Александр Жуков — 78-го. Андрей Костин, Ярослав Кузьминов, Алексей Улюкаев выпустились в 79-м. Старший товарищ Сергей Дубинин, будущий глава ЦБ, был у них начальником курса. Кто они? Либералы, государственники или монетаристы? Как писал поэт Улюкаев, «мы шли к отеческим гробам, а тут бедлам...».

«Наше поколение... Мы понимали, что можно чего-то добиться, но еще не очень осознавали, чего именно. Книжки ведь как читали? В спецхран записываешься и работаешь над темой «критика буржуазных теорий», а сам эти теории штудируешь. Люди, которые были до нас, они тоже книжки читали, но для собственного удовольствия — интересно! — а мы их изучали с каким-то еще неявным посылом на то, как это можно будет применить. А дальше начали искать себе подобных и общаться», — расcказывал Алексей Валентинович «Итогам».

Легенда (впрочем, всеми подтвержденная) четко определяет время и место, когда брожение в неорганизованных умах молодых экономистов достигло точки кипения: октябрь 1979 года, под Ленинградом встретились на картошке трое молодых научных сотрудников — Анатолий Чубайс, Григорий Глазков и Юрий Ярмагаев. Поговорили о судьбах экономики, о частной собственности и государстве. Потом к ним присоединились еще двое. Это были Михаил Дмитриев (ныне президент Центра стратегических разработок) и Сергей Игнатьев (теперь уже экс-глава ЦБ РФ). Образовалось что-то вроде питерского кружка. Впрочем, тут наш герой делает ремарку: люди в Ленинграде собрались в равной степени замечательные, но совершенно разные по бэкграунду (вот оно — соль и перец!), так что говорить о монолитном экономическом кружке вряд ли можно. Но ведь не в этом дело! Сама жизнь стремительно сближала думающую молодежь двух столиц.

Москвич Улюкаев окончил аспирантуру, защитился, преподавал в МИСИ, стал доцентом, но хотелось чего-то нового. А рядом мысль бурлила — в Институте экономики, в ЦЭМИ, в НИИ системных исследований, в Институте экономики и прогнозирования научно-технического прогресса. Егор Гайдар работал там ведущим научным сотрудником. В МГУ Алексей с Егором были только шапочно знакомы. Более плотное общение, а потом и дружба начались в 1982—1983 годах. «Уже на очень ранней стадии было заметно, что Гайдар на голову всех нас выше и лучше! Он знал все!» — говорит Улюкаев.

К 1987 году этаким неформальным штабом будущих реформаторов стал вполне себе правоверный журнал «Коммунист», куда перешел работать Гайдар, а вскоре перетащил туда и Улюкаева. Не пели молодые революционеры шепотом «Марсельезу», не заучивали явки-пароли — на излете застоя уже многое было можно. Интересовало другое: может ли рынок товаров существовать отдельно от рынка капиталов? Или чем отличается югославская модель приватизации от польской? Гайдар и Улюкаев слыли сильными теоретиками. Сергей Игнатьев, по признанию коллег, блестяще понимал суть денежной политики. Петр Авен, работавший в Австрии в Международном институте прикладного системного анализа, привнес западных веяний... С питерскими впервые сошлись на семинаре на озере Вуокса в 1986 году. Там, кстати, Улюкаев познакомился с Кудриным. «Мы уже верили, что этот общественный строй не устоит, но о том, что мы будем не на обочине, а в эпицентре, никто не думал. А круг участников наших семинаров практически пофамильно совпадает с составом гайдаровского и последующих правительств», — вспоминает Алексей Улюкаев.

Ощущение того, что «пора брать власть», пришло на излете восьмидесятых. И тогда же стало ясно, что кроме «семинаристов» сделать это попросту некому. Уже в июле 1991 года был создан Международный центр исследований экономических реформ, Улюкаев стал заместителем директора. (Там, кстати, работал и Сергей Глазьев, в то время до краев наполненный либеральным перцем.)

Как вышло, что выбор Бориса Николаевича пал именно на них? «Геннадий Бурбулис, в то время госсекретарь, был Ельцину очень близким человеком. А Леше Головкову доверял Бурбулис. В свою очередь, Алексей был и наш товарищ. А в 1990 году Головкова взяли в аппарат Верховного Совета РСФСР, где он стал советником Бурбулиса. Вот такая схема!» — поясняет Улюкаев.

В ноябре 91-го наш герой стал экономическим советником правительства. В июне следующего года возглавил группу советников председателя правительства. В конце 1993 — начале 1994-го он — помощник первого зампреда правительства РФ... Уход Гайдара стал решающим для жизненной колеи Алексея Улюкаева. Оба вернулись в науку. А наш герой «от безысходности» даже занялся партстроительством. В апреле 1995 года возглавил московскую организацию ДВР, но в феврале 97-го с легкой душой подал в отставку, передав бразды Сергею Юшенкову. Пришлось и в выборах участвовать. Сначала от ДВР, потом от СПС...

Но все вернулось на круги своя. В правительство Улюкаев пришел по путинскому призыву в мае 2000 года. Став министром финансов, Кудрин пролоббировал его в первые замы: работая в Институте экономики переходного периода, Улюкаев плотно сотрудничал с Минфином, писал аналитические записки. В министерстве курировал межбюджетные отношения, бюджетную политику расходов, финансирование отраслей народного хозяйства, госаппарата, а также оборонного комплекса и правоохранительных органов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.