Гуманная мизантропия

Силаев Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гуманная мизантропия (Силаев Александр)ThankYou.ru: Александр Силаев «Гуманная мизантропия»

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Благодарю», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

Глава 1

Социология как донос

К новой книжке Пелевина, ее не читав

Кто-то сказал «Россия — рай для писателей, но ад для читателей». Когда бы это не сказано, мало что изменилось. И для публициста тоже — рай (кто бы только его читал, кроме других публицистов, хотя бы потенциальных). Ибо страна сплошной видимости, дыр и завес — мишень как ничто иное. Ну вот создали в Красноярске «милицию общественной нравственности», она же полиция нравов, и она немедленно занялась… разумеется, сутенерством в крупных масштабах.

И везде как-то так. Написано на двери «университет», а по сути «учеба» в нем — занятие для молодежи такой законченной, что даже пирожками торговать не возьмут. Лучшим студентом моей последний группы был молодой человек, отработавший до того слесарем на заводе, что научило его кое-какой сообразительности и порядочности человеческой — на фоне иных (такие вузы не все, но большая часть в сегодняшней РФ). Парламенты не парламенты, милиция не милиция, вузы не вузы, и т. д.

А что? Вот я и говорю — рай для настоящего социолога, для писателя: просто давать имена. Не обзывать, а попросту называть, хотя такое называние много оскорбительней «обзывания».

Впрочем, еще одно условие называния как деятельности: должна быть группка людей, чувствительных к ситуации. Которая разделит художественным штилем оформленное переживание-рефлексию по этому поводу… Хотя ситуация — сдается мне — рано или поздно схавает эту группку.

И будет просто ад для читателей.

Мировое страдание и Россия

«Страдающий гедонист» как тип, постепенно становящийся доминирующим в мире. Чем страна «развитее-цивилизованнее», тем их больше. Лишение того, к чему стремишься более всего — «кайфа» в его разных вариациях — пропорционально стремлению. В России гедонисты не так уж несчастны, а самые несчастные вовсе не гедонисты? Ну, значит, наше счастье. Мы еще не «интегрировались в мировое сообщество», правильно нас костерят… ну ничего, интегрируемся.

«Маскировка»

Можно написать повесть о тайном ордене «маскировщиков», выдающих Россию за страну с культурой общества потребления, за страну богатую, за «постиндустриализм». И получится, что в заговоре — участвуют все. Миллионы, десятки миллионов бедных — с устройством картины мира, как у преуспевающих…

Абсолютный Дух и шпана

Абсолютный Дух, если вспомнить Гегеля, не чурается приколов и делает свои дела чем под руку подвернется. И глаголет он посредством вполне случайных персон (того же Гегеля). И вот такая сценка, где Абсолютный Дух выразился посредством одного гопника… Было несколько лет назад…

Значит, идут из леса ролевики. Навстречу гопники. «Здорово, — говорят, — сейчас будем вас пиздить». — «За что?». И потрясающий ответ: «За что? Не девятнадцатый век на дворе, чтобы за что-то…». Ролевики тогда — ребята нехилые — отмахались.

Может, зря я — Духа-то приплел?

Но чего-то подсказывает, что сворачивание модерна, логоцетризма, гуманизма и весь новый дивный мир — кончатся тотальной мировой гопой. Переиначивая Портоса: «мы пиздим, потому что мы пиздим».

1990-е, 2000-е и «подрастающая интеллигенция»

Я сейчас не столько о «политическом выборе» и даже «мировоззрении», сколь о мироощущении, которое это дело, хочешь не хочешь, фундирует. Говоримое касается некоторых людей приблизительно моего года рождения… Вот парадоксина: жизнь вроде стала лучше, а жить стало хуже. Социально-экономические условия (в стране больше денег), технические условия (интернет, возрождение книгоиздания) — тебе способствуют, а злобишься как-то больше. Публицист Митя Ольшанский — ровесник мой — дописался до того, что хочет разгромленных бутиков, сожженных кабаков и черных проемов окон на месте гипермаркетов и киноцентров, бомжей хочет и водяры из ларька, т. е. разруху а ля 1990 год, раз уж социализм с человеческим лицом невозможен… И где-то на уровне чувств я, грешным делом, солидарен. Я бы не сказал про «черные проемы окон», но мне близко то бессознательное.

Примерно такая метафора. 1990-е годы. Плывешь на лайнере. Тебе говорят: через недельку мы все ебнемся и потонем. А может, не потонем. Может, в небо взлетим и улетим на Альфа Центавру и заживем невиданной жизнью. Хрен его знает. Ибо очевидный КРИЗИС. И большое вероятие, что все-таки ебнемся. Но скучно не будет. Сейчас наш боцман раздаст всем по ящику водки и по мешку травы, на капитанском мостике с 16.00 до 20.00 выступают с познавательными лекциями божьи ангелы, в каюте номер 15 исполняются все желания, на нижней палубе все трахаются, а 5 шлюпок будут разыграны в веселую лотерею без всяких правил. У-ля-ля. Общий диагноз: кайфовня в ожидании апокалипсиса.

2000-е годы. Плывешь на лайнере. Тебе говорят: возможно, мы таки ебнемся и потонем, а может, куда-нибудь приплывем, в любом случае плыть будет некоторое время. Плыть будем, как сейчас. Вот каюты первого, второго и третьего класса, вот их уровень обслуживания. И самое главное сейчас — обустройство каюты. И ты понимаешь, что люди твоего типа на этом лайнере явно лишние, перевозить их будут в трюме по великой милости, и повышение класса твоего размещения — только ценой более-менее сильного самопредательства (в принципе, тебя могут поднять даже до первого класса — но это ты должен отпилить себе ухо, оттяпать пальцы и еще кастрировать).

В каком случае — первом или втором — хреновее-то?

Еще раз — я именно про бессознательное.

1990-е годы — если по уму — были годами триумфа старой номенклатуры и ее новой обслуги, но воспринимались как лотерея и карнавал, когда непонятно, «чье время сейчас пришло», его мог праздновать и бандит, и творческая интеллигенция.

2000-е годы — бандитов и сильно творческих равно подвинули, и вполне понятно, чье время. И если 1990-е позиционировались как «кризис» (а кризис в некотором роде всегда весело, и всегда обнадеживает), то 2000-е косят под «стабилизацию».

А что может быть противнее, чем «стабилизация» без тебя, вне твоих интересов?

Властители дум

Гейдар Джемаль пишет, что Антрихрист придет из Агарти или из Шамбалы, будет скорее всего тибетцем и ведантистом. Дело не за горами: «мировая суперэлита уже вошла с ним в контакт».

Александр Дугин пишет, что мировая история — не более чем война Ордена Мертвой Головы с Орденом Живого Сердца. Первые придумали рабовладение, деградировавшее в капитализм, а вторые феодализм, падший до социализма.

Много чего пишут — от Рене Генона до Евгения Головина.

Но я, собственно, не о том.

Вроде бы тексты входят в одну ясно дело какую совокупность, но… одни мне читать интересно, а другие нет.

Явно интересен Джемаль, и не интересен Дугин. Интересен Галковский. Не интересен Головин. Интересен Освальд Шпенглер, а Рене Генон, Юлиус Эвола и прочая консервативная революция — скукотень. Рерих, Блаватская — скукотень. Кастанеда таким не казался (не знаю, как сейчас, но лет восемь назад, когда читал — не казался).

Я понял, по какому критерию я сужу. По сугубо литературному. В мире оформлен вполне правомерный жанр, сильный, перспективный — антинаучная фантастика. Есть фэнтези, но оно просто «вненаучное», оно сразу снимает с себя онтологические притязания (не беря в расчет публику, полагающую, что Толкиен многое переврал).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.