В поисках мира

Волк Анастасия Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В поисках мира (Волк Анастасия)

Часть 1

Вода и земля

Глава 1

Лирис лежала на небольшой полянке рядом с крутым обрывом и, заложив руки за голову, любовалась небом. Точнее не так — она смотрела на то, как в воздухе танцуют ифы — маленький стихийный народец, состоящий из магии и ветра. Они были не видны почти всем людям и даже большей части магов, однако тем, кого на древнем языке назвали ньяри — дети мира, они показывались во всей красоте. Лирис была молодой и весьма хорошенькой девушкой с пепельными, почти белыми волосами, чуть тронутой загаром кожей и правильными чертами лица. Однако истинную притягательность ее внешности давали изумительные глаза разных цветов — правый ее был яркого зеленого оттенка, а левый — сине-голубого цвета. Во всем остальном девушка была вполне обычным человеком — среднего роста, крепко сложенной и при всем этом — почти плоской, что ее не смущало и весьма часто спасало в затруднительных путешествиях. Собственно по внешнему виду это было тяжело понять, но Лирис была уже давно не девочкой, а взрослой пятидесяти трех летней женщиной, просто ньяри всегда выглядели на тот возраст, на который хотели выглядеть и не умирали от стрости никогда. Если же их дух уставал от жизни, они просто уходили в стихии — разделяя свою сущность между сразу четырьмя или срастаясь с одной конкретной. Лирис часто думала о том, что она могла бы стать деревом (сосной и ничем другим — ей так хотелось смотреть поверх леса и, чтобы никто не ломал ее ветки, дотянувшись рукой), или камнем и лежать рядом с быстрой рекой, находя смерть в ее волнах, точащих гладкую поверхность. А можно было уйти и стать этой самой речкой, заманивая отмелями или тихими заводями людей, чтобы резко утащить их, едва они ступят в основное течение. Но была одна проблема — Лирис было тяжело представить как это — лишится полностью того разума, что свойственного человеку. Девушка много раз сплеталась с той или иной стихией в медитации и знала, что они ощущают, но каждый раз, поверх этого знания, ложилось ее собственное. Это было и даром и проклятьем для ньяри и главным ее отличием от других представителей этой расы.

От мыслей девушку отвлекли чьи-то тихие шаги. Лирис скосила один глаз, уже понимая, что ей не удастся нормально отдохнуть в этот день. Рядом с ней, на расстоянии в пять метров, стоял лесной гном. Девушку всегда удивляло сколько разных существ называют этим словом — от вполне рослых и бородатых воинов до вот таких — тридцати сантиметровых малышей в конических колпаках, под которыми они прятали свои магические золотые монетки, в башмаках с бубенчиками и палочками из корней того или иного дерева в руках. Кстати бород или длинных волос у этих созданий почти не было — чуть-чуть только.

— Златого утра вам, господин, — Лирис была хорошо воспитана и потому села, слегка склоняя голову в уважительном поклоне. Нагрубить она всегда успеет, а вот хорошее отношение можно либо сразу получить, либо сразу полностью потерять.

— И вам того же, дитя, — гному явно понравилось отношение к своей персоне и тот даже слегка склонился в ответ — что было просто неслыханно по меркам этой расы.

— Я мешаю вам тем, что лежу тут, или есть то, в чем я могу помочь? — девушка подавила любой четкий словесный мыслительный процесс, зная, что такие существа могут быть наделены магией чтения, а Лирис обычно о гадостях думала спонтанно и в самый неподходящий момент.

Гном растерялся. Он явно не понимал кто перед ним, хотя чувствовал магию. Собственно, скорее всего маленький и гордый лесной житель показался для того, чтобы поиграть с глупым человеком, однако просчитался и теперь не знал, как поступить.

Думающий гном — опасный гном. Лирис вообще не любила, когда собеседник, наделенный опасной магией, что-то обдумывает на ее, Лирисен, счет.

— Хотите медовухи? — ньяри с улыбкой отстегнула с пояса небольшой кожаный бурдюк и начала рыться в сумке, — у меня еще пряники есть и орехи в сахаре. Знаете, я никогда в этих краях не встречала хранителей земли, не откажитесь, разделить со мной не богатую, но все-таки трапезу?

И тут Лирис достала маленький, как раз под гнома, набор посуды, чем просто добила и без того смущенного человечка.

— Ох, девонька, совсем ты меня затесняла, — пробормотал он, аккуратно беря чашку и глубокую тарелку, — я таких как ты давно не видел.

— А какие чаще всего встречаются?

Лирис разлила медовуху по двум чашкам, разрезала на удобные кусочки пряник и положила немного сахарных орехов на большую тарелку, невесть как поместившуюся в походную сумку.

— Наглые, хамоватые и не уважающие магию, — гном сел напротив Лирис и, взяв кусок пряника еще раз глубоко вздохнул, — спасибо за угощение, только вот кто ты? Ну не поверю я, что ты просто человек. У них даже среди магов не осталось тех, кто истинных почитает. Все больше на опыты ловят, да на зелья всякие пускают.

— Давайте так, господин, — Лирис сделала глоток медовухи, все так же стараясь подавлять любые мысли в голове. Точнее подавлять их словестную форму — чтобы уловить образы, нужно быть старейшим, а гном таким не был, — я вам свое имя и свою суть назову, но и вы мне ответите тем же.

— А чего ж не ответить, отвечу, — гном уже допил содержимое чашки и девушка налила ему еще, представляя себе нового знакомого в пьяном виде. Самое интересное — все они спорят на тему того, что не напиваются. А между прочем девушка даже прудовых жабников умудрилась напоить в свое время настойкой на клюкве — просто к каждому свой подход нужен и свой алкоголь.

— Зовут меня Лэйриолис, что переводится как…

— Единение разного, — закончил за нее гном, — и получается, что ты у нас…

— Ньяри, — теперь уже закончила фразу девушка и улыбнулась опешившему существу, — но полным именем я только вот в такие моменты пользуюсь, а обычно называюсь Лирис — не всем нужно знать, кто я [1] .

— Да уж, мало вашего рода осталось, а рождается еще меньше. Сколько тебе?

— Пятьдесят три.

— Молодая совсем, — гном похрустел орехом и снова сделал глоток медовухи, — родителей своих знаешь?

— Маму знала, отец давно погиб — когда она еще беременна была. Звали ее Амаинтин, сколько могла растила, учила, но когда мене совершеннолетие по нашим меркам, а именно пятнадцать, исполнилось — ушла в стихию огня, вслед за отцом. [2]

— Вооот, на двух старейших один ребенок, — гном грустно вздохнул, — а между тем, вы ведь силой великой всегда были — на вас же ни одна магия стихийная не действует, и защиты от вас никакой. Но это ведь и подвело в конечном счете — не злой ваш народ, многие первый раз убили, когда охота началась, а до этого никого и пальцем не трогали.

— Мне можешь не рассказывать, — Лирис грустно улыбнулась, — если бы тогда духи мира не взбунтовались и не перекрыли стихийным магам силы полностью, возможно не сидела бы я сейчас здесь. Смешно, а ведь теперь я что-то типа редкого животного — любоваться с безопасного расстояния, пальцы в клетку не совать, домой не приводить.

— Вот как ты в нашем лесу оказалась, — понял гном, — ты город людской обходишь…

— Ну да — нам в большую часть нет входа. Все боятся, что за кровь пойдем мстить. Ну да ладно — самого-то тебя как зовут?

— Геолир, — гном снова слегка поклонился, — может пойдем тогда к нам пока? Думаю все будут рады такому визиту.

— Нет, у меня время ограниченно. Тут где-то в лесу озеро есть, поговаривают, что туда кельпи повадился ходить. Слышал о таком?

— Слышал, — кивнул гном, — только зачем тебе это? Твари подобные очень опасны, да и мы тебе тут не помощь — гномы лесные ему на один зуб и не побрезгует.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.