Маннергейм

Власов Леонид Васильевич

Серия: Жизнь замечательных людей [913]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маннергейм (Власов Леонид)

Л. В. Власов

Маннергейм

ОТ АВТОРА

Личность Карла Густава Эмиля Маннергейма — блестящего военного стратега, незаурядного политического деятеля — уникальна в своей непохожести на судьбу других выдающихся людей XX века.

Его национальную принадлежность точно определить невозможно. Он был сыном всей Северной Европы.

Маннергейм оставил неизгладимый след не только в мировой истории и истории Финляндии, но и в боевом прошлом русской армии.

Санкт-Петербург, где прошли годы становления Густава Маннергейма, как человека, офицера и политика, сформировал его волю, настойчивость, военный и научный опыт, аристократическую культуру и великолепный вкус, который оценили художники В. Серов, Н. Сверчков и А. Галлен-Каллела. И барон на разных этапах своей долгой 83-летней жизни называл Петербург не иначе как «мой город», с большой теплотой вспоминая те места, где проходили светлые и темные дни его 17-летней столичной жизни.

В Русско-японскую войну командир кавалерийского дивизиона подполковник барон Густав Карлович Маннергейм за беспримерную личную храбрость в боях у Мукдена получил звание полковника.

В 1906–1908 годах он возглавил военно-стратегическую экспедицию Генерального штаба России из Средней в Центральную Азию, проехав верхом на лошади более 14 тысяч километров, нанеся на карту 3087 объектов. Секретный отчет Маннергейма с результатами экспедиции лег в основу реформ в армии и внешней политики России.

В первые дни мировой войны 1914–1918 годов он, командуя Отдельной гвардейской кавалерийской бригадой на Юго-Западном фронте, прикрыл от врага у польского города Красник развертывание 4-й русской армии, за что одним из первых русских генералов был награжден золотым Георгиевским оружием.

В тяжелых боях в районе польского города Климентов, где немцы в три раза превосходили силы русских, бригада генерал-майора Маннергейма спасла от окружения полки гвардейской пехоты. Эти действия были отмечены крестом Святого Георгия 4-й степени. Достойно пройдя сквозь сражения Первой мировой войны, Маннергейм стал кавалером всех русских боевых орденов с мечами и бантами, проявив себя как умный и дальновидный полководец.

Этапы боевого пути знаменитой 12-й кавалерийской дивизии, а позднее и 6-го кавалерийского корпуса, которыми командовал генерал-лейтенант Густав Карлович Маннергейм, золотом вписаны в историю Первой мировой войны.

Развал русской армии в 1917 году стал для генерала-монархиста тяжелой травмой, а события октября того же года привели к возвращению в Финляндию и враждебному отношению к новому большевистскому строю в России. Однако Маннергейм был редким человеком, который в зависимости от политической конъюнктуры не менял своих взглядов и привязанностей. Он никогда не забывал свою вторую родину, Россию, подчеркивая, что воевал не против русских, а против большевиков, за что Л. З. Мехлис объявил его «недобитым врагом Советского Союза».

В отличие от финских политиков-радикалов генерал Маннергейм, будучи антикоммунистом, был осмотрительным человеком, далеким от политического авантюризма. Он прекрасно понимал, что Россию и русских нельзя оскорблять, пробуждать в них подозрительность, испытывать их терпение. Он знал Россию как никто другой в Финляндии, однако все его реалистичные заявления и предложения оставались гласом вопиющего в пустыне. В этой сложной ситуации генерал избежал соблазна установить в Финляндии личную диктатуру «сильной руки», как это было в Италии и Германии.

Несмотря на неодобрительное отношение правительства страны и своего окружения, Маннергейм был одним из организаторов Дней русской культуры, поддерживал деятельность русской колонии, был ее критиком и защитником в дни яростной русофобии. Маннергейм, случайно не попавший на выставку Рериха в Хельсинки, прислал ему сердечные пожелания успехов и здоровья. Многие годы генерал очень огорчался, что не мог познакомиться с Репиным и не воспользовался предложением художника Галлен-Каллела поехать к Илье Ефимовичу в Куоккалу.

В 1939 году фельдмаршал Маннергейм, понимая, что скоро грянет военный конфликт с СССР, информировал об этом президента и правительство, но никто не желал его слушать, считая эти предупреждения «бредом старого человека». Однако Советско-финская война все расставила по своим местам.

Неудачи Красной армии и ее огромные потери в первый период военных действий обернулись грязной пропагандистской кампанией против Маннергейма, его называли злейшим врагом, кровавым палачом, царским сатрапом и т. п.

Фельдмаршал, воспитанный на лучших традициях старой русской армии, уважал чуждые ему идеи противника. Он запретил в листовках и радиопередачах унижать и оскорблять советских маршалов и командармов, хотя они и были агрессорами.

Маннергейм, отмечая стойкость и мужество своих солдат и офицеров, не забывал сказать доброе слово о командирах и бойцах Красной армии.

Весной 1941 года, когда Европа была расколота на два воюющих лагеря, фельдмаршал Маннергейм, не получив ответа на свое личное письмо Сталину, соглашается с мнением финского правительства принять сторону сильнейшего, а ею в то время была Германия.

Однако это был дипломатический маневр Маннергейма, а не реальный военный блок, чтобы вернуть территории, захваченные в 1940 году Советским Союзом. Мало кто знает, что фельдмаршал устно, чтобы не узнали «союзники по блоку», 5 сентября 1941 года запретил авиации приближаться к Петербургу (в то время Ленинграду), а артиллерии вести по нему огонь, отказался пропустить через Финляндию гитлеровские войска, которые намеревались ударить по блокированному городу с севера.

Он, предельно осторожный человек, блестяще имитировал свое участие в войне с Советским Союзом, отказав немцам в штурме Ленинграда и операции на Мурманской железной дороге.

Маннергейм, бывший генерал русской армии, не один год деливший с ее солдатами и офицерами превратности двух тяжелых войн, старался всячески облегчить участь военнопленных. В марте 1942 года он принимает мудрое для военного времени решение — сделать их батраками на финских хуторах. «Кормежка была грубая, но сытная. Кашу с салом ели за одним столом с хозяином», — писал Евгений Войскунский (Октябрь. 1995. № 12). Его дополняет Студенцов: «Это многим из них спасло жизнь» (Нева. 1998. № 5). После финских хуторов возвратившихся на родину военнопленных ожидали острова ГУЛАГа.

Во время войны с Советским Союзом Финляндия была единственной страной — союзницей Германии, которая, по инициативе Маннергейма, не выдала нацистам евреев, — не только своих граждан, но и беженцев.

Постоянно критически оценивая с офицерами Генерального штаба положение на всех участках советско-германского фронта, маршал Маннергейм предпринял, сначала скрытый, а потом и открытый, саботаж решений и предложений германского командования на Северо-Западе.

Он приказал стабилизировать советско-финский фронт на Карельском перешейке и в южной Карелии.

В 1944 году маршал Маннергейм становится президентом Финляндии. За девять месяцев до победного мая 1945 года, сохранив единство нации и дав ей надежды на будущее, он заключил сепаратное соглашение с Советским Союзом, а затем выдворил немцев из Финляндии.

В декабре 1945 года президент Маннергейм готовит проект договора о совместной обороне территорий Финляндии и Советского Союза в северной части Балтийского моря — основу подписанного в 1948 году Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндией. Маннергейм, как говорят ныне открытые архивные документы, а не Паасикиви и Кекконен, заложил основы добрососедских отношений с Советским Союзом и совершил то, что должен был совершить национальный лидер — сохранить независимость своего народа и своей страны. Он выполнил эту задачу с достоинством и честью и ушел на покой в 1946 году.

Алфавит

Похожие книги

Жизнь замечательных людей

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.