Пуля для похитителя

Дягилева Ирина

Жанр:   2008 год   Автор: Дягилева Ирина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пуля для похитителя ( Дягилева Ирина)

Глава 1,

в которой Пуле было сделано неожиданное предложение

Мои глаза лениво скользили по строчкам книги. Детектив был откровенно слабый. Сюжет вроде ничего, но когда я прочитала, что героиня «схватилась за живот, спазмы подкатили к самому горлу», то с возмущением захлопнула книгу. Моя мама, преподаватель словесности, научила меня относиться с уважением к книгам, поэтому я не стала швырять ее, давая выход своему раздражению, а аккуратно положила на тумбочку. Скорее всего, дело в моем плохом настроении. Если бы настроение у меня было хорошим, я бы просто не обратила никакого внимания на эти «спазмы». В самом деле, не все ли равно, что там подкатило к горлу, комок или спазмы? Кому какое дело до того, что спазмы не могут «подкатить»? Стоит ли так расстраиваться из–за такой мелочи? Автор старалась, придумывала сюжет, и не ее вина, что она — не Агата Кристи. А потом, еще неизвестно, как писала эта самая Агата Кристи. Кто знает, сколько у нее было подобных ляпсусов, над которыми поработали редакторы. Интересно, а у Шекспира редакторы правили текст или он писал сразу без помарок и огрехов?

В этот самый разгар моих литературных переживаний зазвонил телефон. Я сняла трубку.

— Привет, Пульхерчик, — услышала я незнакомый женский голос.

— Странно. Могу поклясться, что слышу вас впервые, — задумчиво пробормотала я, — но ваше фамильярное «Пульхерчик» говорит о том, что я, возможно, ошибаюсь.

— Пульсяндра, ты чего, не узнаешь меня? — рассмеялась женщина. — Хороший знак, скоро я разбогатею.

— Ловлю на слове. Не забудьте тогда со мною поделиться, — усмехнулась я. А сама между тем мучительно пыталась вспомнить, где я могла слышать этот голос, немного грубоватый, с хрипотцой и еле уловимым акцентом, свидетельствующим о том, что его обладательница родилась где угодно, только не в Москве. — Не хотите представиться? — поинтересовалась я.

— Консуэла Демидович. Пульхерия, тебе далеко за сорок, но память у тебя осталась девичья.

Ну конечно же Консуэла Аркадьевна Демидович, в девичестве Булкина. Неудивительно, что я сразу ее не вспомнила, ведь мы с ней не общались лет так семнадцать. Если мне далеко за сорок, то ей, должно быть, сейчас около сорока. Я считала свое имя экзотическим и на своих родителей за это немного обижалась, но сочетание Консуэла Булкина выглядело куда более экстравагантным, чем Пульхерия Дроздовская. Она когда–то была моей сослуживицей. Выйдя замуж, Консуэла с супругом уехала в Америку. Что–то у них там не заладилось, и они расстались. Консуэла присылала длиннющие письма о своем житье–бытье одной нашей с нею общей знакомой. В них Булкина–Демидович подробно описывала свои похождения.

Консуэла была очень красива: густые черные волосы, которые она эффектным движением головы откидывала назад, миловидное лицо с пухлыми губами и широко распахнутыми глазами, великолепная фигура с тонкой талией и крутыми бедрами. Мужчины ее обожали, но ни с одним из них она почему–то длительных отношений не поддерживала. То ли они ее бросали, то ли она их — не знаю, меня это не очень–то и интересовало. В Америке Консуэла бралась за любую работу. Начинала с кассирши в супермаркете, потом работала гувернанткой в богатых семьях — сначала эмигрантов из русских, а потом, когда выучила язык, и в семьях американцев.

В конце концов Демидович вернулась в Россию. Я слышала, что здесь она продолжала заниматься тем же — служила у новых русских. Нашей общей знакомой Консуэла хвалилась, что у нее есть отличные рекомендации от прежних хозяев, состоятельных американцев. Только я подозреваю, что она их себе сама написала. Стащила бумагу с фамильными логотипами да набросала на ней десяток хвалебных фраз в свой адрес на английском языке. Пойди теперь проверь.

— Ну, вспомнила?

— Вспомнила.

— А чего молчишь?

— Не могу решить, обидеться мне на тебя или нет? Ты мне напомнила, что я уже далеко не девочка, но что–то девичье во мне, оказывается, сохранилось и тон, каким ты все это сказала, мне не очень понравился.

— Будь проще, сочти за комплимент.

— Сомнительный какой–то комплимент…

— Давай где–нибудь встретимся, поболтаем по–дружески, вспомним всех наших.

— Спасибо, что–то не хочется, — отказалась я скучным голосом, — я не страдаю тоской по прошлому.

— Да что мы все о тебе да о тебе. Не хочешь у меня спросить, что мне от тебя нужно?

Я немного опешила от ее натиска и вяло поинтересовалась:

— Ну и что тебе от меня нужно?

— Хочешь заработать?

— Глупый вопрос, кто же этого не хочет. Ты, как я понимаю, жаждешь со мной поделиться опытом, как сделать миллион за полчаса, или ты его уже сделала и хочешь меня осчастливить просто так, по–братски, из альтруистических соображений?

Консуэла как–то неестественно громко захохотала.

— Я что, похожа на сумасшедшую?

— Да кто тебя знает? Ты же долгое время в Америке жила…

— Да я уже несколько лет в Москве тусуюсь.

— А звонишь только сейчас, предлагаешь вспомнить молодость…

— Не было повода…

— А сейчас он у тебя появился? — язвительно спросила я.

— Я же сказала, что предлагаю тебе заработать, — несколько нервно проговорила Консуэла, видимо, злясь на то, что я без особого восторга приняла ее слова. — Ну, хочешь?

— Заработать все хотят, но лично для меня важно, сколько и как. А от тебя я ничего, кроме общих слов, пока не слышу. Ты давай поконкретнее.

— Я тут в одной очень богатой семье работаю гувернанткой у мальчика восьми лет. Зовут Павликом. Мальчик хороший, спокойный, вежливый. У тебя хлопот с ним много не будет.

— Ты мне его предлагаешь купить или украсть? — Ответа почему–то не последовало. На другом конце провода воцарилось молчание. Я молчала тоже. Пауза угрожающе затягивалась, и я спросила: — Алё, гараж, ты там или уже отключилась?

— Я выпила глоток воды. Извини. Предлагаю тебе с ним посидеть, вернее, поработать его гувернанткой в течение двух недель.

— Гувернанткой?! Почему я? У меня нет для этого никаких данных: ни специального образования, ни опыта, ни призвания.

— Я не предлагаю тебе все время работать гувернанткой. Я хочу, чтобы ты подменила меня на время, пока я буду занята. Кстати, за работу ты получишь пятьсот евро.

— А почему так мало? Это ведь дорогой ребенок. Вернее, даже золотой ребенок…

— Не все в этом мире можно сводить к деньгам.

— А поменьше пафоса нельзя? Насколько я знаю, работа такого плана оплачивается значительно выше.

— Ты состоишь в профсоюзе гувернанток? — спросила Консуэла насмешливо.

— Понимаю твою иронию. У нас не Америка, но тем не менее…

— Хорошо, сколько ты хочешь?

— В два раза больше.

— Это грабеж! У тебя нет специального образования…

— Можно подумать, что у тебя есть, — фыркнула я.

— У тебя нет опыта…

— Консуэла, ты забыла, что ты мне звонишь, а не я тебе. Ты сделала мне это предложение, а не я тебе. Кстати, а почему вдруг ты просишь именно меня? — наконец задала я вопрос, который должна была задать одним из первых.

— Больше некого. Как–то так получилось, что ты последняя, к кому я обратилась. Все предыдущие отказались.

— Что это означает? Я — самая тупая или самая умная? Хотя подозреваю, что, скорее всего, — первое.

— Да ничего это не означает. Кто–то занят, кого–то нет в Москве — сезон отпусков, — с раздражением объяснила Консуэла. — Так ты соглашаешься или нет?

— Мне надо подумать.

— Сколько?

— Пару дней.

— Почему так долго? — удивилась она.

— Мне надо договориться на работе…

— Насколько мне известно, ты в настоящий момент — безработная.

Получается, что, прежде чем позвонить мне, она навела о моей персоне справки. Мне стало как–то неуютно, и появилось такое чувство, будто меня раздели, пока я спала. Ладно бы мужчина, а то — женщина. Хотя в данном конкретном случае это особой роли не играет. А в начале нашего разговора она изображала мою чуть ли не лучшую подругу, предлагала поболтать с ней о прошлом. Это ее лицемерие меня задело, но я сделала вид, что ничего не заметила.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.