Роковое путешествие

Иден Дороти

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роковое путешествие (Иден Дороти)

Дороти Иден

Роковое путешествие

Scan, OCR & SpellCheck: Larisa_F

Дороти Иден "Роковое путешествие". Роман/Пер. с английского И.М. Алюкова. Фантом Пресс, 1998, Москва

(Серия «Полнолуние»)

Оригинал: Dorothy Eden «The Deadly Travellers», 1959

ISBN 5-86471-167-5

Переводчик: Алюков И.М.

Аннотация

Молодая художница Кейт, непрактичная и склонная к романтике девушка, подрабатывает в бюро услуг. Развлекает старушек, сидит с детьми, сопровождает одиноких дам на театральные представления... Но в один прекрасный день ей предлагают отправиться с поручением в город ее мечты — Рим. Для Кейт это настоящий подарок судьбы. А поручение — пара пустяков: доставить из Рима в Лондон маленькую девочку, наследницу богатого семейства. И все бы ничего, да только поездка оказалась совсем не такой идиллической, какой рисовалась девушке. И девочка попалась странная, и зловещие незнакомцы то и дело возникают в опасной близости, и загадочный красавец постоянно попадается на глаза. И в довершение ко всему, юная подопечная исчезает.

Но Кейт — особа не из робких. Она решает самостоятельно найти девочку и расставить все по местам. Но лучше бы ей тихо вернуться в Лондон, вернуться к своим краскам, мольбертам и одиноким старушкам. События начинают развиваться с калейдоскопической быстротой, и в центре — Кейт Темпест, с ее привычкой совать нос куда не следует и желанием докопаться до сути.

Дороти Иден

Роковое путешествие

I

Дом стоял на самой окраине Рима, на неказистой улочке, ответвлявшейся от Аппиевой дороги. Вдоль убогих домишек выстроились чахлые кипарисы; краска на стенах домов давно выцвела, местами обнажив серую штукатурку. В уличной пыли самозабвенно суетилась детвора. Внезапно ставни одного из домов распахнулись, из окна высунулась растрепанная матрона и разразилась пронзительной бранью. Ребятня брызнула в разные стороны, подобно стае вспугнутых воробьев.

Со стороны Аппиевой дороги доносился шум машин: вдоль улицы Мертвых с ее потрескавшимися гробницами и катакомбами мчался поток стремительных легковушек, неповоротливых туристских автобусов и шумных, нетерпеливых мотороллеров. И не было покоя тем, кто спал вечным сном в гробницах по обе стороны древней дороги, как, впрочем, не было его никогда. В давние времена здесь раздавались то гулкий топот легионеров, то зычные окрики палачей и тихие стоны распятых мучеников. В сравнении с ними визг клаксонов и оглушающий рев моторов казались вполне безобидными и невинными.

Вполне возможно, что такси, остановившееся у одного из домов на этой обшарпанной улочке, тоже прибыло по совершенно невинному поводу. И человек, что прохаживался в тени полузасохших кипарисов, вряд ли обратил бы на него внимание, если бы сам факт появления такси на подобной улице не выглядел столь необычно. Тем более у этого дома. Человек остановился, отступил назад, под редкую тень кипарисов и, надвинув на глаза шляпу, продолжил наблюдение за домом, у которого остановилось такси.

Прошло несколько минут, дверь дома отворилась, и на пороге возникла молодая девушка. Высокая, стройная и удивительно привлекательная, она являла резкий контраст этому прибежищу нищеты. Человек не сводил с нее внимательных глаз. Плащ из верблюжьей шерсти наверняка куплен в одном из лучших магазинов Парижа или Лондона, над темными волосами со всей очевидностью потрудился дорогой парикмахер... Интересно, каким ветром занесло эту элегантную особу в подобное место?

Девушка вышла на улицу, обернулась и что-то сказала в темноту дверного проема. Через мгновение на пороге появилась девочка в белом кисейном платье, на макушке ее покачивался большой синий бант. Быстрым Шагом девочка направилась к такси. Следом с чемоданом в руке семенила худая смуглая женщина. Девочка забралась в такси и высунула руку, чтобы попрощаться с провожатой, которая в своем блеклом хлопчатобумажном платье и поношенных домашних туфлях выглядела единственным персонажем, полностью соответствующим унылым подмосткам. Ее появление на неприметной и убогой улочке казалось вполне естественным.

Высокая девушка кивнула женщине, села в такси и захлопнула дверцу. Наблюдатель непроизвольно шагнул вперед, но он находился слишком далеко, чтобы расслышать указания, данные водителю. Человек выругался вполголоса и с нарочитой беззаботностью зашагал в противоположном направлении. Такси развернулось и устремилось в сторону города. Перед глазами человека на секунду мелькнули большой бант, бабочкой порхавший над головой девочки, и темные волосы девушки, склонившейся к маленькой спутнице. Он разобрал детский голос, пронзительный и возбужденный: "Arrivederci, Джанетта!"

На изучение обшарпанного дома времени не оставалось. Да и, судя по всему, в этом теперь отпала необходимость. Наблюдатель нащупал в кармане потрепанную записную книжку и припомнил, что рядом с наспех нацарапанным адресом имелась загадочная приписка "возможно использование ребенка". Не теряя времени, он поспешил в сторону оживленного шоссе.

Разумеется, человек в надвинутой на глаза шляпе не мог сказать наверняка, куда умчало такси своих пассажиров, но багаж малышки и торопливые движения элегантной девушки наводили на вполне определенное предположение.

После недолгого топтания на обочине Аппиевой дороги человеку удалось поймать такси. Он впрыгнул в машину и решительно бросил водителю:

— La stanzione, pronto![1]

Водитель кивнул и плотоядно улыбнулся: не каждый день попадаются пассажиры, с такой безоглядностью доверяющие свою жизнь римскому таксисту. Вскоре такси затормозило на привокзальной площади. Пассажир расплатился и выскочил из автомобиля, на чем свет кляня Муссолини и страсть дуче к монументальным сооружениям. И надо сказать, для недовольства имелись все основания: чтобы добраться до перрона, следовало преодолеть необъятные пространства грандиозного вокзала-дворца.

Как и предполагал человек, на перроне стоял готовый к отправлению миланский поезд. Точнее говоря, поезд уже тронулся. Расталкивая провожающих, человек что есть мочи припустил за последним вагоном.

— Браво! Браво! — жизнерадостно прокричал ему вслед носильщик, сверкнув белозубой улыбкой.

Но человеку было не до шуток. Он догнал последний вагон, вскочил на подножку и только тогда перевел дух.

Неужели все итальянцы, пока они остаются сторонними наблюдателями, смотрят на любое состязание, связанное со скоростью и опасностями, как на приятное развлечение? Не в этом ли кроется причина образа мышления латинян?

Человек вздохнул. Возможно, так оно и есть. Вероятно, именно поэтому он здесь и находится.

Он вспомнил миловидное лицо девушки. Наверное, англичанка, а ребенок... И лицо, которое он никак не мог забыть, ибо лицо утопленника не так-то легко вычеркнуть из памяти. Особенно если это лицо человека, которого ты знал...

II

Тем лондонским утром обычная встреча Кейт с мисс Сквайрс не состоялась. Секретарша, сидевшая в приемной небольшой конторы по найму с несколько удручающим названием "Поденная работа", с нескрываемым благоговением сообщила, что Кейт просила зайти сама миссис Дикс. Не подождет ли мисс Кейт минутку, пока она выяснит, может ли миссис Дикс принять ее.

Обратиться к миссис Дикс надоумил Уильям. Будучи столь же практичным, сколь непрактична была Кейт, Уильям как-то заметил, что если она собирается жить в Лондоне (что само собой разумеется), то ей понадобятся какие-нибудь источники дохода помимо не слишком прибыльных занятий живописью. А в таком случае почему бы не посвятить свой досуг случайным поручениям? Кейт вполне в состоянии выводить на прогулку престарелых дам или пуделей, встречать поезда на унылых лондонских вокзалах типа Ливерпуль-стрит, делать рождественские покупки для прикованных к постели инвалидов или даже сидеть с детьми, если, конечно, юные отпрыски состоятельных семейств не слишком избалованы и противны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.