Камень и пламя

Земляной Андрей Борисович

Серия: Пентаграмма войны [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Камень и пламя (Земляной Андрей)

Пролог

Империя Хаторан

Она сидела у большого настольного зеркала и легкими мазками пальцев наносила «Эльфийскую пыльцу» — новый модный в этом сезоне макияж, подчеркивавший ее белую кожу и длинные светлые волосы с рыжим отливом. Последнее движение, и девушка встала, поправила поясок на узкой талии, разгладила складки на длинном найонге и коснулась тонким пальчиком коммуникатора в кольце.

— Анива, я готова.

Вошедшая в комнату женщина среднего роста в серой форме молча подхватила тяжелую сумку с вещами и снова вышла.

Эрин вздохнула и тоже поднялась. Пора и ей.

Поездка в отдаленный исследовательский центр свалилась на Эрин так неожиданно, что она даже не успела ничего возразить, как оказалась на борту небольшого скоростного кораблика, предназначенного для перевозки особо важных персон с максимальным комфортом и безопасностью. Ее начальник охраны привычно проверил каюту, после чего сделал приглашающий жест рукой. Можно заходить.

Эрин хмыкнула и, небрежно помахивая сумочкой, в которой было лишь самое необходимое, прошла вперед, отметив, что интерьер мог бы быть и получше. Устроившись с ногами на широком диване, она какое-то время пыталась читать, но ровный убаюкивающий гул корабельного привода усыпил ее, и планшет выскользнул из рук на толстый ковер.

Она не видела, как в каюту вошел начальник охраны, почему-то в защитной маске, и проверив пульс у девочки, удалился, закрыв за собой дверь на личный ключ.

Яхта шла в подпространстве всего пару часов и вынырнула возле никому не нужной звезды, где ее должны были ждать. Но тех, кто был нужен, почему-то не оказалось на месте. Зато лежавшие в дрейфе корабли пиратской эскадры мгновенно сообразили, что надо делать, и после короткого боя курьер был взят штурмом. Так и не проснувшуюся девушку завернули в покрывало с дивана и бросили в трюм, приспособленный для перевозки людей.

1

Война это такое течение событий, при котором всем плохо одновременно.

Лагард Конрой. Дороги забвения

…Мы — свободный народ. Мы народ свободы. Наша свобода, это не только декларация, но и то, что объединяет нас. Универсальная ценность нашей жизни, которой подчиняются все законы, все общественные институты и личные устремления граждан. Никогда еще свобода не была столь значимой для человеческого общества, чем здесь и сейчас. Никогда и нигде. Наша свобода и независимость от религии, навязанной со стороны морали и ограничений, сама по себе есть религия, мораль и самое сильное ограничение, поскольку происходит от внутренней организации самого человека. Никакие ограничения, никакие барьеры не должны стоять перед истинно свободным гражданином, ответственным лишь перед Отцами Завета и своей внутренней сутью.

Но свободная, без всяких ограничений любовь, право на самооборону и другие права доступны будут немногим. Лишь тем, кто преодолеет имущественный ценз и подтвердит собственным состоянием право на свободу без ограничений.

Из Библии Прав и Свобод Ордена Отцов Завета

За прошедшие сутки убито в перестрелках — 328 человек, ранено — 2568. Грабежей — 5621, других преступлений — свыше двадцати тысяч, что находится в пределах нормы. Также зафиксировано 227 смертей ненасильственного типа, связанных с передозировкой сильнодействующих веществ и естественным старением организма.

Участок несет службу в обычном режиме, замечаний к несению службы не было.

Старший дежурный 105-го района младший комиссар полиции Риди Неро. Запись в дежурном журнале районного управления полиции, Руби, Федерация Свободных

Федерация Свободных, планета Руби, Центральный порт

Неделя отпуска перед первой практикой пролетела словно молния, оставив легкий туман в голове и пустоту в кармане. А впереди была долгая дорога на дальнюю станцию, где курсанту предстояло пробыть четыре месяца, получая такие нужные, по мнению командования, навыки в отмывке всего, что можно отмыть, покраске того, что отмыть нельзя, и ремонту того, что давно стоило выбросить.

В темно-синей форме космофлота Свободных, стройный и поджарый, словно гепард, с широкими плечами и волевым, словно рубленым лицом, курсант Ник Росс хоть сейчас был готов на плакат «Патруль — дорога в будущее!».

Он приехал в порт намного раньше указанного в билете времени, надеясь занять в транспорте место поприличнее и не париться всю дорогу возле санблока. Он машинально пригладил короткий ежик волос рукой, продолжая пить свой наранг, по привычке чуть прикрыв глаза и внимательно слушая звуковой фон вокруг.

Здесь, на втором этаже, отдыхали в основном офицеры космофлота и пилоты гражданских линий, хотя в этот час было относительно пусто.

Рядом, за декоративной колонной, сидела парочка флотских офицеров, но видны были лишь спины в черных мундирах Патруля Федерации. Обычно курсанты предпочитали до посадки отсиживаться в малолюдных местах, куда даже комендантский патруль мог зайти лишь случайно. Но Ник вел себя совсем иначе. Отчасти потому, что таиться и скрываться он считал делом недостойным, и потому, что вычищенная и отглаженная форма сидела практически идеально, документы были в порядке, так что поводов для волнения, не было.

— Шестьсот тридцатый садится, — раздался голос одного из офицеров. — Движки совсем запалил, салага. Слышишь, как турбина воет?

И промолчать бы курсанту, и вся наша история стала бы совсем не интересной, но Ник, проживший всю юность возле космодрома, терпеть не мог таких вот всезнаек и поэтому негромко, но веско произнес:

— Не турбина. Свистит лепесток дефлектора, а турбина у него почти в порядке. Но вот сопла и деф менять нужно было еще пару месяцев назад.

— Ну-ну? — фыркнул говоривший, чуть откинулся на спинку кресла, и курсант с недоумением, плавно переходящим в легкую панику, увидел показавшиеся из-за декоративной колонны шитые золотом погоны с тремя большими адмирал-командорскими звездами. Учитывая, что такое звание во флоте Свободных имел лишь один человек, Ник столкнулся сейчас ни больше ни меньше чем с командующим объединенным флотом федерации самим Консом де Наром.

— Дефлекторы не свистят в потоке. — Лицо мужчины, жесткое и грубое, словно вырубленное из камня, неторопливо, будто башня крупного калибра, повернулось в сторону Ника, и тот увидел живые глаза насыщенного синего цвета и тонкие губы, чуть изогнутые в легкой насмешке.

Но, несмотря на волну ужаса перед большими звездами, этот страх был воспитан в нем годом службы, Ник все же нашел в себе силы ответить. Он встал и, вытянувшись по стойке смирно, коротко бросил ладонь к фуражке.

— Сержант второго класса Ник Росс, второй курс восьмого училища флота. Разрешите доложить. Это нормальные не свистят. — Ник твердо посмотрел в глаза адмиралу. — А на этой лоханке деф уже в дырках, поэтому и свист. И кстати, это не шестьсот тридцатый, а шестьсот тридцать первый. Слышите, как звучат маневровые? Звук не пульсирующий с изменением длительности, а постоянный. Могу еще добавить, что звук гулкий, слегка вибрирующий, значит, нагнетатели тоже не в порядке.

Секунд десять адмирал де Нар переваривал все сказанное, внимательно рассматривая курсанта, качнул головой, принимая к сведению, потом, сдвинув указательным пальцем обшлаг мундира, нажал несколько кнопок на нестандартно широком коммуникаторе.

— Дежурный? Соедини с комендантом Китанского порта. — И через несколько секунд, когда в облаке проекции появилось лицо военного коменданта, спокойно произнес, глядя на собеседника, словно речь шла о прогулке по осеннему лесу: — Охрану к боту шестьсот тридцать первой серии, совершившему посадку только что. — Потом встал, подхватил со стола фуражку с высокой тульей, перевел взгляд на курсанта и спокойно добавил: — Пойдем.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.