Аферистка

Грэн Кристина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Аферистка (Грэн Кристина)

Глава 1

Алчность — вот на чем строилось наше общение. Его алчность не знала пределов. Он относился к разряду охотников и собирателей и пытался обольстить меня приятным обхождением. В пещере этого охотника рекой текло дорогое шампанское, за столом нас обслуживали вежливые пингвины, переодетые официантами. Они грустно поглядывали на нас. Наверное, в душе все они были пламенными революционерами, презиравшими такой сброд. Вероятно, левая рука, которую официанты, согнув в локте, прятали за спину, сжималась в кулак. Сидевшие за столиками ресторана посетители сдержанно смеялись и время от времени вытирали рты белыми накрахмаленными салфетками. На чистой ткани появлялись следы слюны, пищи и губная помада. Мои губы оставляли на салфетке вишнево-красные отпечатки.

Его лицо было круглым и бледным, как луна, а с губ срывались банальности. Он считал, что мужчины — гонщики, охотники на крупного зверя, летчики-камикадзе, воины-самураи, христианские мученики. Жизнь для этого человека сводилась к погоне за успехом и удовольствиями. Такие, как он, занимают обычно высокие посты в правлениях компаний, корпорациях и партийных объединениях. Он, вероятно, любил читать экономические издания, журналы по менеджменту и иллюстрированные газеты. Знал, сколько стоят шлюхи в Шанхае. Его шарм был приправлен изрядной долей надменности, он считал, что мораль и нравственность обладают сомнительной ценностью. Добросердечные бессребреники могли бы, пожалуй, счесть его злодеем. Наплевать на их мнение. В мире, где он жил, значение имели лишь власть и деньги. Он с полным правом считал себя столпом общества и краеугольным камнем экономики. Принадлежал ли он к элите? Во всяком случае, этот человек никогда не пил пиво прямо из банок, с отвращением относился к спортивным тренировочным костюмам из полиэстра и никогда не горланил на стадионах вместе с футбольными фанатами. Он относился к тому типу людей, которые ценят одежду от-кутюр, изящные манеры за столом и культурные традиции. Он был вершиной айсберга и потому находился ближе к солнцу.

Йоханнес Бреннер говорил и говорил, а я внимательно слушала, как и положено содержанке. Ведь, в конце концов, это он оплачивал шампанское и устрицы, а также само пребывание в этом дорогом ресторане, где нас обслуживал высококвалифицированный персонал, играл пианист и царила атмосфера праздника. Йоханнес Бреннер был здесь, по-видимому, завсегдатаем. Его очень ценили в этом заведении. Он из тех клиентов, которые никогда не чавкают, не шаркают ногами, не смотрят на еду голодными глазами. Он держался независимо и казался немного пресыщенным и потому скучающим и слегка чем-то недовольным. Наверное, груз оттягивающих карман денег очень тяжел, даже если эти деньги имеют форму пластиковых карточек, часов с бриллиантами и дорогой обуви.

— Деньги не способны сделать человека счастливым, — сказал Йоханнес Бреннер, и я подтвердила, что действительно его деньги не способны сделать меня счастливой.

Это была ложь, но он проглотил ее, поскольку, как многие мужчины, любил монологи и не слушал, что говорит женщина. Он находил меня бодрящей и живительной, словно прохладный источник, так он выражался. Я решила тоже сделать ему комплимент и назвала интересным мужчиной.

Йоханнес улыбнулся. У него были толстые чувственные губы и совершенная линия подбородка. Однако лицо казалось слишком круглым и широким для столь крохотных, хитро поблескивающих глаз. Интересно, седые пряди в его каштановых волосах появились благодаря мастерству парикмахера или в силу возраста? Синеватая щетина свидетельствовала о том, что Йоханнес придерживается моды и может позволить себе эту небольшую вольность во внешнем облике. На нем черная шелковая рубашка и итальянский костюм из плотного шелка. Когда Йоханнес встал из-за стола, чтобы выйти в туалет, я обратила внимание на его бедра. Узкие, превосходной формы.

Правда, у него небольшой животик — налитый шампанским и обтянутый шелком. Он вернулся, потирая руки, словно хотел показать мне, что после посещения туалета тщательно вымыл их с мылом. «Посмотри на меня, — как будто говорил он, — я аккуратный, чистоплотный человек и не страдаю заразными заболеваниями, как всякие извращенцы и аутсайдеры».

Он был надушен. И на широком лбу этого благоухающего аппетитного мужчины как будто красовалась надпись: «Победитель».

Я не собиралась противоречить ему. Я никогда не говорю правду своим любовникам. К чему она? Не нужно разрушать иллюзию. Партнеры должны быть уверены, что созданы друг для друга. В определенном смысле это соответствовало действительности. Мы и вправду были превосходной парой, так как не требовали друг от друга созвучия высоких чувств. Йоханнес мечтал, чтобы вечер закончился сексом. Богачи инвестируют деньги только в реальные проекты. Он считал, что уже вложил свои средства, и теперь ждал отдачи. Однако ужин еще не закончился, и он подливал мне шампанское, уверяя, что высоко ценит женщин, умеющих крепко выпить.

Устрицы — слишком скудная закуска для двух бутылок шампанского, но Йоханнес знал, что делал. Меня не так-то легко напоить, даже если я пью вино или виски со льдом. Мужчины почему-то считают, что мы, женщины, любим шампанское. Может быть, потому, что оно щекочет язык? Однако любая профессиональная проститутка, прежде чем выпить, всегда помешает шампанское соломинкой, чтобы выпустить углекислый газ и избежать урчания в животе.

Когда официант принес две тарелки с десертом, я почувствовала, что у меня вздулся живот, и поспешно вышла в дамскую комнату. Да, сегодня мне явно не удастся наесться досыта. В дамской комнате флакон с дорогими духами был прикован к мраморному столику цепью. Хозяин ресторана, по-видимому, хорошо знал своих клиентов. «Достаточно одной капли, чтобы придать вашему телу приятный аромат», — как будто говорила эта позолоченная цепочка. Впрочем, что мешает вылить на себя весь флакон духов и превратить аромат в удушливый смрад? Но от такого опрометчивого шага меня удержало врожденное уважение к деньгам, все мои разрушительные инстинкты подчиняются диктату разума. Деньги для меня символ свободы выбора. Деньги открывают все двери и гарантируют теплую уютную постель, приятную сытость и исполнение всех желаний, в том числе и приносящих эстетическое наслаждение. Одежда. Искусство. Просторные светлые помещения. Живописные закаты над Бора-Бора. Деньги имеют над людьми волшебную власть, они заставляют их быть любезными и оказывать вам услуги. Деньги дают возможность держать весь мир на расстоянии. Мне было тридцать три года, и я знала, во что стоит и во что не стоит верить в этой жизни.

На стенах туалетной комнаты висели большие зеркала — своеобразные картины, героями которых были посетители этого ресторана, добившиеся успеха в жизни люди. В зеркале напротив меня отражалась женщина, старавшаяся скрыть свой возраст и выглядеть моложе. Это не мое лицо, а маска, надетая для Йоханнеса Бреннера. Гладкие черные волосы до плеч, белое платье, которое должно подчеркнуть мою невинность. Я не хотела, чтобы повторились мои детство и юность — эти взлеты и падения, эти смешные метания и смятение чувств. Когда-нибудь я снова увижу Леонарда Коэна и поеду с ним на маленький греческий остров, в белый домик на синем море, и он будет сочинять песни для меня и утолять мой голод маслинами.

Я хотел бы обратить внимание администрации на то, что напитки разбавлены водой, а гардеробщица больна сифилисом, оркестр состоит из бывших эсэсовцев, но сейчас новогодний вечер, и, хотя у меня рак, я все же надену высокий колпак на свою контуженую голову и пущусь в пляс.

— С Новым годом! — воскликнул Йоханнес Бреннер, когда пробило двенадцать часов и старый год отошел в прошлое.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.