Армия Петра I

Каштанов Юрий Евгеньевич

Жанр: История  Научно-образовательная    1994 год   Автор: Каштанов Юрий Евгеньевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Армия Петра I ( Каштанов Юрий Евгеньевич)

Введение

«Огонь шведов привел в конфузит передние сотни драгун, еще не видевших боя. Шведы устремились вперед. Но выскакавшие на санях пятнадцать легких пушек открыли такую скорострельную пальбу картечью, – шведы изумились, ряды их остановились в замешательстве. С флангов мчались на них оправившиеся драгунские полки Кропотова, Зыбина и Тулицы. «Братцы! – натужным голосом кричал Шереметев посреди карей. – Братцы! Ударьте хорошенько на шведа!…» Русские с привинченными багинетами двинулись вперед. Быстро наступали сумерки, озарявшиеся вспышками выстрелов. Шлип-пенбах приказал отходить… Но едва печальные горны запели отступление, – драгуны, татары, калмыки, черкасы с новой яростью налетели со всех сторон на пятящиеся, ощетиненные четырехугольники шведов, прорвали их, смяли. Началась резня… В темноте генерал Шлиппенбах сам-четверт едва ушел верхом в Ревель» (А.Н.Толстой. «Петр Первый»).

Так, по словам классика, происходила в 1702 году битва при Эрестфере. То была первая победа Петра в Северной войне. Первая победа первой регулярной армии России…

Но было бы ошибкой полагать, что воины-профессионалы впервые появились в нашей стране только на рубеже XVII – XVIII веков. Уже дружины полководцев Киевской Руси – Святослава Игоревича, Владимира Мономаха, Даниила Галиц-кого, князей-ратоборцев Северо-Восточной Руси – Александра Невского, До-вмонта Псковского, Дмитрия Донского представляли собой подразделения хорошо вооруженных и обученных бойцов. А конники отборной кованой рати Великого князя Московского, внезапным ударом из засады во фланг ордынцам решившие судьбу битвы на поле Куликовом, по праву считались одними из лучших в средневековой Европе. Вот только такие полки тогда составляли лишь небольшую (15 – 35%) часть в общей массе войск русских княжеств.

Дело в том, что военная организация древней и московской Руси принципиально разнилась с западноевропейской. Там армии формировались за счет наемников. В крупнейших войнах XVII столетия – Тридцатилетней, Голландской, Австро-Турецких и других считалось в порядке вещей, когда нанятые солдаты и офицеры (а то и генералы) переходили на сторону того, кто платил более звонкой монетой. Профессионалы знали себе цену… Скажем, в Тридцатилетней войне 1618 – 1648 годов отряды наемников-кондотьеров в течение одного только года умудрялись поочередно сражаться то на стороне католического блока (в полках Тилли и Валленштейна), то в армиях антигабсбургской коалиции.

А вот на Руси издревле бытовал принцип повинности – обязанности каждого защищать свою землю, своего князя, а позже царя. По словам военного историка А.А. Керсновского, «московская рать явилась первой национальной армией в мире, подобно тому, как петровская армия почти весь XVIII век была единственной национальной армией в Европе».

При Иване Грозном (в 1550 г.) появились стрельцы – регулярное пешее войско наподобие иноземных мушкетерских и пикинерских полков. Набирали их из нетяглового (то есть свободного от налогов) населения. К концу XVII века насчитывалось 22,5 тысячи выборных (московских) и 32,5 тысячи городовых (служивших в других городах) стрельцов. От стрельцов требовали постоянного пребывания на службе, за что им платили установленное жалованье; для них ввели единообразное вооружение и экипировку, а также систему профессиональной боевой подготовки. Однако последняя не отвечала линейной тактике, внедренной выдающимся полководцем – шведским королем Густавом II Адольфом (1594 – 1632) и с успехом примененной им в Тридцатилетнюю войну. Теперь солдат был обязан уметь сражаться в плотном строю, совершать перестроения в составе роты, батальона, полка, в совершенстве владеть огнестрельным оружием. Стрельцы оказались совершенно не готовыми к этому. Мало того, они били челом царю Алексею Михайловичу, чтобы им позволили держать мелкие торговыелавки и мастерские, ибо прежнее денежное жалованье их не устраивало! И уже к 70 – 80-м годам XVII столетия они превращаются в вооруженную, но небоеспособную силу, которую старались перетянуть на свою сторону противники по внутриполитическим междуусобицам. Достаточно вспомнить мятеж 1682 года и последовавшую за ним «Хованщину»…

Другой составной частью вооруженных сил Московии было дворянское (поместное) конное войско. В XVI веке оно не раз побеждало на поле брани татарские орды и турецкие «спаги» (например, в битве у Молодей в 1572 году). Но уже в некоторых схватках Ливонской войны 1558 – 1583 годов, сражениях Смутного времени 1605 – 1612 годов, конница потерпела ряд крупных неудач.После войны с поляками за Смоленск в 1632 – 1634 годах, битвы с ними же при Конотопе (1661), а особенно – безрезультатных Крымских походов В.В.Голицына (1687,1689) стало ясно, что поместной кавалерии не хватает дисциплины, боевой подготовки, а вооружение и организация оставляют желать много лучшего.

Попытку осовременить войско предприняло еще правительство первого царя из династии Романовых – Михаила Федоровича – в 1630-е годы. Тогда нанятые за границей офицеры Ван Дам и Шарль Эберс набрали из иностранцев и русских два полка «иноземного строя» (по типу западноевропейских). Затем появились «выборные» части – из слободских прихожан и стрелецких детей. 1648 год ознаменовался созданием Устава – «Учения и хитрости ратного строя пехотных людей». Согласно ему иноземные полки состояли из вполне современных, сравнительно небольших, а потому легко управляемых рот, стрелецкие же делились на громоздкие дедовские сотни. Те и другие именовались по фамилиям начальников (Сухарева, Пыжова, Колобова, Гундертмарка). По росписи 1689 года численность вооруженных сил достигала 200 тысяч. При этом солдатских («иноземного строя») полков было до 35, рейтарских, а также поселенных и кормовых драгун – до 25, старых стрелецких – около 45. Такое войско могло с успехом обороняться от конных набегов лихих южных соседей (что показала Чигиринская оборона 1677 и 1678 годов), но вести правильное наступление и противостоять натиску регулярных армий – вряд ли.

Вопрос создания воинских сил нового типа стал для юного царя Петра Алексеевича одним из основных.

Русские и татарские воины XIV – XV веков.

Глава 1. В начале славных дел

Царевичу Петру едва исполнилось 15 лет, как он всерьез занялся изучением военного дела. Удаленный от кремлевского двора с матерью и немногими приближенными в подмосковное село Преображенское, он выбрал в товарищи не только сверстников из дворянских и боярских детей, но и сыновей служителей, и даже местных крестьян. Под руководством и покровительством опытных наставников Б.А.Голицына, Г.И. Головкина, Т.Н.Стрешнева и умудренных в ратном деле иноземцев П.Гордона, Ф.Лефорта, К.Брандта малолетки-«потешные» обучались ружейным приемам, передвижениям в боевых порядках, стрельбе, фехтованию, строевой подготовке. В 1683 году юный царь располагал уже двумя регулярными полками, ставшими впоследствии первыми гвардейскими, – Преображенским и Семеновским (названы в честь деревень, где они формировались). Кроме того, на его стороне оказались и два полка «иноземного строя» – Первомосковский (Лефортовский) и Бутырский (Гордоновский). Для вполне вероятной схватки со старшей сестрой Софьей, узурпировавшей престол после стрелецкого мятежа 1682 года, это была весьма грозная сила. После Троицкого похода в мае 1689 года она и обеспечила, по существу бескровный, приход к власти Петра и его брата Ивана.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.