Теория Гайи

Шаттам Максим

Жанр: Триллеры  Детективы    2012 год   Автор: Шаттам Максим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Теория Гайи (Шаттам Максим)

От автора

Если вам захочется глубже погрузиться в атмосферу книги, послушайте музыку, которую слушал я, когда писал ее:

— Том Тыквер, [1] Джонни Климек и Райнхольд Хайл, [2] музыка к фильму «Парфюмер»;

— Джерри Голдсмит, [3] музыка к фильму «Чужой»;

— Дэвид Шайр, [4] музыка к фильму «Зодиак».

Не забывайте, все описанное в этом романе может случиться в любой момент. И еще: сходство с теми событиями, которые происходят в мире сейчас, не так уж случайно. Наше будущее — в наших руках.

Эджкомб, 21 января 2008 года.

1

Маленькие синие черточки на циферблате еле заметно светились в темноте. Таймер микроволновки показывал 5:27. Отопление в доме еще не включилось, и на кухне было довольно холодно. На столе лежал свежий номер газеты «Монд», на главной странице крупный заголовок — «Очередное землетрясение в Калифорнии».

Где-то наверху, на лестнице, вспыхнула лампочка, и через несколько секунд кухня ожила. Включился свет, побежав трепещущей волной по металлическим поверхностям. В дверях показалась Эмма Де Вонк, высокая тридцатипятилетняя женщина с густыми темными волосами, непокорной гривой спадавшими ей на плечи.

Нос у нее был самым обычным, губы нельзя было назвать чувственными, подбородок тоже не вполне соответствовал современным канонам красоты, но все-таки Эмма была очень привлекательна. Уверенность в себе сочеталась в ней с природной грацией, живым умом и женственностью.

Эмма была в джинсах и топике, бретельки которого были завязаны на плечах. Топ выгодно подчеркивал грудь и скрывал живот, напоминающий о трех беременностях.

Вслед за Эммой на кухню спустился ее муж Петер. Он только что побрился и держал в руках пиджак.

— Где дети? — спросила Эмма.

— Все вышли из ванной, и это уже хорошо, — ответил Петер с легким акцентом.

Петер тоже был очень высоким, волосы у него были каштановыми, а глаза — зелеными. Ему было чуть меньше сорока лет, и он был в хорошей спортивной форме.

Пока он завязывал галстук, глядя в стекло микроволновки, на столе как по волшебству появились две чашки горячего шоколада, две чашки кофе и пять стаканов апельсинового сока. Продолжая возиться с галстуком, Петер улыбнулся и сказал:

— Хотел бы я знать, как ты ухитряешься быть прекрасной матерью, потрясающей супругой и ученым с мировым именем!

— Ты хочешь сказать, ученым, чьи научные теории вызвали скандал в международном научном сообществе?

— Вот что мне в тебе особенно нравится! Эта твоя язвительность!

— Кстати, научная работа — это самое легкое из всего, что ты перечислил. — Эмма повернулась к двери и закричала: — Зак, Мелисса, Лея! Завтрак на столе! Поторопитесь, а то опоздаете!

Раздался топот, как будто по лестнице спускалось стадо слонят, и все расселись за столом.

— Кому это в голову пришло вставать в такую рань? — тяжело вздохнул старший, тринадцатилетний Зак.

— А что, по-моему, это здорово! — ответила шестилетняя Лея.

Мелисса, средняя, воскликнула, увидев газету:

— Значит, это правда, что настал конец света? Отец Фабьена сказал, что это апокласипсис!

— Апокалипсис, — поправил ее Петер, — но все это глупости.

— Да? А почему тогда повсюду происходят катастрофы? — возразил Зак. — Наша математичка говорит, что если так пойдет и дальше, то из-за природных катастроф в год будет погибать больше людей, чем в Персидском заливе и во Вьетнаме, вместе взятых!

— Хотел бы я поговорить с твоей учительницей!

— Земля скоро взорвется! — замогильным голосом продолжал Зак, нагнетая обстановку.

— Так это правда или нет? — спросила совсем перепуганная Мелисса.

Эмма вмешалась:

— Нет, нет, Мелисса! Это… это как будто Земля подхватила насморк. Через некоторое время она выздоровеет.

— Но микробы, которые вызвали насморк, останутся, — не унимался Зак. — И эти микробы — мы, люди. Чтобы Земля выздоровела, она должна избавиться от нас…

— Зак! — Эмма мрачно посмотрела на сына, и тот умолк.

Лея возмутилась:

— Почему это мы должны умереть?

Эмма посмотрела на Зака, и тот заметил, что ее глаза мечут молнии.

— Да нет же, Лея, твой брат говорит чепуху, — сказал Петер.

— А нам обязательно ехать к дедушке и бабушке? — мрачно спросила Мелисса.

— Дорогая, пройдет еще несколько лет, прежде чем тебя можно будет оставлять одну дома. Давай ешь хлопья.

— Вас долго не будет? — с тревогой спросила Лея.

— Не знаю, милая. Я говорила тебе вчера, мы обязательно должны ехать. Думаю, это всего на несколько дней.

— Но раньше с нами всегда оставался папа!

Эмма и Петер переглянулись, они оба были встревожены. Накануне вечером раздался телефонный звонок. Звонил некто Франсуа Жерлан из Европейской комиссии, он сказал, что Петер должен немедленно выехать на юг Франции, а его жена тоже отправится в командировку. Он несколько раз повторил: дело срочное и совершенно секретное, по телефону ничего обсуждать нельзя, Петер и Эмма получат хорошее вознаграждение, но приступать к работе нужно уже завтра.

Жерлан тараторил не умолкая, но по его голосу было слышно, что он нервничает. Представитель Европейской комиссии повторял: никаких вопросов, вы все узнаете, когда окажетесь на месте. Это связано с вашей научной деятельностью и должно вас заинтересовать. Ответ нужен немедленно. Петер долго молчал, потом вздохнул и сказал:

— Хорошо, я поеду, но мне нужно предупредить лабораторию. Скажите, где вас найти.

— Захватите теплую одежду, вы будете работать высоко в горах. Завтра в шесть утра за вами заедет профессор Бенжамен Кларен. Он уже получил все необходимые инструкции.

— Бен? Брат моей жены?

— Да. Кстати, вы не могли бы передать ей трубку?

Петер пробормотал:

— Да, конечно… Она тоже должна ехать?

— Да, но в другое место. Это далеко отсюда.

Поздно вечером, когда дети отправились спать, Эмма и Петер долго говорили, лежа в постели. Они решили принять предложение из любопытства.

Интересно, зачем это они понадобились Европейской комиссии?

Природные катаклизмы стали повседневной реальностью, и европейские страны объединили усилия, чтобы противостоять им, подчинившись единому управляющему органу. Всего за восемь месяцев Европа получила больше независимости и смогла контролировать ситуацию лучше, чем за всю свою историю. Главные решения принимались теперь в комитетах и залах Комиссии, а затем вступали в силу во всех странах Евросоюза. Важнее всего теперь стала возможность оперативно реагировать на события, происходящие в мире. Ученые предсказывали, что в ближайшем будущем планету не ждет ничего хорошего, и нужно было быть готовыми ко всему.

Так что же за проблема потребовала участия семьи Де Вонк?

К ним еще никогда не обращались за помощью в таких важных и секретных делах. В этом было что-то таинственное, волнующее и… пугающее.

Они надеялись, что смогут оказаться полезными и не окажутся втянуты в какое-нибудь сомнительное предприятие.

Прежде чем выключить свет, Эмма пошутила:

— Похоже на шпионский фильм или роман Майкла Крайтона. [5]

Оба заснули с большим трудом.

Дети уже носились по лестнице с рюкзаками в руках и натягивали куртки. Эмма протянула стакан апельсинового сока Заку.

— Ты ничего не съел, выпей хотя бы это, — строго сказала она.

— Ну, мам, — заныл Зак, — бабушка и так закормит меня до смерти!

— Пей! Я буду хотя бы знать, что уж сок-то ты выпил.

Петер положил конец их препирательствам:

— Выходим! Бен приехал!

Дети забрались в машину.

— Здорово, молодежь! — приветствовал их Бен, и в ответ раздался хор веселых детских голосов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.