В этой старой гостинице на берегу

Башкиров Михаил

Жанр: Рассказ  Проза  Повесть    Автор: Башкиров Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В этой старой гостинице на берегу ( Башкиров Михаил)

Михаил Башкиров

В этой старой гостинице на берегу Триптих

Шабашник с юга

1

Мы загнали машину в ограду.

Виктор остался сливать воду и прятать «дворники» с зеркалами, а я мимо покосившейся кладовки, мимо кучи свеженапиленных дров, через боковое крыльцо прошел в гостиницу и осторожно постучал в дверь, третью справа по коридору.

Раздался знакомый голос тети Маши.

– Покоя от вас нет…

Узрев меня за порогом, она высвободила мощные руки из карманов широченного халата и протянула мне навстречу вместе с массивной связкой разнокалиберных ключей.

– А я-то, старая, думаю, куды вы запропастились… Осень ужо, а вас и не видно… Пять годков у нас, и на тебе… Сменщица моя, Дарьюшка, так покоя не дает – когда, мол, геологи приедют… Глупая, для нее все с рюкзаками – геологи, а про землеустроителев она и слыхом не слыхала…

Я извлек из полевой сумки большую шоколадку и презентовал тете Маше.

– Вот внучке-то будет радость… А вы идите, располагайтесь в шестнадцатом, там открыто!

– Опять в апартаменты шабашника? – сказал я весело. – Помните, в прошлом году он всю ночь выступал, как на митинге? Помните?

В руках у тети Маши хрустнула шоколадка.

– Его же, сердешного… Его же по лету…

Лицо ее как-то враз постарело, и маленькая слезинка нехотя выползала из скопища морщинок.

– Зарезал, бич проклятый… Он его, как человека, к себе в бригаду взял… Отговаривали люди, отговаривали… Не послушал…

Она присела на диван.

– Господи, что же это делается, господи… Ведь у него семеро осталось… Семеро…

Мал-мала меньше…

2

Новый постоялец ворвался в номер, выдернул из кожаной куртки бутылку водки и с грохотом выставил на стол, рядом с мутным графином и щербатым граненым стаканом.

Мы с Виктором переглянулись и, как ни в чем не бывало, продолжали сидеть на койках.

– Будем знакомы, дорогие мои!

Сдернул куртку и, оставшись в тельнике с засученными рукавами, надвинулся на меня.

– Бригадир шабашников, а для друзей просто Гоча.

Я привстал и пожал его квадратную, изрядно намозоленную ладонь – газета у меня на коленях шумно смялась.

Крякнув, он развернулся на месте, отыскал глазами Виктора и, покачиваясь, двинулся на него.

Виктор предусмотрительно отложил в сторону транзистор и шагнул навстречу.

– Ребята, я в этом номере всегда останавливаюсь. Тетя Маша уважает и мою койку всегда для меня держит…

Прищелкнул языком.

– Не бесплатно, конечно!

Знакомство состоялось.

– У меня сегодня праздник… Я бы не сказал, что очень большой праздник, но достаточный для того, чтобы его отметить в нашем узком кругу!

Дверь открылась, и в комнату нерешительно вошел дядечка с большим, туго набитым портфелем.

Долго поворачивал голову сначала справа налево, потом слева направо и наконец выдавил из себя впрок заготовленную фразу:

– Мне сказали, что здесь одна коечка свободна.

А, подумав, добавил для убедительности:

– Мне только на ночку… До утрешнего автобуса.

– Проходи, дорогой, гостем будешь!

Шабашник, одним ловким движением коротких пальцев содрал пробку с бутылки.

– Места на всех хватит!

Дядечка продолжал топтаться у дверей.

– Ты что, русского языка не понимаешь?

Шабашник приблизился к дядечке и добродушно вырвал у него портфель.

– Проходи, тебе говорят! Не порти момент!

– Премного благодарен, премного благодарен… Мне только ночку, до первого автобуса… Только на ночку.

Шабашник поставил портфель на свободную кровать у окна, открыл шкаф и достал оттуда еще одну бутылку с чем-то густым и темным.

– Гранатовый сок… Из дому привез… Специально берег для такого случая… Представляете, о таком подряде договорился – все пальчики оближешь! Ох, и развернемся будущим летом! Не стыдно будет в Баку показаться…

Дядечка спрятал портфель далеко под кровать, торопливо разделся и нырнул под одеяло.

Мы даже не слышали, как он дышит.

– Странная у меня судьба, представить себе страшно, какая странная.

Шабашник откупорил зубами бутылку с соком и добавил несколько капель в водку.

– По рождению – грузин, проживаю и прописан в знойном Баку, вот уже десятый год строю в Сибири дома и коровники… И, надо сказать, строю прекрасно!

– За такие деньги, которые вы зашибаете, можно и дворец отгрохать.

Виктор подсел к столу и стал смотреть, как шабашник с юга перемешивает водку с гранатовым соком.

– Деньги даром никому не дают.

Шабашник посмотрел бутылку водки на свет.

– От темна до темна, без выходных, до холодов…

– Что-что, а вкалывать вы умеете.

Виктор повернулся ко мне.

– Как, начальник, насчет баночки тушенки?

– Давай, – сказал я. – Да попроси у тети Маши сковородку, не холодной же давиться.

– Минуточку.

Шабашник снова открыл шкаф и достал откуда-то снизу две большие фиолетовые луковицы.

– Тушенка, конечно, не шашлык…

Дядечка продолжал камнем лежать под одеялом.

– Деньги, деньги… – сказал шабашник, когда Виктор хлопнул второпях дверью. – У меня в Баку – пять мальчиков и две девочки, и жена не работает… Деньги… Да в соседней деревне, здесь, в десяти километрах, женщина – молодая, красивая… У нее мальчик и девочка… Много, да… Скажешь, нехорошо делаю… Там семья, тут семья… Но ты посмотри, посмотри!

Он задрал тельняшку и показал грудь, сплошь покрытую седыми волосами.

– Жизнь, считай, прошла!

В комнату заглянул Виктор:

– Один момент!

– Знаю, ты меня за человека не считаешь, – сказал вдруг шабашник глухо, как будто внутрь себя. – Ну, честно…

– Какая разница, – я подсел к столу. – Вы же все равно останетесь самим собой… Вы просто не сможете по-другому…

– Клянусь!

Шабашник ударил кулаком по столу – стакан подпрыгнул и опрокинулся.

– Клянусь! Поставлю детей на ноги и брошу враз шабашить…

– Думаете, они вам за ваши труды спасибо скажут?

– У тебя дети есть, ну хоть один?

– Извините, но я холост и до тридцати лет решил погулять свободным от всяческих пут.

– Тогда не поймешь… Мне от них ничего не надо. А вот спать спокойно не могу, самый жирный кусок в горло не полезет, если не сделаю для них всех, понимаешь, всех, что могу, и пока я могу много. В мою бригаду любой – с радостью! Да, я получаю две доли, но зато фронт работ – обеспечиваю, снабжение материалами – обеспечиваю! И работаю вместе со всеми! Поблажки – ни себе, ни другим.

– Как же вас после этого не уважать!

– Не надо так, прошу тебя, не надо… Хочу, страшно, до боли хочу, чтобы мои дети получили высшее образование. И поверь, они его получат. Но не хочу, чтобы они стали такими, как ты… Сидишь, помалкиваешь, ухмыляешься… Думаешь: треплет мужик зря…

Нарисовался Виктор и пристроил шипящую сковороду с разогретой тушенкой на стол.

– Кушать подано!..

3

Потом была долгая ночь.

Дядечка стонал под одеялом, переживая за портфель.

Виктор глазел на пьяного шабашника, приложив транзистор к уху.

Я молча, изредка снисходительно улыбаясь, слушал излияния бригадира, который все пытался доказать правильность своей жизненной позиции…

4

Я прошел в шестнадцатый номер.

На кровати шабашника сидел юнец с редкими усиками и ковырял маленьким ножиком под ногтями.

– А я нашему другу из Баку сюрприз приготовил! – сказал, входя в комнату, Виктор. – Извиняюсь… Неужели он изменил себе и перебрался в другой номер? Или бросил шабашить?

– Бросил! – сказал я и почему-то вспомнил уставшие глаза тети Маши и ее беспомощно лежавшие на коленях руки. – Навсегда бросил!..

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.