Микадо. Император из будущего

Вязовский Алексей

Серия: Сэнгоку Дзидай [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Микадо. Император из будущего (Вязовский Алексей)

Предисловие автора

Уважаемые читатели! Вы держите в руках вторую книгу серии «Сэнгоку Дзидай. Эпоха Воюющих провинций». Оба романа — и первый и второй — написаны в жанре альтернативной истории. И посвящены они Японии, а точнее — тому, что было бы с этим островным государством, попади туда, в 1538 год, наш современник. Не ждите от моих трудов стопроцентной аутентичности. Некоторые события я сдвинул во времени (например, год «открытия» Японии португальцами), какие-то локации переместил в пространстве, с какими-то названиями и преданиями немного наврал, исторических персонажей слегка перетасовал, но в остальном, обещаю, будет интересно. Гейши, самураи, суши, сумо — в общем, полный японский набор.

P.S.В романе много японских названий и терминов. Пользуйтесь дополнением в конце книги, озаглавленным как «Некоторые сведения из эпохи Воюющих провинций».

Глава 1

ФИГУРЫ НА ДОСКЕ

У наблюдающего со стороны — восемь глаз.

Японская поговорка

Я лечу-у-у! Парю в воздухе над синей гладью моря. Боже, какой кайф! На чем парю? На средневековом параплане. Почему средневековом? А в Японии в одна тысяча пятьсот тридцать девятом году других и нет. Самодельный шелковый парашют прямоугольной формы, с пеньковыми стропами, который на тросе тянет за собой быстроходный клипер. Тоже мейд ин Джэпен. [1] Это наше первое парусное судно, сделанное англичанином Джоном Фарлоу. Низкий киль, острые обводы корпуса, три мачты с хлопчатобумажными парусами, высокие мореходные качества. Десять-двенадцать узлов при хорошем ветре. Сейчас же мощный бриз от берега, и мы решили испытать изобретение из двадцатого века — параплан. Да, то самое, которое каждый видел на курортах Турции, Египта… Я не исключение — в бытность мою в Москве свой первый отпуск мы с моей девушкой провели в Анталии, где я имел возможность прокатиться на этом воздушном аттракционе. Кое-кто скажет, что это «фастфуд-отдых», [2] и я с ними соглашусь. Но что может себе позволить простой провинциальный парень, приехавший учиться в Москву и работающий на полставки в инвестиционной компании? И пусть последний год своей учебы я зарабатывал уже неплохо, расходы мои росли еще быстрее. А как вы хотите жить в столице нашей Родины, где даже самая плохонькая однокомнатная квартирка стоит не меньше пяти миллионов рублей? Впрочем, я отвлекся.

Позвольте представиться. Алексей Афанасьев. Хомо-попаданец обыкновенный, средневековый. Точнее, вселенец. В тело японского даймё (по-нашему — князя) по имени Сатоми Ёшихиро. Двадцать четыре года, женат, имею на содержании сына, а также целый клан Сатоми, в который входит до двух миллионов человек. Это если считать чохом — со всеми крестьянами, самураями и прочим обслуживающим персоналом. Много? А что вы хотите. Япония — самая густонаселенная страна шестнадцатого века. По переписи, которая прошла этой зимой, на островах живет больше пятнадцати миллионов человек! Для сравнения: по оценкам историков, население России в начале шестнадцатого века составляло всего около пяти-шести миллионов и только к концу столетия выросло до восьми-девяти.

Я часто задаю себе вопрос: почему Страна восходящего солнца? Какие высшие силы или законы природы направили меня сюда и для чего? Неужели Родина не заслужила своего оригинального прогрессора? Ведь, как говорится, «где родился — там и пригодился». Допустим, я знаю японский. Жил в Токио, видимо, погиб в ходе землетрясения. Но почему все-таки Япония, а не Россия или хотя бы Европа? Нет ответа. Небеса молчат. Зато те, кто обычно вещает вместо них — говорят, и ох как охотно. Жрецы синто, местной традиционной религии, считают такие выкрутасы с путешествиями душ вполне естественным и даже закономерным явлением. В мире существует круговорот рождения и смерти. Добился покровительства божества из местного пантеона? Отправляйся на более высокую стадию существования. Добиться протекции бога или богини вполне можно, выполняя нужные ритуалы и даже используя особые талисманы и амулеты. Но я-то никаким небожителям не поклонялся! Атеист во втором поколении…

Буддисты также вторят синтоистам. Страдаешь? Мечешься? Не можешь найти своего места в жизни? Ничего страшного — этих жизней у тебя будет еще очень-очень много! Найдешь, где себя реализовать. Реинкарнация, переселение душ — называйте как хотите. Перед вами живой пример, и поверьте, свой «второй» шанс я планирую использовать на полную катушку.

Вернемся с небес на землю. Кроме управления кланом, приходится заниматься прогрессом. Внедрять различные технологии, организовывать новые производства. Нынче я крупный владелец заводов, пароходов. Нет, до парового двигателя мы еще не доросли, но пара верфей под парусные суда вместе со всей инфраструктурой (морильные пруды, лесопилки, канатные мастерские etc) [3] уже наличествуют. И активно работают. Я надеюсь к лету выйти на темпы закладки двух кораблей ежемесячно. Пока строим быстроходные флейты и клиперы с большими парусами и восемью пушками, а также простенькие, но вместительные торговые галиоты. Заправляют всем два человека — английский мореплаватель Джон Фарлоу, которого смыло за борт во время шторма недалеко от главного японского острова Хонсю, и мой вассал Самаза Арима.

Теперь к «тяжелой» промышленности. Уже введены в строй два завода — пороховой и металлургический. Первый лучше назвать химическим, ибо разросшаяся лаборатория Масаюки Хаяси выдает не только порох, но также селитру, краски, смолы для верфей, разные кислоты, фосфор… Я отдал самураю под начало перегонку спирта, производство купороса, хрома, марганца (используются как легирующие добавки при производстве стали). Целый научный городок вырос на базе бывшего монастыря Хоккэ, здания которого под лаборатории я отписал Хаяси. Недалеко от химического завода активно функционирует металлургический. Три домны, две рудные шахты, многочисленные печи по обжигу угля, кузнечный цех с прокатными станами и прессами, работающими от водяных колес. Больше тысячи работников во главе с айном Амакуни. Айны — европеоидный народ, живущий на островах от Рюкю до Хоккайдо. Благодаря таланту и популярности Амакуни, известного своими легендарными мечами, удалось переманить в мои провинции около ста мастеров, которые ныне и составляют цвет моей металлургической промышленности.

Впрочем, что это я все о железках? Япония — страна сельскохозяйственная. И таковой будет еще много лет. Рис! Вот что является кровью местной экономики. Тут у меня тоже есть успехи. Аграрная реформа началась с того, что я существенно понизил налоги на крестьян. Если раньше даймё отнимали до семидесяти процентов урожая, то я снизил эту цифру в три раза. Думаете, мой бюджет сразу рассыпался? А вот и нет. Кассовый разрыв удалось заткнуть военными трофеями. Плюс резко оживилась торговля — ведь мне удалось прорвать эмбарго, которое наложил на страну Китай. Ну и снижение таможенных пошлин по основной артерии центрального острова — тракту Токайдо — принесло свои плоды. В общем, по деньгам пока выкручиваюсь, чего не сказать о кадрах.

Дефицит специалистов страшный. Не хватает всех. Вот взять ту же аграрную реформу. По всем своим провинциям я распорядился организовать опытные зерновые станции. Селекция новых сортов риса, устойчивых к засухе, ведение метеорологических журналов и замеров, применение удобрений, севооборота и обработки почвы… Все это требует образованных агрономов. А где их взять? Вот и приходится брать самоучек типа бывшего крестьянина Хонды Хосимы, выбившегося в самураи. Заведует теперь у меня всем сельским хозяйством. А заодно птицеводством (я решил строить куриные инкубаторы), животноводством (последнее пока представлено десятком коров и свиней, привезенных из Китая и Кореи). Еще один тяжелый вопрос — управленческие кадры. Администрация городов, поселков, заводов — всем моим начинам нужны, выражаясь по-современному, манагеры, они же менеджеры. По закупкам (например, железной руды, которой категорически не хватает для плавок), по логистике (торговые дома готовы брать любого — хоть хромого, хоть косого, лишь бы умел писать, считать и владел китайским языком, а точнее, его самой распространенной разновидностью бэй). Приходится в спешном порядке открывать школы, училища при заводах и даже университет. С высшим образованием в Японии все не так плохо, как со средним и начальным: есть несколько институтов вокруг Киото, — но когда начинаешь разбираться… Ну, допустим, каллиграфия еще туда-сюда, поэзия и китайская философия с историей — пусть учат. Расширяет кругозор. Но скажите, зачем учить гаданию на потрохах?! Какой в этом практический смысл? Или астрология. Меня прямо трясет от бешенства, когда все мои сподвижники, прежде чем что-либо сделать, бегут уточнить у какого-нибудь шарлатана расположение планет и светил. Благоприятствуют начинанию или нет?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.