Fata Morgana

Магула Дмитрий Антонович

Жанр: Поэзия  Поэзия    1963 год   Автор: Магула Дмитрий Антонович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Fata Morgana ( Магула Дмитрий Антонович)

ДМИТРИЙ МАГУЛА. FATA MORGANA (Нью-Йорк, 1963)

И лжет душа, что ей не нужно Всего, чего глубоко жаль.

А.А. Фет

От Автора

В эту, третью по счету, книгу моих стихов вошли стихотворения, написанные с 1943 г.

Первая книга, «Свет Вечерний», была издана в Париже, в 1931 г.; вторая — «Последние Лучи» — в Нью-Йорке, в 1943 г.

Порядок чередования стихотворений не соответствует датам их создания и нарочито принять для некоторого разнообразия их по теме или по форме.

Стихотворения, отмеченные в Алфавитном Указателе звездочкой, [*], были впервые напечатаны в Нью-Йорке, в 1949 г., в сборнике «ЧЕТЫРНАДЦАТЬ», изданном «КРУЖКОМ РУССКИХ ПОЭТОВ в АМЕРИКЕ».

В книгу включены восемь моих, близких к подлиннику, переводов с английского, испанского и французского, а за помещение одной шутки на тему о непогрешимости математики и одной, также шуточной, «баллады» автор приносить читателю свои извинения.

Я считаю своим долгом, выразить свою признательность Mr. A. J. Lipp’y за его дружескую помощь мне в издании этой книги и за его решающую поддержку в размере всей суммы, недостававшей для покрытия расходов по изданию.

«Пока живем, пока мы спорим…»

Пока живем, пока мы спорим, За днями годы протекли И собираются вдали, Как облака над дальним морем… Но каждый мимолетный день, Пусть мимолетно-быстротечен, Был в прошлом чем-нибудь отмечен, Как на пути одна ступень. Где эти дни теперь? Не мы ли Хотели сами верить снам? Те дни — они приснились нам… А сердце шепчет: были… были…

«К познанью мира только два пути…»

К познанью мира только два пути: Один — искать для веры оправданья, Другой — чрез разум дерзко обрести В вопросах веры право отрицанья… Кто ближе к правде? Раб священных книг, Простертый ниц и одержимый бредом Иль тот, чей разум с горечью постиг, Что мир ему останется неведом? Все преходяще: смолк святой псалом И меркнет разум, гордый краткой славой… Прими же мир с его добром и злом, Каким он есть, не мудрствуя лукаво.

«Я помню все… Ты отдала Шопену…»

Я помню все… Ты отдала Шопену И мастерство игры, и грусть былых утрат Но вальс умолк. И вдруг, ему на смену, Победный грянул марш, призывный, как набат! Как будто ты хотела этим маршем Послать надежды весть бессильному рабу О том, что Жизнь, в своем венце монаршем, Придет и победит коварную Судьбу! Да, помню все… До мелочи последней, До жутких тех минут, когда с тобой Прощались мы в тот поздний час в передней, И слезы канули в бездонный водоем… Вагон летит… А ты осталась дома. Еще глухая ночь. Рассвет не наступал… И стук колес, как стрекот метронома, Ведет учет числу бегущих в вечность шпал.

«Много в жизни тропинок исхожено…»

Много в жизни тропинок исхожено, Много в море промчалось валов, Было веры так много заложено В тайный смысл недосказанных слов; И для сердца так много все значило, Так манила далекая цель. А желанное счастье маячило С побережий заморских земель… Были в сердце порывы горячие И надежды хмельное вино, Но за долгие годы бродячие Так и не было счастья дано! Поздно ждать его сердцу мятежному: Вот, и белая прядь в волосах, А душа, на пути к неизбежному, Заблудилась в дремучих лесах…

«Как старый раб, весь век в каменоломне…»

Как старый раб, весь век в каменоломне Дробивший недра древних мрачных скал, — Беспомощный, бессильный, я упал… И, как огнем, всю душу обожгло мне! Я помню все: молился Красоте, Молил о чуде, как молили прежде, И отдал жизнь обманчивой надежде — Несбыточной, несбывшейся мечте… Мой час настал, и в сердце смерть стучится! Я притаюсь и не открою глаз: Я жду того — да, жду в последний раз! — Что не случилось, но могло случиться.

Ветер

Le moulin n’y est plus, mais le vent y est encore.

Когда-то там, к тому пригорку, — И неужели так давно? — Кончая жатву и уборку, Везли на мельницу зерно… Вращались крылья, зерна плыли, Стучали мерно жернова И были слоем белой пыли Покрыты люди и трава. Сегодня вновь я здесь… Но где же Все то, что помню с детских лет? Все заросло травою свежей, И мельницы знакомой нет! И сердце как-то вдруг сознало, Что всех потерь былых не счесть, Что, вот… и мельницы не стало, Что только прежний ветер есть…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.