Обыкновенный мальчик Вова

Дуб Валентина Евгеньевна

Жанр: Детская проза  Детские    1972 год   Автор: Дуб Валентина Евгеньевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обыкновенный мальчик Вова ( Дуб Валентина Евгеньевна)

Давайте знакомиться

Познакомьтесь, пожалуйста: это Вова. Мальчик как мальчик: голова, два уха. Два глаза, две руки и один нос.

Глаза…

Какие у Вовы глаза? Всегда разные. То ясные, как небо, когда на нём светит солнышко.

То хмурые. Набежит тучка, и покапает дождик. Конечно, все знают: плакать стыдно. Но что поделаешь — бывает…

Уши…

Уши у Вовы не любят мыться. Когда по утрам он выходит из ванной, они ухитряются оставаться сухими.

— Вова, а уши? — укоризненно спрашивает мама.

— Как, и сегодня? — удивляется Вова.

Нос…

Нос у Вовы небольшой, курносый — просто кнопка. И очень любопытный. Всюду лезет, всё хочет узнать.

Но чаще выходит так, что по Вовиному носу всё узнают другие.

В кухню входит мама.

— Э, друг, так не годится: ты опять что-то жёг, когда меня не было дома.

— А как ты узнала?

— По носу!

Вова бежит в кухню. Таращит глаза на свой нос. Но на нём никаких следов.

— В комнате горелым пахнет! — объясняет мама.

Руки у Вовы никогда не бывают без дела. В спальне — его уголок, мастерская. Там Вова пилит, режет, строгает, стучит молотком, строит сооружения из разных «деталей».

«Детали» — это части бывших игрушек; например, колесо машины или крыло сломанного самолёта… Но больше всего «деталей» Вова раздобывает сам. То найдёт во дворе кусок свинца, то клубок спутанной проволоки, то перегоревшую лампочку. И всё тащит домой.

Мама не радуется таким находкам. Она называет это «хламом». А Вова каждый день приносит новые «детали». Вот и сейчас он стоит на пороге с огромным ржавым патефоном. Взгляд у него виноватый.

— Где взял? — коротко спрашивает мама.

— На свалке, — так же коротко отвечает Вова.

— Зачем тебе этот хлам?

Вова отвечает длинно:

— Это же не хлам! Это же старый патефон, его можно разобрать на части! Представляешь: и труба, и колесо, и подставка! Как же ты не понимаешь?

Мама всё понимает. Только раз она сильно рассердилась. Это когда сын принёс полные карманы графита. Тогда целый вечер она стирала Вовкины штаны, а вода всё равно была чёрная.

Вообще мама добрая. Только изредка она всё же говорит Вове:

— Ну-ка, сын, давай наведём порядок в твоих вещах.

— Давай! — не очень охотно соглашается Вова.

И они вдвоём вываливают всё из ящика на пол, а на дно ящика стелют чистую бумагу.

— Это, конечно, уже можно выбросить, — говорит мама и откладывает в сторону кусок сосновой коры.

— Что ты! — Вова в ужасе вырывает его из маминых рук. — Это же будущая лодка!

— Ну, а это уж настоящий хлам, — мама откладывает колбу с отбитым горлом.

— Нет! Это будет стеклянный домик для мухи!

Вот так и идёт у них уборка. Вова отвлечётся на минутку — и мама выбросит добрую половину его «хлама». Но когда заглянет в ящик — всё опять на месте.

— Сын, — вздохнёт она, глядя, как Вова подбирает гвоздики и гаечки, — кем ты только будешь, когда вырастешь. Наверное, мусорщиком.

— Я буду клоуном! — отвечает Вова. — Это самая весёлая профессия на свете.

Много красивых вещей на свете

Папа лежит на тахте, прикрывшись газетой.

— В скверике расцвели розы, — говорила мама. — Ты бы повёл ребёнка, показал бы ему. Пусть учится понимать прекрасное.

— Нет ничего прекраснее игры «Пахтакора» и «Динамо», — ответил папа. — Это невозможно пропустить.

Мама вздохнула. Она надела на Вову его любимый «кошачий» костюм. Он тёплый и ворсистый, как шерсть кота. Ещё в детском саду Вова выступал в нём на ёлке в роли сибирского кота. Тогда сзади был пришит длинный хвост. Сейчас, конечно, никакого хвоста нет, но костюм так и остался «кошачьим».

В скверике было много людей. Все чинно ходили по дорожкам. А Вове хотелось носиться по газонам, по стриженой траве. Мама остановилась у первой розы.

— Смотри, Вова, какая красота! Запомни хорошенько: мы с тобой попробуем её нарисовать.

Вова посмотрел. Роза как роза. Он такую видел на картинке. И если уж что-нибудь рисовать, то ракету или самолёт.

— Неужели тебе не нравится? — огорчённо спросила мама.

— Ничего себе, — вяло ответил Вова. Вдруг он оживился: из кустов донеслось громкое мяуканье.

— Фу, как неприятно кричит кот, — поморщилась мама.

— Это совсем не кот! Это — Мишка! — объяснил Вова и так же противно завопил в ответ. — Он вызывает меня поиграть. Можно? Мы с ним — члены «Королевства Кис-Кис»!

Подошёл Миша — долговязый мальчишка в вязаном свитере.

— Привет! — важно сказал он и сплюнул сквозь зубы.

— Привет! — так же важно ответил Вова и тоже попытался плюнуть. Но попал на «кошачий» костюм.

— Иди сюда, дело есть, — сказал Миша.

Вова пошёл за ним. А тот раздвинул кусты роз и таинственно посмотрел на Вову. Прямо из земли торчал водопроводный кран. Он был ржавый, из него сочилась вода.

— Ух ты! — Вовкины глаза восхищённо заблестели. — Ух ты!

— Это я нашёл! — гордо сказал Миша, выпятив грудь.

Вова зажал кран рукой, из щёлочки брызнула струйка. Облила его лицо, попала в рот.

— Не бойся, это не канализация, — сказал Мишка. — Я пробовал эту воду.

— Я не боюсь. Я даже пить буду. Вот смотри.

Вова направил струйку в рот. Было очень щекотно и прохладно во рту.

Мишка оттеснил Вову и напился сам, хоть пить ему не хотелось.

Так они долго играли с краном. Потом услышали, что Вову зовут домой.

— Что вы там делали в кустах? И почему ты весь мокрый? — Мама стала отряхивать Вовин костюм.

— Там настоящий кран, — радостно сообщил Вова. Глаза его горели, щёки разрумянились.

— Эх ты! Такие красивые цветы, а ты не обратил на них внимания! — покачала головой мама.

Она взяла Вову за руку и повела домой.

…Из телевизора нёсся рёв, свист и громкий захлёбывающийся голос.

— Наши — трупы! — закричал папа. — Пропустили такой мяч!

Он застонал и закрыл голову руками.

Мама молча сняла пальто, а Вове сказала идти мыть руки.

— Оба вы одинаковы! — донеслось до Вовиного слуха. — Ты, кроме своего футбола, ничего не видишь. Вот так и сын: променял красивую розу на какой-то ржавый кран!

Мама закрыла дверь плотнее, и Вова ничего больше не услышал.

В ванной он поиграл с краном, но такую тоненькую струйку, как в садике, сделать не удалось. То вода не текла совсем, а то вырывалась толстой струёй и обливала стену.

Вова чувствовал: мама чем-то огорчена. Но чем — он не понимал. Неужели всё из-за каких-то роз?

Мама жарит оладьи

Мама жарит оладьи. Они выходят очень аппетитные: золотистые, с поджаристой корочкой. Это Вовины любимые картофельные оладьи. Их ещё называют «деруны», потому что картофелину «дерут» на тёрке.

Вот такие оладьи мама жарит к обеду. И вдруг она зовёт Вову:

— Сынок, иди сюда. Нужна твоя помощь!

Вова видит: мама держит бутылку, а из неё медленно капают жёлтые капельки. Сначала быстро, потом медленнее, и наконец — последняя: кап-кап.

— Больше нет масла, Вова.

— А ты потруси, потруси, — советует Вова.

— Да нет, — мама улыбнулась. — Надо тебе сбегать за маслом, только очень быстро: одна нога здесь — другая там. Понял?

— Понял, — отвечает Вова. Ему не хочется идти в магазин. Но надо. Мама поцеловала его в тёплую щёчку. Назвала помощником. Надо идти.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.