Берлинские переговоры Молотова с Гитлером

Гогун Александр

Жанр: История  Научно-образовательная    Автор: Гогун Александр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Берлинские переговоры Молотова с Гитлером ( Гогун Александр)

Что было их действительной целью?

Я уверен, что в обеих странах сегодня такой режим, который не хочет вести войну и которому необходим мир для внутреннего строительства.

Адольф Гитлер – Вячеславу Молотову, 12 ноября 1940 г.

В СССР и Германии много аналогичного, так как обе партии и оба государства нового типа.

Вячеслав Молотов – Рудольфу Гессу

12-13 ноября 1940 г. в Берлине прошли советско-германские переговоры. С советской стороны делегацию возглавлял председатель Совнаркома Вячеслав Молотов, с германской – рейхсканцлер Адольф Гитлер. Переговоры принято считать прологом советско-германской войны.

Эти переговоры и их последствия неоднократно описаны в мировой, немецкой, советской и российской историографии. Тексты бесед между Молотовом и верхушкой гитлеровской Германии запротоколированы и были опубликованы как на Западе, так и в России. В историографии господствует следующая точка зрения: переговоры были комедией, которую Гитлер ломал перед нападением на СССР, чтобы усыпить бдительность Сталина.

Открывшиеся в последнее десятилетие факты позволяют существенно пересмотреть этот взгляд.

К тому времени Рейх уже захватил Чехию, разгромил Польшу, Данию, Норвегию, Бельгию, Францию, Нидерланды. В самом разгаре шла воздушная битва за Англию, а немецкие подлодки наносили удары по английским морским коммуникациям. СССР год назад захватил половину Польши, немного спустя – Карельский перешеек у Финляндии, потом Бессарабию, страны Прибалтики – продвинулся почти до всех границ, очерченных советско-германскими договорами 1939 года. Гитлеровская Германия, захватив огромные территории, остро нуждалась в сырье для нормального функционирования экономики разросшегося Рейха: Англия душила своего противника морской блокадой.

Твердокаменный Молотов, уезжая в Германию, получил подробные инструкции от своего шефа, о чем не преминул сообщить противоположной стороне: «Я выражаю позицию лично Сталина!» Гитлер сам участвовал в переговорах, его тщательно проинструктированные дипломаты играли вторые роли.

Чего хотел Гитлер от Сталина, мы доподлинно знать не можем, но известно, что он Молотову предложил. Основные предложения состояли в том, чтобы поделить уже не Европу, а мир! В дележе должны были участвовать Италия, Германия, Япония, СССР, который получал возможность экспансии на юг – в Иран, Ирак, Афганистан, Индию. В Восточной Азии Сталин должен был сам договориться с Японией. Это позволяло образовать союз тоталитарных диктатур на бескрайних просторах Евразии.

Гитлер хотел направить экспансию СССР на юг, чтобы Сталин не мешал заняться ему европейскими проблемами. Правда, еще с июня 1940 г. германский Генштаб планировал возможную войну против СССР, но это планирование можно было прекратить в любой момент; в то время генштабы всего мира прорабатывали разные варианты развития событий: нападение, оборона.

Молотов, которому не впервой было вести переговоры об империалистическом дележе суверенных стран, в общем согласился с предложениями, но заявил, что сначала надо решить европейские проблемы: вывести немецкие войска из Финляндии и Румынии и упрочить влияние СССР в Турции и Болгарии.

Переговоры шли два дня, Гитлер предлагал поделить мир, Молотов упорно говорил о вышеназванных претензиях.

25 ноября в Кремле Молотов заявил немецкому послу Шуленбургу о готовности СССР принять проект четырех держав о политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи при условии урегулирования восточно-, южно- и североевропейских проблем. Гитлер отлично понял, куда метит Сталин, и 19 декабря 1940 г. подписал директиву №21 – ввел в действие план «Барбаросса» с ориентировочным сроком нападения на СССР поздней весной 1941 года…

Остановимся на требованиях Сталина. Одно из них заключалось в признании интересов СССР в Финляндии и выводе оттуда германских войск. В дополнение к этому Сталин высказал желание, чтобы были признаны интересы СССР в Швеции и районе Шпицбергена. В этом случае рудники на севере Швеции, где Германия черпала незаменимое стратегическое сырье – железную руду, оказались бы либо под прямым контролем Советов, либо в зоне действия их фронтовой, не говоря уже о стратегической, авиации. Уже из этого ясно, что Москва хотела сделать Германию беззащитным, зависимым от нее «колоссом на глиняных ногах».

Второе по важности требование: вывод войск из Румынии, признание советских интересов в Румынии и Болгарии. Из Румынии Германия и Италия получали нефть и нефтепродукты. Если бы еще и этот район оказался под контролем СССР, Рейх можно было бы задушить буквально голыми руками – даже без крупномасштабной войны.

Вдобавок Сталин хотел получить контроль над Босфором и Дарданеллами. Советские базы в проливах, помимо возможности выхода Красного флота в Средиземноморье, дали бы Сталину контроль над всеми турецко-германскими экономическими связями. А из Турции Германия почти до конца войны получала хром, необходимый для производства высококачественных сталей (жизненную важность этих поставок для военной экономики Германии отмечал в своих мемуарах бывший министр вооружений А.Шпеер).

Еще Москва хотела от Берлина признания своих интересов в Иране и некоторых других уступок…

А теперь вспомним, что происходило в СССР.

На момент переговоров там уже больше года был запущен мобилизационный процесс.

ВПК производил горы снарядов и патронов, штамповал десятками подводные лодки, тысячами – танки и самолеты. На производство военной продукции в массовом порядке переходили обычные заводы. С нуля разворачивались сотни новых дивизий. Военные училища готовили десятки и сотни тысяч офицеров и сержантов армии, флота и НКВД.

Проводилась пропагандно-идеологическая подготовка населения к «освободительному походу». Многие мобилизационные приготовления приняли необратимый характер. (См. об этом, например: В.Суворов. День М; М.Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина; В.Невежин. Синдром наступательной войны).

Об этом немецкая разведка кое-что знала. Но она не знала, над чем в тот или иной момент думают в советском Генштабе. А там еще с октября 1939 г. разрабатывался план войны с Германией (по июнь 1941-го было разработано минимум шесть вариантов этого плана). 15 октября 1940 г. советское руководство утвердило этот план – судьба Рейха была решена еще до переговоров и вне зависимости от их исхода. В свете перечисленных фактов переговоры в Берлине выглядят еще и как попытка Молотова выторговать у Гитлера хорошие условия для «освободительного похода» Красной Армии.

Это, кстати, многие поняли и в Берлине. О просветлении умов в высшем нацистском руководстве свидетельствуют слова начальника Генштаба вооруженных сил Германии Вильгельма Кейтеля, произнесенные им на допросе 17 июня 1945 г.: «После этих переговоров я был информирован, что Советский Союз якобы поставил ряд абсолютно невыполнимых условий по отношению к Румынии, Финляндии и Прибалтике. С этого времени можно считать, что вопрос о войне с СССР был решен. Под этим следует понимать, что для Германии стала ясной угроза нападения Красной Армии» («Военно-исторический журнал», 1993, №9).

Похоже, что Гитлер понял: если его партнер выдвигает такие требования уже сейчас, то долгого добрососедского мира с ним не будет. А раз так, лучше напасть поскорее, не дожидаясь ни окончания войны на Западе, ни сокрушительного удара с Востока. Таким образом, зондаж Гитлера в какой-то мере удался. После оценки обстановки последовали действия.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.