Каменный пилот

Риддел Крис

Жанр: Детская фантастика  Детские    Автор: Риддел Крис   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Каменный пилот ( Риддел Крис)

От переводчика

Я просто хочу донести до таких же, как мы, фанатов произведение, которое Хроникам КРАЯ посчастливилось получить в лапы в оригинале. Данный перевод не является коммерческим, не подлежит распространению за деньги и размещён исключительно для ознакомления читателей с произведением.

Если честно, то Моджин — это мой любимый персонаж; один из самых любимых за всю прочитанную в моей жизни литературу. Её судьба — горькая и трогательная. И я не могу, просто не могу не перевести эту книгу — ведь не я один являюсь фанатом Моджин.

Пролог

Далеко-далеко отсюда находится Край, выступающий над бездной, как резная фигура на носу величественного каменного корабля. С самого края пустынного выступа льётся вниз мощный поток воды — это река Краевая, и это конец её долгого пути.

Чуть выше по течению лежат таинственные Каменные Сады. Там высокими кучами вздыбились летучие камни, что поднимают в воздух корабли воздушных пиратов. Взгляните подальше — и поток пробегает под самой огромной в Крае летучей скалой, на которой построен воздушный город Санктафракс; извивается меж доков и пристаней Нижнего Города; плещет около канализационных труб, по которым в кружащуюся воду сбрасывают отходы городские фабрики и литейные цеха.

За Нижним Городом раскинулись опасные Топи, где блестят огромные пустынные трясины и ползучие трясинные дюны. Поскольку река здесь почти полностью уходит под землю, она подмыла грунт, испещрив его оспинами грязевых ям. И когда давление под поверхностью становится слишком сильным, коварные ядовитые ямы взрываются без предупреждения. Под землёй поток остаётся и тогда, когда пересекает Сумеречный лес. Кое-кто утверждает, что река избегает предательских опьяняющих чащоб — жуткого места, которое лишает разума и чувств тех, кто в нём затерялся, и даже в умиротворении смерти оно отказывает, не позволяя вошедшим под сень деревьев найти путь назад.

И лишь в Дремучих лесах Краевая вновь показывается из-под земли, вбирая в себя притоки и разделяясь на многочисленные протоки. Они веером разбегаются по бесконечному лесу, незаметно сплетаясь в источнике всех вод Края, Риверрайзе. И этот лабиринт водных потоков — ручьёв, речек, рек, что прыгают по камням быстрыми и стремительными водопадами, что расползлись во все стороны, превратившись в кишащие мошкарой лесные болота, что слились в глубокие, чистые как кристаллы, озёра, — весь этот лабиринт является живой кровью Края, той кровью, что притягивает всех существ этих земель.

Вэйфы и лесные тролли, кучкогномы и дуркотроги, гоблины всех пород — кривозубые, пилозубые, розовоглазые, лопоухие и даже серые. Одни беспощадные, как воинственные орды изукрашенных шрамами плоскоголовых и молотоголовых гоблинов. Другие миролюбивые, как гоблины-мокроноги и их близкая родня, спокойные гоблины-сиропщики. Но все вместе и каждый в отдельности, они зависят от воды, что течёт через их покрытую тёмными лесами родину.

Исследователь нашёл бы в Дремучих лесах бесчисленное количество необычных созданий: от толстолапов-одиночек до стай зубогрызов; от жаб-вонючек, убивающих жертву ядовитым дыханием, до червей-чурбаков, что становятся на дыбы и проглатывают добычу целиком; от словоохотливых троллей-балабол с их странными глазами до бородатых, похожих на бочки зубоскалов с ноздрями на макушке и с ногами, как у древесной лягвы.

Но среди них есть один странный и немногочисленный народ. Только исключительно упорный и отважный естествоиспытатель смел бы надеяться на встречу с ним. Этот народ — из числа самых недоверчивых и таинственных жителей Дремучих лесов — окружил себя такими тайнами и живёт так отшельнически, что большинство учёных сомневается в его существовании и считает, что он — всего лишь часть мифов и легенд.

Однако эти учёные заблуждаются. Тайное племя действительно существует. Оно называется злыднетрогами. Как принято у всех народов Дремучих лесов, предания злыднетрогов передаются от поколения к поколению, из уст в уста. Истории эти повествуют о личной отваге, силе духа, приключениях и открытиях.

Одну из них мы и хотим вам рассказать…

Глава 1. Зубоскальчик

Я, Моджин, была когда-то каменным пилотом. Я летала сквозь сердце ледяных штормов, била в Топях гнилососов-альбиносов, сражалась с небесными галеонами среди пылающих железных сосен, в воздухе, чёрном от удушливого дыма… И всё это время я удерживала в небе воздушный корабль. Сейчас я должна использовать всё своё мастерство, чтобы противостоять унынию, которое хочет уничтожить меня. Осторожно поплыть по его течению, взять обратно под контроль и использовать воспоминания, как вороты и рычаги на платформе летучего камня, как я это проделывала, будучи каменным пилотом…

Я закрываю глаза, глубоко вздыхаю и возвращаюсь назад, назад, к самому началу этой истории, которая зародилась глубоко под Дремучими лесами, в Великой Пещере Трогов — месте, где я, Моджин, дочь Лоэс, дочери Лоам, правнучки первой Пещерной Матери Аргил, впервые открыла глаза. Сегодня дуб-кровосос одарил меня восемьдесят восьмым годом жизни, и хотя это внушительный возраст даже для злыднетрога, я всё ещё выгляжу, как двенадцатилетняя.

И это — самая главная моя тоска, та печаль, что я скрываю внутри себя, как заботливо оберегаемый летучий камень в клети воздушного корабля. То вниз, то вверх — но всегда внутри.

Сейчас, когда я стою на краю пустынного Риверрайза и смотрю на простирающиеся впереди безбрежные Дремучие леса, моё сердце наливается тяжестью, словно летучий камень, раскалённый пылающими кострами памяти. И тоска — этот ужасный груз в самом сердце моего естества — манит меня шагнуть через край и нырнуть вниз, как этот камень, — туда, в чёрное ничто, откуда уже не будет возврата…

Но мне следует вернуться к самым ранним воспоминаниям — к воспоминаниям о дивной пещере, где я родилась. Слёзы наворачиваются на глаза, стоит лишь подумать о ней…

Там было красиво, так красиво. Крепкие и похожие на колонны корни деревьев, растущих в Навершье, простирались в воздухе от сводчатого потолка до мягкой почвы на полу пещеры — те корни, что давали нам всё необходимое для жизни.

Кроме корней священного дуба-кровососа, здесь было множество других. Некоторые, как корешки сладкого колыбельного дерева или жёлтого смаклёвника, кормили нас. Другие — железная сосна, свинцовое и медное деревья — дарили нам материал для жилищ. А некоторые — например, корни очаровательной зимницы или нежной плакучей ивы, — мягко сияли, купая пещеру в успокаивающем пастельном свете.

А ещё там было подземное озеро, полное кристально-чистой воды. Близ него, где клубок корней расходился широким веером, мы, троги, построили бумажные капсулки-дома, громоздящиеся один на другом и образующие «троговы соты». Домики были круглые и удобные, отделённые друг от друга общими переходами, и когда кто-нибудь был в них — днём ли, ночью ли, — они озарялись изнутри мерцающими корнесвечками.

Ах, как я любила смотреть на прохладное озеро. Я созерцала мягкий свет троговых сот, отражающийся в тихих водах, и ждала, когда же с уборки урожая корней вернётся Лоэс — моя милая мама.

Уже сколько лет прошло, а я всё ещё так ясно её помню — статную, высокую, в бумажном платье и с великолепными татуировками, покрывавшими её сильные руки и блестящую лысую голову. Тощие, худосочные троги-мужчины трусили рядом с мамой, неся её тяжеленную косу и кран для корней, пока она сама тащила вязанку побегов колыбельного дерева и нектар смаклёвника нам на ужин. Завидев её, я вопила от радости и неслась домой, чтобы успеть зажечь корнесвечки и расстелить обеденную скатерть до того, как мама вернётся.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.