Искательница приключений (Прекрасная авантюристка)

Картленд Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искательница приключений (Прекрасная авантюристка) (Картленд Барбара)

Глава 1

Дверь распахнулась, в комнату вбежал мужчина и повернул ключ. Оглядевшись, он увидел женщину с побелевшим от ужаса лицом, которая начала подниматься из-за стола, стоявшего возле окна

— Не пугайтесь, — попытался он успокоить ее, — я хотел бы спрятаться у вас на некоторое время.

При этих словах мужчина, к своему изумлению, заметил, что выражение ужаса на ее лице сменилось облегчением. Он подошел к ней, и что-то в ее улыбке и в ее манере смотреть из-под ресниц показалось ему знакомым. Женщина села за стол и возобновила прерванную работу.

Он попытался вспомнить, не мог ли он где-либо ее видеть.

— Кажется, я знаю вас! — вскричал мужчина. — Мы раньше не встречались?

Это представлялось маловероятным. Вошедший был высок, широкоплеч, чрезвычайно красив и одет по самой последней моде: темно-синий атласный камзол сидел на нем как влитой, уголки жесткого воротничка упрямо подпирали подбородок, а изысканно завязанный узел белоснежного галстука, должно быть, явился результатом долгой и тщательной работы.

Женщина, работавшая в комнате, — скорее ее можно было бы назвать молоденькой девушкой — выглядела крайне скромно, даже непривлекательно. Волосы были собраны в тугой узел на затылке. Платье, невзрачное и старомодное, сшито из дешевой темной ткани, и ко всему прочему, сначала решил мужчина, она еще и близорука — когда он так неожиданно ворвался в комнату, она сразу же схватила лежавшие на столе очки.

Теперь же создавалось впечатление, что очки ей совсем не нужны. Прежде чем взяться за иголку, чтобы продолжить очень быстро и искусно вышивать платье из бледно-розового крепа, она сняла их.

— Откуда я могу вас знать? — задумчиво проговорил мужчина, так и не дождавшись ответа.

Она подняла на него глаза, в которых блеснул озорной огонек, — необычные глаза, казавшиеся темно-зелеными при свете свечи, освещавшей ее работу.

— Ну, конечно! — воскликнул мужчина. — Ты — Друзилла! Боже мой! Уж тебя я меньше всего ожидал здесь увидеть.

— Это большая честь, что ты узнал меня, кузен Вальдо, — с притворной застенчивостью ответила она.

Маркиз Линч придвинул стул к столу и сел.

— Друзилла, это потрясающе! — вскричал он. — Я часто гадал, куда ты исчезла.

— Папа уехал из Линча после смерти мамы, — ответила Друзилла. — Он поссорился с маркизой.

— А кто с ней не ссорился, — согласился маркиз. — Но куда же вы отправились?

— Так сложилось, что, пока папа не умер, мы жили в Овингтоне, в поместье его светлости, — ответила Друзилла.

— Прими мои соболезнования, — произнес маркиз общепринятые в подобных случаях слова. — Ну, а здесь-то ты что делаешь?

— Я гувернантка младшей дочери ее светлости, — ответила Друзилла.

— Гувернантка! — воскликнул маркиз. — Неужели ты не нашла ничего получше?

Слабая улыбка Друзиллы была не лишена доли цинизма.

— А что еще ты можешь предложить, — спросила она, — для девушки-сироты без денег и связей?

— Но ты могла бы обратиться за помощью к семье, — прервал ее маркиз.

— Папа порвал со всеми родственниками мамы, — объяснила Друзилла. — Он всегда чувствовал, что они презирают его и возмущены его женитьбой на аристократке. Так что у меня нет с ними никаких отношений.

— Чепуха какая-то! — пожал плечами маркиз. — Пусть твой отец и отдалился от них, но ты-то совсем другое дело — ты моя кузина.

— Мы не такие уж близкие родственники, — холодно заметила Друзилла. — Наши бабушки были сестрами, так что ты мой троюродный брат, но ведь это же не кровное родство.

— Как бы то ни было, мы родственники. — Маркиз был непреклонен. — И с тобой надо что-то делать.

— Я не нуждаюсь в твоей помощи, — запротестовала Друзилла — И прошу тебя, никому не рассказывай, что я здесь. В настоящий момент меня такое положение устраивает.

— Что значит «в настоящий момент»? — поинтересовался маркиз.

Мгновение Друзилла колебалась, потом тихо проговорила:

— Ситуация не так уж проста, а твое пребывание в классной — вдруг тебя здесь увидят — и вовсе испортит все дело. Ради Бога, Вальдо, ты уже достаточно насмотрелся на меня — уходи и забудь обо всем.

— С чего это? — удивился он. — Кроме того, у меня были веские причины, чтобы прийти сюда.

— Какие? — резко спросила Друзилла, и он заметил, что ее опять охватывает ужас, как тогда, когда он ворвался в комнату.

Внезапно, как бы в ответ на ее вопрос, в коридоре началось столпотворение. За дверью послышались звуки охотничьего рога, мужской хохот и крики «ату!» и «сбежал!», женский визг и топот бегущих ног.

Маркиз заметил, как Друзилла напряглась и замерла, и только изящная ручка нервно теребила ворот платья, как бы стараясь удержать вырывавшееся из груди сердце.

Шум стал удаляться. Вдруг ручку двери резко повернули — кто-то пытался открыть дверь, она трещала под яростным напором. Раздался женский голос:

— Заперто! Его тут не может быть!

И опять звуки рога и крики «сбежал!» пронеслись мимо двери и стали затихать по мере того, как веселая компания удалялась в другой конец коридора.

— Теперь-то ты понимаешь, почему я, как лиса, забился в нору, — улыбнулся маркиз.

— Так это за тобой охотятся? — спросила Друзилла.

— Жребий пал на двоих из нас, — объяснил он, — И оба — завидные женихи. Бог мой, Друзилла, после этого я начинаю сочувствовать лисе, которую травят.

— Зачем же ты пошел на это? — поинтересовалась она.

— А как я мог отказаться? — ответил он. — Они бы из меня лепешку сделали. К тому же я понял, что в подобных ситуациях гораздо проще согласиться на то, что от тебя требуют, а потом сделать все наоборот.

Она рассмеялась.

— Ты, Вальдо, всегда все делал по-своему и никогда не задумывался над тем, что из-за этого могут пострадать другие.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

— Твои последние каникулы в Линче: после твоего отъезда в Итон меня наказали, так как мячик, которым ты разбил стекло в оранжерее, оказался моим.

— Бедная Друзилла! — голос маркиза был полон сочувствия. — Готов дать голову на отсечение — ты меня не выдала.

— Нет, не выдала, как видишь, — ответила она, — что было довольно глупо. Наследнику простили бы все его преступления, что бы он ни натворил. Про меня такого не скажешь — я была сорванцом, к тому же дочерью приходского священника.

— Что же с тобой сделали? — спросил маркиз.

— О, ничего особенного: хорошая порка — и под замок на хлеб и воду, — весело ответила Друзилла.

— Ты должна простить меня за прошлые прегрешения, — сказал он.

— Я приму твои извинения, — проговорила Друзилла, — если ты немедленно покинешь комнату. Уходи — и побыстрее.

— Что ты так торопишься отделаться от меня? — спросил маркиз.

— Потому что тебя могут здесь увидеть, — ответила она. — Ты представляешь, что тогда скажут? Кроме того, ее светлость наняла меня при условии…

Внезапно она замолчала.

— Договаривай же! — настаивал маркиз.

Казалось, его вопрос разозлил ее.

— Хорошо, я договорю, — ответила она, гневно сверкнув глазами. — Ее светлость наняла меня при условии, что, пока я нахожусь под ее крышей, я не имею права поощрять какие-либо ухаживания со стороны мужчин.

— Ухаживания?!

— Если ты думаешь, что мне нравится, когда мне начинают оказывать знаки внимания джентльмены вроде тебя, ты жестоко ошибаешься! — бушевала Друзилла. — У них есть только одна-единственная потребность, и эта потребность — найти себе женщину. Мужчины — животные, все до единого! Чем меньше я вижу их, тем мне спокойнее! — Губы Друзиллы плотно сжались, превратившись в тонкую линию, из груди вырвался звук, очень похожий на рыдание. Она судорожно вцепилась в лежавшее на коленях платье. — Уходи, Вальдо, — уже более спокойно проговорила она. И забудь о нашей встрече.

— Как я понимаю, какой-то мужчина очень жестоко обошелся с тобой, — предположил маркиз. — Кто же позволил себе такое? Кто?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.