Идеальный выпускной

Мазаева Ирина

Жанр: Прочая детская литература  Детские    Автор: Мазаева Ирина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Идеальный выпускной ( Мазаева Ирина)

Ирина Мазаева

Идеальный выпускной

Глава 1 Чудес не бывает?

– Смотри, какие у меня варежки! – С этими словами на Ларку откуда-то сзади, буквально из-за угла, обрушилась Анька Залогина в съехавшей набекрень шапке.

Ни тебе «привет» или «с наступившим», а сразу похвастаться, неожиданно, но бурно и весело. Ларка едва от толчка не грохнулась, удержалась, уцепившись за шедшую рядом Маринку Клязьмину.

– Чтоб тебя! Че пугаешь? Какие варежки?!

– Вот! – Анька вытянула обе руки вперед, пристраиваясь идти рядом, в ногу. – Бабушка подарила!

– Ты бы лучше меня спросила, что мне подарили…

– Тебе подарили котенка?! Как ты и мечтала?! Наконец-то!

– В том-то и дело, что не подарили, – вздохнула Ларка.

– Вообще не подарили? – изумилась Анька.

– Нет, подарили по частям, – улыбнулась Маринка.

– Вообще не подарили, – подтвердила Ларка. – Телефон новый подарили. Это тоже, конечно, хорошо… – и горестно вздохнула.

Ларка, она же Лариса Филимонова, в детстве мечтала о собаке. О своей собственной верной и умной, знающей кучу команд и готовой всех порвать за свою хозяйку, собаке. Настоящей, живой и теплой. Мечтала, как Малыш из мультика о Малыше и Карлсоне. Потому что у мамы был папа, у папы – мама, старших братьев и сестер у Ларки не было, а одиночество в своей отдельной комнате – было.

Мечтала с детства. Пока года три назад родители внятно и доходчиво не разъяснили ей, что ни о какой собаке и речи быть не может, потому что «жрать она будет как лошадь, а выгуливать ее придется с утра до вечера». И тогда Ларка стала мечтать о кошке. Или коте. Она, что называется, спала и видела его, уютного, пушистого, мурлыкающего, который бы засыпал у нее в ногах, отзывался на «кис-кис» и играл с фантиком, привязанным к веревочке.

Однако и тут родители были непреклонны. Кот или кошка пугали их вроде бы меньше, но ведь и от него или от нее тоже была бы «шерсть по всему дому» и еще что-нибудь страшное.

Поэтому каждый Новый год Ларка ждала чуда, и каждый Новый год чудо не происходило. Под елкой обнаруживались новые джинсы, наборы косметики и телефоны, и никаких – НИКАКИХ – котят. Пережив еще один «праздник обломов», как называла Новый год Марина, Ларка решила завязать с мечтой навсегда, забыть и расслабиться, чтобы не страдать из года в год, не впадать в предновогоднюю депрессию, не ждать и не надеяться. Начать новую жизнь с 1 января. А поскольку 1 января было именно сегодня, то начать новую жизнь с сегодняшнего дня. Перестать верить в чудеса. Снять наконец розовые очки и повзрослеть. Ведь она уже оканчивала одиннадцатый класс и, стало быть, была совсем уже взрослая.

– Как это не подарили? – между тем все не могла прийти в себя Анька. – И что ты чувствуешь? Что-то вид у тебя нерадостный…

– Ай, нормальный у меня вид, – отмахнулась Ларка и рассказала подружке про новую жизнь.

– Правильное решение, – одобрила Маринка. – Чего зря страдать? – И обратилась к Аньке: – А ты лучше скажи, где ты была, мы тебя с утра ждали.

1 января, как известно, – традиционный «Праздник доедания новогодних салатов», который и отмечали старательно часов с двенадцати дня Ларка с Маринкой у последней дома. Анька же, пообещав прийти «ни минутой позже», объявилась только ближе к пяти, когда подружки, с трудом вытащив себя из-за стола, решили вылезти на улицу и пройтись, дабы немного растрясти в животах съеденное.

– У меня тоже никаких чудес не было, – мгновенно погрустнела она, – все как всегда. А не пришла я, потому что меня все задолбало. Я проспала до трех. Пока потом собралась, пока то да се…

Ларка под лозунгом «Новый год – семейный праздник» ежегодно встречала его с родителями у бабушки с дедушкой с маминой стороны, Маринка под тем же лозунгом – с родителями и младшей сестрой дома, и Анька тоже – дома с родителями, старшим братом Геной и его женой Люсей, которую она стойко, но тихо ненавидела с первого момента ее появления.

– У тебя, Маринка, как я понимаю, тоже все как всегда?

– Ага. Все, окончим школу – и никаких Новых годов с родителями! Ну их семейные праздники! НАДОЕЛО. Оливье, шампанское, «Ирония судьбы» – меня лично уже тошнит от этого набора.

– Меня тоже, – охотно поддержала Ларка. – Я вот не сомневаюсь, что больше никто у нас в классе не праздновал Новый год с родителями. Особенно Светка Юсель. Она-то точно отжигала где-нибудь всю ночь с парнями.

Светка Юсель была первой красавицей их 11-го «Б». В свои семнадцать она выглядела на все двадцать, фигура у нее была – хоть завтра на обложку глянцевого журнала, в школу она ходила всегда при полном макияже и на одиннадцатисантиметровой шпильке.

– Вот уж на что мне однозначно наплевать в этом мире – так это на то, где встречала Новый год Светка Юсель, – фыркнула Маринка.

– А меня, скорее, волнует, где встречал Новый год Андрей Забелоцкий… – томно выдохнула Анька.

Андрей Забелоцкий был второй знаковой фигурой 11-го «Б». Он был высоким статным парнем с копной вьющихся светлых волос и серо-голубыми прозрачными глазами, в которых периодически тонули не только одноклассницы, но и многие другие девчонки. Забелоцкий охотно флиртовал со всеми, не просто принимал всеобщее обожание, но и пользовался им по полной программе, позволяя писать за себя рефераты, делать домашние задания и одалживать какие-нибудь приятные мелочи. Но душу свою раскрывать ни перед кем не спешил, и место дамы его сердца год за годом оставалось вакантным.

– Может, у него все-таки есть какая-нибудь тайная пассия? – предположила Ларка.

– Спорим, хороший приличный мальчик Андрей Забелоцкий тоже справлял Новый год с родителями? – хитро улыбнулась Маринка.

– С какими родителями?! Почему хороший?! – тут же кинулись на его защиту Анька и Ларка.

– Конечно, какой он хороший? Несомненно, плохой.

– А-а, опять ты нас подначиваешь, – улыбнулась Анька. – Ну да, он нам нравится. И мне, и Ларке. И что с того?

– Мне он не нравится, – вяло попыталась отмахнуться Ларка.

– Я просто вообще не понимаю ваши страдания о парнях. Ах, мне семнадцать, а у меня нет парня! Ах, где же найти парня? Ах, не получается найти парня, так хоть пострадать о ком-нибудь, кто на нас и внимания не обращает! Это ведь какой-то непонятный мне стадный инстинкт просто, иначе и не назвать. Причем вы даже себе свой собственный объект для страданий найти не можете: если все страдают по Забелоцкому – значит, будем страдать по Забелоцкому.

– Это не стадный инстинкт! – возмутилась Анька. – И это мне самой хочется отношений с парнем, а не потому, что все этого хотят. А Забелоцкий… Это вообще просто так. Пока я не встретила своего принца. Мне нравится страдать. Это приятно.

– И между прочим… – вступила Ларка.

– Что может быть приятного в страданиях? – удивилась Марина.

– Не перебивай меня! Я, между прочим, вообще не уверена, что Забелоцкий мне нравится. Это Аньке он нравится. А я…

– А ты за компанию. И никакого стадного инстинкта.

– Ты меня опять перебила! С тобой невозможно разговаривать.

– Это с вами невозможно разговаривать: с чего бы ни начали – всегда переходим на Забелоцкого. Я уже про него больше слышать не могу.

– А мне нравится о нем разговаривать, – воинственно сообщила Анька. – А ты опять на нас наезжаешь. На пустом месте. Ведь мы…

– Не на нас, а на тебя. Я о Забелоцком не говорила. Это ты все начала, – встряла Ларка.

– Когда я перебиваю – это ужас-ужас, а когда сама – это нормально? – снова вступила Марина.

– Да вы обе хороши, всегда меня перебиваете. И как я вообще вас терплю?! – улыбнулась Анька.

– Потому что ты нас любишь, – улыбнулась в ответ Ларка.

– И будешь любить долго и счастливо, – с серьезным видом заметила Марина.

И все трое рассмеялись.

Подружки сделали круг по району и подходили к Ларкиному дому. Изначальный план был доесть все салаты у Марины, а потом у Ларки.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.