Покорение

Скотт Тереза

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Покорение (Скотт Тереза)

Пролог

Мехико,

декабрь 1689 г.

— Поверьте, этот человек не нужен вам, отец Кристобаль. Он хуже всех остальных! — майор говорил резко и непримиримо и с нескрываемым презрением указывал пальцем на грязного, оборванного узника.

Отец Кристобаль не сразу рассмотрел заключенного, на которого указывал майор. Не до того было. Матерь Божья, какая жара! Он вытер пот с распаренного лба видавшим виды платком, более похожим на серую тряпку. Затем обвел взглядом молчаливую колонну из семидесяти узников. Разного роста и облика, все они зависели от его слова. Он вздохнул.

Когда же он наконец, взглянул на того, о ком говорил майор Диего, то застыл от изумления. С грязного, заросшего редкой бородой лица на него глянули пронзительные голубые глаза, горделивая осанка, нос, как клюв хищной птицы… Черные волосы разбросаны по загорелым плечам. Даже грязь, въевшаяся в коричневую кожу, казалось, не умаляла его достоинства. И хотя он был так же истощен, как и остальные, его мускулистое тело было стройным и сильным.

Священник отступил и надвинул на лицо капюшон. Из-под капюшона он мог лучше рассмотреть этого человека. Узник выглядел довольно свирепо, даже в своем жалком положении он выделялся среди прочих непокорным видом.

Неожиданно для себя отец Кристобаль почувствовал, что не желает подчиняться мнению майора. С какой стати тот указывает ему! Отец Кристобаль сам удивился своему упрямству. Ему захотелось ущемить самомнение майора, этого грубого и жестокого сына Испании. Мгновение он внимательно глядел на нос майора, из-под которого торчали жесткие черные усы, а затем перевел взгляд на заключенного. Узник это заметил: он оживился, его холодные глаза настороженно вглядывались в священника.

Отец Кристобаль отвел глаза. Во взгляде узника читались и отчаяние, и надежда, и живой ум. В голове отца Кристобаля зародилась некая идея.

— Конечно, он не лучше всех прочих… Разве что покрепче… — Пот бежал по его лицу, и священник напрасно отирал его со лба.

Майор впился взглядом в бледное строгое лицо священника. Как большинство солдат Новой Испании, он ненавидел миссионеров, этих тощих святых братьев. Церковь была очень влиятельной структурой в Новой Испании. Армия видела в ней соперника в завоеваниях этих безграничных новых земель, она была препятствием на пути таких честных вояк, как майор Диего.

Майор перевел взгляд на бесстрастное лицо узника.

— Да, — наконец произнес он и сплюнул. — Он такой же убийца, кровопиец и вор, как и весь этот сброд.

План отца Кристобаля был таков: собрать отряд солдат для оказания помощи городу Санта Фе, столицы северных земель Новой Испании, но план этот не нашел поддержки в Мехико. Поначалу вице-король согласился помочь Санта Фе продовольствием и солдатами, но узнав о количестве требуемых солдат, переменил свое решение, и отец Кристобаль несколько пал духом.

Зато перед святым отцом были открыты все тюрьмы Мехико, и любой убийца, бродяга и пьяница согласился бы поменять жизнь за решеткой на опасную жизнь на полях сражений. Вице-король отказался дать своих солдат в такое смутное время.

— Берите этих — или не получите ничего, — сказал он напоследок со сладчайшей улыбкой, как будто отдавал своих лучших воинов.

Отец Кристобаль снова вытер лоб. Матерь Божья, как жарко!

Он снова взглянул на голубоглазого узника и сказал:

— Я беру этого!

Майор принес откуда-то весьма порванный и грязный пергамент, сделал на нем предписание отпустить заключенного со священником. При этом он все время досадливо качал головой и что-то бормотал про себя.

— Вот и еще один головорез для вашего отряда, — угрюмо заключил он.

Майор хитровато-торжествующе посмотрел на священника и тот сразу забыл свою досаду на вице-короля и на майора, забыл и высшую свою задачу: вести борьбу за человеческие души. Тут было что-то не так.

— Кто он? — нахмурясь спросил отец Кристобаль.

— Вам следовало поинтересоваться этим раньше, — злорадно сказал майор. Он явно наслаждался моментом. У священника появилось нехорошее предчувствие.

— Да, это такой же вор, убийца, как и остальные, — с расстановкой, спокойно проговорил майор. — Но ко всему прочему он еще и апач.

Майор ожидал эффекта от произнесенных слов и не был разочарован. Страх исказил бледное худое лицо священника.

— Апач? — и хотя отец Кристобаль справился уже с выражением своего лица, голос его дрожал. Но он перевел усталые глаза на майора: — Ну что ж, майор Диего, я готов доказать, что даже у апача есть… есть душа. — Это были смелые слова, но вряд ли святой отец верил в них сам.

Смех Диего раскатился в душной атмосфере полдня. Снаружи, на площади, всполошились от мощного звука куры, копошившиеся в песке.

— Нет, брат мой, ты вряд ли докажешь это. Я еще поверю, что мексиканские индейцы имеют душу, но не апачи… — майор уверенно покачал головой. — Нет, это бездушные твари.

Отец Кристобаль обернулся, чтобы взглянуть на индейца еще раз. На него в упор глядели непроницаемые ледяные глаза. Это показалось святому отцу признаком жестокости. Но более всего его беспокоило ощущение, что индеец понимает каждое их слово.

— Он выглядит почти испанцем, — задумчиво проговорил отец Кристобаль. — Откуда он родом? Давно ли сидит в тюрьме?

Диего пожал плечами:

— Откуда-то с севера. Здесь он год или немногим больше. Трудно сказать. — Он спокойно наблюдал, как святой отец истекает потом в этот жаркий полдень. — Мы на днях собирались повесить его.

Отец Кристобаль устремил на Диего удивленный взгляд.

Диего мрачно ответил на его немой вопрос:

— Он убил моего солдата. Даже больше — лейтенанта. — Он метнул злобный взгляд в сторону узника. — Если бы вы не вмешались, через два дня я повесил бы этого сукина сына, а не стал бы делать из него солдата.

— Сын мой, — забормотал отец Кристобаль, торопливо крестясь. — Не говори таких слов. Не бери греха на душу…

Святой отец вновь с интересом взглянул на индейца. Ущемить военных в такой малости — не значит пойти против воли Божьей, подумал он. А для него это будет маленькой, но победой после всех перенесенных поражений. Это воодушевит его.

— Может быть, этот апач будет полезен нам в походе на север. Он станет посредником в переговорах с апачами или с другими индейцами, которых мы встретим… склонит их к тому, чтобы они не причиняли нам вреда…

Диего резко повернулся к святому отцу:

— Другими индейцами, которых мы встретим?.. — Он улыбнулся своей зловещей улыбкой, которую отец Кристобаль начинал ненавидеть. — Единственные индейцы, которых мы должны опасаться, и есть апачи,старый идиот!

Отец Кристобаль опешил от такого оскорбления. Какое непочтение к служителю Святой Церкви!

— Апачи будут использовать все, чтобы напасть на нас. Это подтверждает весь мой опыт: как только мы продвигаемся на север, на их территорию, они преследуют нас. — Диего обвел взглядом сонную площадь. — Вот почему я торчу здесь, в Мехико. Здесь нет проклятых апачей.

Взгляд его задержался на священнике, и тот прочел нескрываемую ненависть в черных глазах:

— Я не хочу сопровождать вас в Санта Фе, — отрезал майор. — Я хочу остаться здесь. Но я солдат и обязан подчиняться приказу вице-короля. Поэтому я пойду в поход, хотя совсем этого не желаю.

Майор показал отцу Кристобалю список, который он составил для вице-короля. Всякая работа требовала отчетности. Испанцы превыше всего ставили свою исполнительность и аккуратность в отчетах. Майор потряс списком перед лицом святого отца:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.