Похищение локона

Поуп Александр

Жанр: Эпическая поэзия  Поэзия  Юмористические стихи  Юмор    Автор: Поуп Александр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ироикомическая поэма

(Перевод В. Микушевича)

Госпоже Арабелле Фермор

Мадам,

Напрасно было бы отрицать, что я усматриваю некоторую ценность в данном произведении, посвящая его вам. При этом именно вы, надеюсь, подтвердите: оно преследовало единственную цель: развлечь немногих молодых леди, чей здравый смысл и чувство юмора достаточны для того, чтобы посмеяться не только над маленькими неприметными причудами их пола, но и над своими собственными. Однако, облеченная таинственностью, поэма слишком скоро распространилась в свете. Поскольку книгопродавцу был предложен ее несовершенный вариант, вы были так добры, что, снизойдя к моим интересам, согласились на публикацию другого, более верного: я не мог не пойти на это, лишь наполовину осуществив мой замысел, так как полностью отсутствовала машинерия, необходимая для цельности.

Машинерия, мадам, — термин, изобретенный критиками, дабы обозначить роль, которую играют в поэме божества, ангелы или демоны, ибо древние поэты в одном отношении уподобляются многим современным леди: как бы ни было тривиально действие само по себе, они всегда выдают его за крайне важное. Такую машинерию я решил построить на весьма новом и странном основании, использовав учение розенкрейцеров о духах.

Я знаю, как неуместны мудреные слова в присутствии леди, но поэту так свойственно стремиться к тому, чтобы его произведения были поняты, в особенности вашим полом, что я уповаю на ваше позволение объяснить вам два или три сложных термина.

Розенкрейцеры [1] — это сообщество, сведения о котором надлежит мне предоставить вам. Наилучшим образом, насколько я могу судить, повествует о них французская книга, называемая «Le Comte de Gabalis» [2] , столь напоминающая роман своим заглавием и объемом, что многие представительницы прекрасного пола по ошибке и посчитали ее таковым. По мнению этих господ, четыре стихии обитаемы духами, которых они именуют сильфами, гномами, нимфами и саламандрами. Злонамеренные проказы — излюбленная забава гномов или демонов земли, зато едва ли возможно вообразить существа более благожелательные, чем сильфы, обитатели воздуха. По словам розенкрейцеров, все смертные могут наслаждаться интимнейшей близостью с этими нежными духами, пока выдерживается условие, ничуть не обременительное для каждого истинного адепта: соблюдение непоколебимого целомудрия.

Что касается последующих песен, все события в них так же невероятны, как видение в начале и превращение в конце (единственное исключение — утрата вашего локона, о чем я упоминаю с неизменным почтением). Человеческие существа в поэме так же баснословны, как воздушные, а образ Белинды в его нынешней версии не уподобляется вам ни в чем, кроме красоты.

Даже если бы моя поэма обладала всеми совершенствами вашей особы и вашего разума, я не смел бы надеяться, что она приобретет в свете репутацию хотя бы наполовину столь безупречную, как ваша. Но какова бы ни была ее судьба, моя судьба осчастливила меня поводом заверить вас в том, что я искреннейший ваш почитатель, мадам,

ваш покорнейший, смиреннейший слуга

А. Поуп
Nolueram, Belinda, tuos violare capillos; Sed juvat, hoc precibus me tribuisse tuis. Mart. [3]

Песнь I

Любовь, подчас внушающую страх, Опаснейшую даже в пустяках, Пою; мне, Муза, Кэрил дал совет Избрать столь незначительный предмет, И не отвергнет Кэрил строк моих, Когда Белиндой вдохновлен мой стих. Неужто кавалер когда-нибудь Отважился на даму посягнуть? Неужто кавалер отвергнут был — Не странно ли — за благородный пыл? Неужто крепнет столь великий гнев, Столь нежными сердцами завладев? Луч солнца робко глянул из-за штор, Чтобы его затмил ответный взор; Собачки в полдень стряхивают сон, И любящий не спал, но пробужден; Слышны звонки, домашних туфель стук И репетиров серебристый звук. Белинда спит, примяв головкой пух; Ей грезу продлевал хранитель-дух; Сильф, соблюдая свято тишину, Велел явиться утреннему сну; И как придворный щеголь, ей предстал, Ей на ухо как будто зашептал И спящую рассказами увлек, Что подтверждал румянец нежных щек: «Покуда ты, прекрасная, жива, Воздушные с тобою существа. Когда виденья над тобой парят, А нянька и священник говорят Об эльфах, о травинках завитых, О серебре волшебном, о святых И непорочных девах, чей расцвет Архангельских сподобился бесед, Внимай и верь, свое значенье знай: Превыше всех земных явлений рай. Иные знанья не для всех людей, А разве что для дев и для детей: Невинность верит вместе с красотой, Не сомневаясь в истине святой. Знай, в нижнем небе духам нет числа, [4] Вокруг тебя незримые крыла; В театре, в парке стража при тебе; Сопутствуют они твоей судьбе, Эскортом легким в воздухе служа; Что по сравненью с ними два пажа! И нам случалось прежде вам под стать В прекрасном женском образе блистать, Но мы преодолели гнет земли И свой удел воздушный обрели, Хотя, дышать навеки перестав, Мы все же сохранили женский нрав; За суетой житейскою следим, И, не играя, в карты мы глядим. Охочие до золотых карет, Мы любим ломбер [5] , любим высший свет, Но на земле, гордынею греша, Спешит в стихию прежнюю душа. Огонь красоткам вспыльчивым сродни, И станут саламандрами они. Стихия чая, зыбкая вода Чувствительных влечет к себе всегда. Был в здешней жизни злючкой каждый гном, Взыскующий отрады лишь в дурном; И в воздухе шалунья весела; Став сильфом, ценишь легкие крыла. Знай, принимает сильф участье в той, Чья красота в союзе с чистотой. Дух может в разных образах играть, Свой пол и облик может выбирать. Кто девушку способен уберечь На маскарадах от опасных встреч, Когда коварный шепот или взгляд Ей наслажденье, кажется, сулят, Когда чарует музыка, дразня, А в танце жар нежнейшего огня? О чести говорить — обычай ваш, Но только сильф — для девы верный страж. К прелестницам, чей нрав лукав и крут, К самовлюбленным нимфам гномы льнут, Внушают им надежду на успех И презирать велят при этом всех. Мечтаньями взволнован праздный мозг; Им герцоги мерещатся и лоск, Гербы, короны, титулы, размах, И „ваша милость“ слышится в ушах; Так приучают гномы чаровниц Кокетливо смотреть из-под ресниц, Румяниться, смущаться напоказ, Повес прельщать игрой сердец и глаз. Сильф женщину беспечную блюдет, Сквозь лабиринты бережно ведет, В круженье роковом неутомим, Прогнать готов один каприз другим. Но соблазнит ли деву первый фат, Не будь другого, кто приманке рад? Попал бы Флориан девице в тон, Когда бы ручку ей не жал Дамон? Так движут сердцем разные мечты, Переменяя виды суеты; Между собой враждуют парики, Кареты, кавалеры, темляки, А люди легкомыслием зовут Прилежных сильфов хитроумный труд. Я сильф, я прозываюсь Ариель; Тебя хранить — моя святая цель. Открыла в небе мне твоя звезда: Тебе грозит ужасная беда, Пока, минуя строй миров и стран, Еще не село солнце в океан; Хоть небеса скрывают, как и где, Остерегайся: нынче быть беде. Хранитель твой, тебе я подал знак: Мужчина для тебя — заклятый враг». Смолк сильф, и песик сонную лизнул, Как будто язычком он сон спугнул; Белинда, ты, когда не лжет молва, Увидела записочку сперва; Спросонья ты прочла любовный бред, И сон прошел, видений больше нет. А туалет открыт уже для глаз В мистическом расположенье ваз, И нимфа в белом пробует заклясть Косметики таинственную власть, А в зеркале чарующий двойник Опять перед красавицей возник, И послушница, рвением горя, Священнодействует у алтаря, Находит лучшие среди даров, Среди преподношений всех миров, Покров благоговейно создает, Который блеск богине придает. Там ярко заблистал индийский клад, Здесь веет аравийский аромат. Слон с черепахой как бы заодно, Им сочетаться в гребнях суждено. [6] Уместен каждый, кажется, предмет: Булавки, бусы, Библия, букет. Испытаны доспехи красоты, Неотразимы нежные черты! Улыбка может покорять сердца Небесным обаянием лица. Румянец может вспыхнуть горячей, И наготове молнии очей. Прилежным духам некогда плясать, Им нужно чаровницу причесать; Прелестницу рой сильфов одевал, А Бетти удостоилась похвал.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.