Екатерина Хромова

Московцев Федор

Серия: Реальные истории [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Екатерина Хромова (Московцев Федор)

Отношения Андрея Разгона с Екатериной Хромовой являлись растянутой во времени вереницей очень ярких кадров.

КАДР ПЕРВЫЙ, ретроспективный и нелишний в этой истории: лето-осень 1996-го года, Волгоград. Роман с Катей Третьяковой, с которой Андрей провёл два летних месяца в Абхазии у её родственников. Осенью влюблённые планировали сыграть свадьбу, но обстоятельства сложились иначе – Катя вынужденно уехала в другой город, во Владивосток, где служил её отец, и целый ряд недоразумений разлучил их. Андрей был арестован по обвинению в убийстве и не вышел с Катей на связь; недоброжелатели оклеветали его, рассказав ей о его якобы изменах (на тот момент он находился в СИЗО); потом, когда его освободили, она позвонила ему в его день рождения и у них состоялось сумбурное объяснение, после чего она прислала ему письмо, в котором объявила о необходимости перерыва в отношениях, «перезагрузки» для того, чтобы разобраться в чувствах; также она написала, что непременно вернётся к нему и если он её дождётся, то станет самым счастливым мужчиной на свете.

В июле следующего, 1997 года, не дождавшись окончания назначенного ею испытательного срока и потеряв всякую надежду на её возвращение, Андрей женился на другой девушке, Мариам. Катя вернулась в Волгоград в августе. На второй день после приезда и за день до своего 24-летия она погибла в автокатастрофе. Ослепительная сила этого события была так велика, что Андрею казалось, что это переживание займёт в его существовании такое огромное пространство, что не оставит места для других вещей, которые ему суждены. И ничто не спасёт его от непоправимо-тягостного сожаления об этом, от гнетущего чувства вины. Пришло осознание, как чудовищно Катя была им непонята. Её долгое молчание оказалось драгоценнее слов, произнесённых всеми остальными людьми. Время в её вселенной текло в особенном темпе, словно снятое в рапиде. За всё то время, пока он гулял, знакомился, флиртовал, – то есть случались события, исчезавшие из памяти так же, как исчезает за бортом след от корабля; иными словами, «лишние кадры», – за всё то время в этой удивительной вселенной успевала лишь истлеть сигарета в Катиных руках.

Ну, и что оказалось важнее: «лишние кадры» или эта сигарета?

Однако, жизнь не остановилась, она продолжилась. На протяжении человеческого существования что-то постепенно исчезает, а потом из ниоткуда появляется что-то другое.

Высшие силы всегда лучше знают, что людям надо. В мире ничего просто так не начинается и не заканчивается. Что-то начинается в то время, когда что-то другое находится в процессе завершения. Чёткой границы нет. Границы есть между странами. А в личной жизни Андрея получилось так, что на момент гибели Кати Третьяковой у него уже была семья.

И хотя этот эпизод не связан с Катей Хромовой, которую Андрей впервые увидел девять лет спустя, однако, познакомившись с ней, проникся уверенностью, что их движение по направлению друг к другу началось тогда, осенью 1996 года.

* * *

КАДР ВТОРОЙ: октябрь 2005 года, Волгоград. Андрей принял участие в гулянке, которая продолжалась почти сутки. Другие участники – это его друзья, супруги Спирины, Вероника и Юрий, а также начальник Юрия – Станислав Полянский. Отмечали отъезд Полянского в Москву – в Волгограде он находился в длительной командировке, налаживая работу регионального отделения компании, и теперь возвращался на прежнюю должность, а его место должен был занять Юрий.

Мероприятие началось в ресторане «Шанель», продолжилось в таверне «Замок на песках», где показывали эротичсекое шоу, а закончилось в офисе Станислава. Было уже далеко за полночь; пышнотелая рыжеволосая Вероника сервировала стол (напитки и закуски были куплены в круглосуточном магазине), рафинированно-манерный Станислав снимал со стены своеобычные украинские плакаты (например, свинья в оранжевом шарфе топчет российский флаг), сворачивал и складывал их в пакет, укладывал в сумку прочие личные вещи; Андрей с Юрием устало ждали. Собрав всё, что нужно, Станислав вынул из шкафа старенький кассетный магнитофон и включил его. С потрескиваниями, сучками и задоринками из динамиков полилась музыка, популярная в 80-е годы.

Когда собрались за столом и выпили (счёт бутылкам был давно потерян), Юрий с почтительной улыбкой обратился к Станиславу, кресло которого должен был занять уже через несколько часов:

– Вы позволите иногда беспокоить вас звонками? Чтобы держаться на уровне, мне придётся очень трудно, особенно первое время.

Весь облик Юрия отчётливо говорил о том, что отъезд шефа – это сущее несчастье.

Станислав одобрительно кивнул и следующий час собравшиеся слушали напутственные рекомендации о том, что новоиспеченному руководителю нужно сделать в первую очередь, что во вторую, а что не делать вовсе… со стороны эта речь напоминала скорее поток сознания, нежели сфокусированные высказывания; одно было ясно: написание мануалов не его конёк. Не обошлось без традиционного тоста с пожеланиями здоровья и успехов Вагиту Алекперову, президенту «Лукойла» – как всегда в офисе Управления службы экономической безопасности нефтяного монополиста. При этом Андрей подозрительно осмотрелся – он был уверен, что помещение плотно нашпиговано жучками.

Спирины всеми мерами выказывали Полянскому любезность и внимание – чистые кристальные души с наивными взглядами. Андрей, долгое время живший на два города, Петербург и Волгоград, создавал иллюзию одновременного присутствия в разных местах. В голове его мелькали фрагменты прошлых встреч, во время которых Станислав часто уединялся с Вероникой, чтобы высказать ей сердце – в первую очередь его волновали отношения с оставшейся в Москве женой; откровения Станислава – однажды он рассказал, как полночи провёл на остановке со случайной женщиной, разговаривая о разном… в основном опять же за жену; одновременно с этим в сознании Андрея теснились воспоминания о своей прошлой жизни, полной тёмных страниц. Вместе с тем, его, недавно нашедшего гармонию во взаимодействии своего организма и алкоголя, не могло не тревожить многократное увеличение оптимальной дозы, допущенное в этот день.

Когда пустая бутылка из-под водки оказалась в корзине, а на столе появилась другая, Вероника заявила, что сейчас вызовет такси и поедет домой. Станислав с готовностью предложил ей свои апартаменты – гостиничный номер на последнем этаже Управления. Она пожала плечами:

– А как же вы?

– За нас не волнуйся, мы прекрасно здесь устроимся. Я должен сдать кабинет, Юра должен принять.

Он проводил её в свой номер, вернулся обратно в кабинет, и застолье продолжилось. Часы показывали половину четвертого утра. Андрей, незаметно позевывая, слушал сквозь одолевавший его сон разговоры об утверждении Управлением некоего районного прокурора, о борьбе с незаконными врезками и воровством нефтепродуктов, о «подкармливании» нефтяным концерном мелких, средних, и крупных государственных чиновников.

– …Уго Чавесу понравилась езда по городу с мигалками. Ему даже позволили сесть за руль на участке от нефтеперерабатывающего завода в Красноармейском районе до Центра…

Засыпая, Андрей услышал от Станислава такое предложение:

– …прежде, чем устроиться в «Лукойл», я держал под прикрытием с десяток коммерсантов. Они ежемесячно платили мне… скажем так… приличные суммы, а я помогал решать их проблемы. Между нами говоря, большинство этих проблем возникало с моей подачи… у меня, как у ФСБэшника, полным полно возможностей… ну а что, как говорится, каждому своё: кому сливки снимать, а кому саночки возить… Но со временем, с некоторыми из этих ребят у меня сложились дружеские отношения и наше взаимодействие перешло в несколько иную плоскость. Да… Возможно, по приезду в Москву я возобновлю сотрудничество с некоторыми предпринимателями. Доходы стремительно падают, а жизнь дорожает… Я бы с удовольствием помогал решать вопросы такому приятному парню, как Андрей – комсомольского вида, чистый внешне и внутренне. Мы бы с ним сразу сработались – уж его-то я бы не стал сажать на качели, а сразу бы предложил взаимовыгодное сотрудничество.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.