Этьенн Бонно де Кондильяк

Богуславский Вениамин Моисеевич

Серия: Мыслители прошлого [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Этьенн Бонно де Кондильяк (Богуславский Вениамин)

…Ум может видеть больше, чем может видеть глаз.

…Свобода вовсе не заключается в решениях, независимых от воздействия предметов на нас и от всякого влияния приобретенных нами знаний… Если не размышляешь, то и не выбираешь… В подобном случае свобода еще не может иметь места… а размышление предполагает наличие опыта и знаний. Следовательно, и свобода предполагает их.

Кондильяк

РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Богуславский Вениамин Моисеевич (род. в 1908 г.) — доктор философских наук, профессор, старший научный сотрудник Института философии АН СССР. Его перу принадлежат работы: «У истоков французского атеизма и материализма» (1964), «Скептицизм Возрождения и диалектика» (1965), «Борец за свободу совести» (о П. Бейле, 1968), «Истинная система Дешана» (1973), «Монтэнь и философия культуры» (1975), «Рейналь и идея революции во французском Просвещении» (1977), «Ламетри» (1977), «Логические идеи Кондильяка» (1979), «Философия Кондильяка и французское Просвещение» (1980), «Скептицизм Возрождения и Реформация» (1981), «Декарт и новые пирроники» (1982), «Скептицизм XVI–XVII вв.» (1983), а также ряд работ по истории философии и теории познания.

Рецензент — докт. филос. наук В. Н. Кузнецов

ВВЕДЕНИЕ

отличие от революционных битв за свержение феодализма, развернувшихся в XVI–XVII вв., французская революция 1789–1794 гг. была первым восстанием буржуазии, «которое совершенно сбросило с себя религиозные одежды и в котором борьба была проведена на открыто политической почве. Она была также первым восстанием, в котором борьба была действительно доведена до конца, до полного уничтожения одной из борющихся сторон, именно аристократии, и до полной победы другой, именно буржуазии» (1, 22, 311) [1] . Столь радикальному характеру этого переворота способствовали и новые взгляды: идеи, выдвинутые французскими просветителями и воодушевлявшие тех, кто в конце века сокрушил «старый режим», гораздо решительнее отвергали старое мировоззрение, чем идеи, под знаменем которых происходила революционная борьба за буржуазные преобразования в Германии, Нидерландах и Англии.

«Философы» (как называли себя французские просветители) были убеждены, что живут в век победы разума над предрассудками, просвещения— над невежеством, свободы — над деспотией, терпимости — над фанатизмом, в век «триумфа философии» (Вольтер). Их предназначение, их миссия, считали «философы», распространять мысль о том, что основанное на опыте и разуме исследование действительности способно решить важнейшие проблемы, волнующие людей, несет свет и освобождение, приближает наступление в жизни общества царства разума. Уже крупнейшие зачинатели просветительского движения во Франции — Ш. Л. С. Монтескьё и в особенности Ф. М. Вольтер, выступившие в первые десятилетия века, не только провозгласили новое, буржуазное понимание политических, экономических, философских, этических проблем, но и решительно отвергли какую бы то ни было связь подлинной философии с религией и теологией, смело пошли на полный разрыв с освященной веками традицией. Еще радикальнее идеи, выдвинутые начиная с 40-х годов вторым поколением французских просветителей — Ж. О. Ламетри, Д. Дидро, К. А. Гельвецием, П. А. Гольбахом. Их воинствующий атеизм и материализм наложили глубокий отпечаток на все французское (и не только французское) Просвещение.

Чтобы объяснить, почему в ту или иную эпоху «торжествуют именно те, а не другие учения, надо предварительно ознакомиться с „состоянием умов“ в предыдущую эпоху…» (23, 215). На состояние умов в XVII в. огромное воздействие оказали философы-рационалисты — Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. В. Лейбниц, X. Вольф. Они нанесли тяжелые удары по средневековому образу мышления, расчистив путь для материалистического мировоззрения. Но требование представить все вопросы на суд разума и материалистическое учение о природе сочетаются у Декарта с убеждением во всемогуществе чистого умозрения, с учением о врожденных идеях и попытками обосновать философскими доводами «истины» религии. Даже материализм Спинозы выступает в форме пантеизма и несет на себе печать теологии. Поскольку Декарт и Лейбниц обогатили математику и естествознание выдающимися открытиями, а Вольф сыграл большую роль в распространении естественнонаучных знаний, создалось впечатление, будто рационалистические системы покоятся на точных науках и даже необходимы последним. Однако успехи этих наук обнаружили их независимость от учений философов-рационалистов, более того, их несовместимость с этими учениями. В XVIII в. эпигоны рационализма занимаются далекими от подлинной науки идеалистическими спекуляциями, защищая обветшалые теологические взгляды. В то же время более высокая ступень, на которую поднимается философская мысль в XVIII в., представляет собой следующий шаг в развитии передовых идей, выдвинутых рационалистами XVII в. Прогрессивные французские философы отвергают веру в непогрешимость чистого умозрения, идеализм, стремление амальгамировать философию с теологией. Поэтому «французское Просвещение XVIII века и в особенности французский материализмбыли борьбой не только против существующих политических учреждений, а вместе с тем против существующей религии и теологии, но и открытой, ясно выраженнойборьбой против метафизики XVII векаи против всякой метафизики» (1.2, 139).

Сказанное относится к французскому Просвещению в целом. Позиции различных его представителей в некоторых существенных пунктах совпадали. Но при рассмотрении взглядов отдельных «философов» обнаруживается широкий спектр различных воззрений: среди просветителей представлены мыслители от революционных демократов (Руссо, Рейналь), воинствующих атеистов и материалистов (Ламетри, Дидро, Гольбах, Гельвеций), образующих революционное крыло Просвещения, до либералов и деистов (Вольтер, Монтескьё, Тюрго), составивших его умеренное крыло. К последнему направлению примыкает и Этьенн Бонно де Кондильяк, который избегал открытой критики церкви и теологии. Однако учение, развитое в его произведениях, сыграло немаловажную роль в формировании того понимания познания и бытия, человека и общества, которое отстаивали французские материалисты XVIII в.

Еще в XVII в. Дж. Локк, опровергая рационалистические принципы идеалистов этого столетия, выдвинул учение, основу которого составили материалистический сенсуализм и эмпиризм. Во Франции в первой половине XVIII в. пропагандистами локковских сенсуалистических идей выступили Вольтер, П. Л. М. Мопертюи и Ламетри. Но самую большую роль в распространении сенсуализма сыграл Кондильяк. Говоря о французских «философах», противопоставивших идеализму и рационализму XVII в. антитеологические, антиметафизические, материалистические теории, К. Маркс первым называет Кондильяка: он «направил локковский сенсуализм против метафизикиXVII века. Он доказал, что французы с полным правом отвергли эту метафизику как неудачный плод воображения и теологических предрассудков» (там же, 144).

Дидро и его единомышленники видели в Кондильяке соратника, выдающегося «философа», восхищались «искусством, с каким он владеет своим оружием», направленным против идеалистических систем, считали, что «он страшен для творцов систем» (7, 55). К лагерю «философов» — просветителей относили Кондильяка, как правило, и их идейные противники. Влияние взглядов Кондильяка было очень велико и во второй половине XVIII, и в начале XIX в. В годы революции и в период Первой империи труды его составляли основу преподавания философии в высших учебных заведениях Франции. В это время в качестве последователей Кондильяка выступили «идеологи» [2] — А. Ляромигьер, А. Л. Дестют де Траси и другие, хотя у них уже намечается отход от материалистических идей философа. С окончательной победой реакции философские идеи, подготовившие революцию, начинают внушать буржуазии страх и отвращение. Уже Наполеон отрицательно относился к «идеологии», а в период Реставрации французская буржуазная мысль решительно отмежевывается от передовых идей XVIII в. и начинает борьбу с ними.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.