Ведьма придет за тобой

Грановская Евгения

Серия: Маша Любимова и Глеб Корсак. Следствие ведут профессионалы [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ведьма придет за тобой (Грановская Евгения)

Пролог

Два двенадцатилетних мальчика, рыжий и темноволосый, сидели на задней парте и перешептывались.

– Ты что, правда не веришь в колдовство? – удивленно спрашивал рыжий.

– Нет, – отвечал ему темноволосый.

Рыжий, которого звали Андреем, сдвинул брови и назидательно сказал:

– Но оно существует. У моего папы есть книга «Молот ведьм». Там написано, как можно узнать ведьму и как потом ее убить.

– Чушь, – небрежно обронил темноволосый мальчик, которого звали Глеб. – Никаких ведьм не существует. А твой «Молот ведьм» написали придурки, которым не везло с девчонками.

– Сперва почитай, а потом говори.

– Мне больше делать нечего, как разную муть читать.

Учительница химии Светлана Петровна Зотова постучала по столу указкой, оборвав свой монолог о тайнах бинарных соединений, и строго посмотрела в сторону задних парт.

– Темченко, Корсак! Хватит болтать на уроке!

Андрей и Глеб изобразили на лицах невинность.

Светлана Петровна вновь повернулась к доске, испещренной химическими формулами, и принялась водить по ней указкой, комментируя свои действия рассказом, который мало кто из учеников считал увлекательным.

– Так вот, – продолжал рыжеволосый Андрей, когда гроза улеглась, – в этом «Молоте ведьм» написано про поклонение дьяволу и про плотские сношения с инкубом или суккубом.

– Какие отношения?

– Плотские. Это когда мужчина и женщина…

– Я знаю, что это такое. – Глеб сложил пальцы левой руки колечком и потыкал в колечко указательным пальцем правой руки. – Примерно так, да? – насмешливо уточнил он.

Андрей хмыкнул.

– Ты вот смеешься, а ведь все это на самом деле. А еще у моего папаши есть книга про то, что мысли – действенны!

– Это как?

– Просто. Мысль действует на реальность. Если несколько человек одновременно очень сильно чего-то пожелают, то это может сбыться.

– Вот это уже точно чушь собачья.

– Темченко! Корсак! – раздался грозный окрик учительницы. – Если хотите поговорить – выйдите из класса в коридор!

– Простите, Светлана Петровна, – спокойно сказал Глеб Корсак. – Мы с Андреем говорили про формулу дифторида кислорода. По-моему, вы написали ее на доске с ошибкой. Вы поставили фтор в начале формулы, а надо – в конце. Ведь это фтор является окислителем кислорода, а не наоборот. Если, конечно, я ничего не путаю.

Светлана Петровна метнула на «умника» гневный взгляд, затем перевела его на доску и пробежала глазами по формулам.

– Да, действительно, – смущенно произнесла она. Затем исправила ошибку и снова посмотрела на Глеба, на этот раз смягчившимся взглядом. – Глеб, в следующий раз, если увидите ошибку, не шепчитесь у меня за спиной, а поднимите руку и скажите.

– Хорошо, Светлана Петровна.

Химичка продолжила разъяснять новую тему, а Темченко тихо пробормотал:

– Уф-ф… Пронесло. Так о чем я говорил?

– Ты не говорил – ты врал, – поправил его Глеб. – Про то, что мысль действенна.

– По-твоему, это вранье?

– Конечно.

Несколько секунд Андрей Темченко обиженно хмурил брови, а потом вдруг предложил:

– Поспорим на упаковку жвачки?

– О чем?

– Я говорю, что мысль действенна, а ты – что нет.

– И на что спорим?

– На пять пенделей и три чилима!

– Договорились. Мажем!

Глеб стиснул ладонь Андрея. Свободной рукой тронул мальчика, который сидел перед ними:

– Эй, Борзин, разбей! Хорек, оглох, что ли?

Тощий востроносый мальчишка, и впрямь похожий на хорька, глянул на химичку, удостоверившись, что она не смотрит, быстро повернулся и рубящим движением ладони разбил пожатие спорщиков.

Пари, таким образом, состоялось.

– Ну? – насмешливо спросил Глеб. – И чего будем желать?

– Корсак! Темченко! – На этот раз окрик учительницы заставил вздрогнуть весь класс. – Вы, я вижу, разбираетесь в новой теме? Что ж, хорошо! Раз все все знают, я ничего не буду рассказывать, а устрою по новой теме контрольную! Петрова, раздай всем листки!

Отличница Петрова, сутулая очкастая девочка с косичками, похожими на крысиные хвостики, поднялась с места, на негнущихся ногах прошла к столу, взяла пачку белоснежных листов, развернулась и двинулась вдоль парт.

Некоторое время ученики смотрели на листы бумаги, ложащиеся перед ними, завороженно и недоверчиво. А потом, словно очнувшись от обморока, все разом загалдели.

– Светлана Петровна, это нечестно!

– Мы молчали, это Темченко болтал!

– И Корсак! Темченко с Корсаком болтали, пусть они и пишут!

– Нельзя задавать контрольную по новой теме, это неправильно!

– Так, тихо! – повысила голос химичка и громко постучала указкой по столу. – Петрова, раздала?

– Да, Светлана Петровна.

– Садись на место. Контрольная состоится! А за свои будущие двойки благодарите Темченко и Корсака!

Головы одноклассников повернулись, несколько десятков ненавидящих глаз уставились на Глеба и Андрея.

– Так! – снова повысила голос учительница. – А теперь записывайте тему!

И медленно, с каким-то садистским удовольствием поглядывая на Глеба и Андрея, она продиктовала задания.

– Черт, влипли, – пробормотал Темченко.

– Да уж, – мрачно поддакнул Корсак.

И тут глаза Андрея сверкнули.

– Слышь, Глеб, у меня идея. А давай пожелаем, чтобы химичка отменила контрольную.

– Это дурость.

– Но мы же поспорили!

Глеб пожал плечами:

– Ладно, давай.

– Только желай по-настоящему. И думай об этом. И я буду думать.

– Хорошо. – Глеб хмыкнул. – Только думай не слишком сильно, а то голова от напряжения лопнет.

Мальчики уставились на Светлану Петровну. Она уже не стояла перед доской, а сидела за столом и писала что-то в своей тетради.

Прошло секунд десять.

– Ты уже думаешь? – тихо, уголком рта, спросил Андрей.

– Да, – в тон ему ответил Глеб, сверля учительницу взглядом. – А ты?

– Я тоже. Думай сильнее.

– Сильнее некуда.

Глеб и Андрей продолжали напряженно смотреть на химичку.

Прошло около минуты. Светлана Петровна оторвала взгляд от своей тетради и взглянула на класс. И вдруг вцепилась пальцами в край стола и шумно хватанула ртом воздух. Затем лицо ее посинело, правая щека и уголок губ отекли вниз. А в следующий миг она рухнула вместе со стулом на пол между столом и доской.

Несколько секунд потрясенный класс молчал, а затем все вскочили со своих мест и загалдели. Глеб опередил всех. Класс еще не пришел в себя, а он уже сидел на полу возле Светланы Петровны.

– Вызывайте «Скорую»! – крикнул он.

Склонившись над учительницей, Глеб принялся делать ей непрямой массаж сердца и искусственное дыхание – так, как их учили на уроках НВП. Но время шло, а Светлана Петровна в себя не приходила.

Ребята что-то кричали, но Глеб их не слышал. Он продолжал свою безнадежную работу и перестал, лишь когда двое мужчин в белых врачебных халатах силой подняли его на ноги.

– Успокойся, парень, – сказал один из них. – Ей уже ничем не поможешь.

Глеб огляделся. Весь класс сгрудился возле стола Светланы Петровны, но среди десятков лиц Корсак разглядел всего одно – своего друга Андрея Темченко. Он был бледен, но на губах его застыла торжествующая улыбка.

К горлу Глеба подкатила тошнота. Он бросился из класса в коридор, и там его вырвало.

В тот же вечер между приятелями произошел разговор на ржавых качелях на пустыре, где они обычно встречались.

– Ты как? – спросил Андрей.

Глеб не ответил. Он достал из кармана пачку сигарет, украденную у отца, вынул одну и зажал губами. Пальцы его дрожали. Темченко посмотрел, как он прикуривает от стальной бензиновой зажигалки, и сказал:

– Ты мне проспорил.

Глеб молчал, пуская дым.

– Мы это сделали, – заявил Андрей, спокойно и внимательно на него глядя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.