Внук старого Грома

Бондаренко Владимир Никифорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Внук старого Грома (Бондаренко Владимир)

Дорогие ребята!

В книжке братьев Владимира и Вениамина Бондаренко семь сказок, и вы, наверное, хотите узнать, о чём они. Но об этом рассказывать не стоит: если заранее знать, о чём говорит книга, то читать будет неинтересно. Скажем только, что сказки весёлые и герои в них действуют самые разные — и ребята, и лошади, и звери, — а одна сказка даже про старого Грома и его внука Громёнка. Вот и книжка названа по этой сказке — «Внук старого Грома».

Когда прочтёте книжку, напишите нам, понравились ли вам эти сказки. Наш адрес: Москва, Д-47, ул. Горького, 43. Дом детской книги.

Отчего смеялись лошади

Всю ночь на конюшне лошади ржали. Тоненько так, заливисто:

«И-го-го-го…»

И ногами: топ-топ-топ…

И конюх к ним приходил, и ветеринара вызывали — не помогло. Успокоятся будто немножко, забудутся, но задрожит вдруг у какого-нибудь мерина нижняя губа, глянут на него другие и:

«И-го-го-го…» — на всю деревню.

И ногами: топ-топ-топ…

«Не к добру это!» — решила бабушка Василиса.

А Колька Грек сидел у себя на печке, грелся. Он-то знал, отчего лошади ржут…

Позвонил ему утром отец из городской больницы.

— Приезжай, — говорит, — вылечился.

Пришёл Грек к председателю колхоза. Дали ему лошадь — серого Кролика. Запряг он его. Сена в сани положил. Тулуп взял, кнут. Поехал.

Выехал за деревню — оглянулся: не видит ли кто? — и давай нахлёстывать. Километров десять отмахал Кролик без отдыха, а Грек знай хлещет его вдоль спины да приговаривает:

— Торопись, Кролик, поторапливайся!

А Кролику уже и поторапливаться некуда: тяжело дышит. Пар над ним клубом ходит. А Грек всё недоволен.

— Погоди, — говорит, — доедем до леса, вырежу шелыжину — запрыгаешь тогда! — И кнутом его под брюхо, под брюхо.

Скачет Кролик, высоко ноги забрасывает. Старается. Вот и лес показался. Коренастый, ветвистый, снегом запорошённый.

Соскочил Грек с саней, пошёл хворостину отыскивать. А Кролик на дороге остался. Стоит, что-то думает, а на губах улыбка — нежная такая, лошадиная. Слышит: возвращается Грек из лесу, взял да и пошёл вперёд потихоньку. Догонит, дескать.

Хорошую Грек хворостину выбрал, гибкую. Жикнешь по воздуху — сама поёт.

— Ну, — говорит, — держись теперь. Я тебе покажу, как бегать нужно.

«Покажешь, покажешь», — машет головой Кролик и шире, шире шаг делает…

Кончился лес, поле началось. Надоело Греку идти. Жикнул он хворостиной по воздуху и побежал Кролика догонять. А Кролик всхрапнул и тоже побежал. Ровненько так, мягко: туп-топ, туп-топ.

— Стой, стой! — закричал Грек.

А Кролик вроде и не слышит. Бежит себе по дороге, снежком похрупывает: хрип-храп-хроп-хруп, хрип-храп-хроп-хруп.

Устал Грек, остановился. Смотрит — ха! — и Кролик остановился. Повернул голову, оскалил зубы, смеётся.

— Ну, — говорит Грек, — изловлю — задам жару!..

И начал к саням подкрадываться. Осторожно так. Только Кролик не стал его ждать. Взмахнул хвостом и — туп-топ, туп-топ — зашагал дальше.

Так и шли они потихоньку — Кролик с санями впереди, а Грек с хворостиной сзади. А солнце уже к вечеру клонилось, на закат поглядывало. А тут ещё дорога разделилась. Одна вправо пошла, другая — влево.

Греку, значит, в город нужно — вправо, а Кролик повернул и пошагал влево. Совсем в другую сторону. Остановился Грек.

— Куда же ты меня ведёшь? — говорит. — Мне не туда надо.

Машет ему Кролик головой издали — понимаю, дескать, понимаю — и улыбается.

Горько стало Греку. Сорвался он с места и бросился вперёд. Бежит. Глаза навыкате. Шапка на затылок сползла. Бледный. Игогокнул Кролик — и бежать. Догонял его Грек, догонял — споткнулся, упал в снег. Заплакал.

— Пускай, — говорит, — тебя такого волки съедят!

Поднялся и пошёл домой.

Прошёл с километр, оглянулся и опять заплакал. Идёт Кролик следом и головой машет: шагай, дескать, шагай, поторапливайся.

Торопится Грек, слёзы варежкой размазывает. А Кролик идёт, идёт, остановится. Поднимет голову и: «И-го-го!» — на всю степь.

И снова идёт.

И так до самой деревни.

А пришёл — лошадям рассказал. Всей конюшней смеяться начали. Успокоятся немножко, успокоятся и снова:

«И-го-го!»

И ногами: топ-топ-топ!

Хрум-хрум

Полз как-то Уж в лунную ночь мимо капустника бабушки Агафьи и слышит: где-то совсем рядом воровством пахнет. Остановился. Принюхался. И впрямь за плетнём жуликовато похрупывает:

«Хрум-хрум…»

Пауза.

И опять:

«Хрум-хрум…»

Протиснул Уж в щель плетня голову, заглянул на капустник — и высунутый раздвоенный язычок его затрепетал от возмущения. Сидит на капустной грядке заяц Рваный Бок и безобразием занимается.

Сорвёт маленький — с кулачок — капустный кочан, поднесёт к уху, пожмёт лапками, прислушается, как хрустит: сочно или не сочно? Подмигнёт луне, улыбнётся, надкусит немножко — хрум-хрум, — положит рядом.

И снова: сорвёт молоденький кочан, поднесёт к носу, понюхает, как пахнет: вкусно или не вкусно? Подмигнёт луне, надкусит — хрум-хрум, — положит рядом.

А когда нарвал кочанов этак пять или шесть, положил в мешок, взвалил на плечо, перемахнул через забор и зашагал по тропинке в лес.

Посмотрел ему вслед Уж и вспомнил, как по этой самой тропинке бабушка Агафья, опираясь на костыль, воду из речки на коромысле носила кочаны поливать. Жалко ему её стало.

«Жулик! Узнал, что бабушкин костыль не стреляет, и безобразничает!» — подумал Уж, а вслух побоялся сказать: больно любил Рваный Бок «барыню» на ужах отплясывать.

Внук старого Грома

За селом на холме стояла старая ветряная мельница. Давно она уже не работала, и никто на ней не жил. Но вот с некоторых пор стала эта мельница как-то странно поскрипывать. Вроде и ветра нет, жара, а мельничные крылья этак тихо: крип-скрип, крип-скрип…

А на днях случилось такое, от чего у бабушки Василисы ещё три волоска на висках поседели.

Взяла она утром лукошко, посошок и пошла в лес за клубникой. Идёт, лукошком помахивает, посошком постукивает — туп-топ, туп-топ…

А идти нужно было мимо мельницы. Поравнялась бабушка с ней и слышит: мельничное крыло этак загадочно — скрип-крип… И тут что-то тяжёлое — джик! — мимо бабушкиного носа — и шмяк об дорогу.

Смотрит бабушка Василиса — вроде пыль перед ней поднялась, и слышит она будто голос какой-то:

— Хе-хе! Испугалась, бабушка?

И тут высунулась из пыли мордочка, синяя-синяя, и улыбнулась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.