Эксперт № 32 (2013)

Эксперт Эксперт Журнал

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Эксперт Эксперт Журнал   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пора вылезать из черной дыры

Редакционная статья

Яростные дискуссии вокруг нового антипиратского закона в России вполне укладываются в общемировой тренд. Единственное эффективное решение для защиты авторских прав в интернете до сих пор не выработано, мощный лоббизм IT-компаний стопорит жесткие законы и в США, и в Европе, а пользователи объединяются в пиратские партии с целью отстоять право на свободный доступ к любым материалам в сети.

Однако желание провести параллели с западным миром необходимо строго пресекать. Российский сегмент интернета в течение двадцати лет представлял собой правовую черную дыру, в то время как ведущие страны мира с переменным успехом, но последовательно претворяли в жизнь меры по защите авторского контента в сети. Онлайн-пираты есть везде, однако подавляющая часть западного общества приучена платить за любую продукцию. Для нас же беспрепятственный доступ к любым материалам в сети оплачивался исключительно месячным взносом провайдеру (а многие до сих пор ищут «бесплатный» Wi-Fi у соседей). По данным различных социологических опросов, примерно 80% россиян, имеющих доступ в интернет, регулярно скачивают нелегальные материалы. И здесь стоит особо подчеркнуть: многие из них даже не подозревают, что нарушают чьи-то права. А многие, кому это объясняют, после десятка лет халявы сознательно выбирают путь правового нигилизма.

Антипиратский закон критикуют прежде всего потому, что он стоит в общем ограничительном тренде последнего времени, а потому воспринимается как попытка власти жестко регулировать интернет-среду, вплоть до цензуры. Для государства это было бы довольно глупое и заведомо проигрышное занятие, но дело не в этом. Закон преследует другие цели — защитить авторское право в сети, принудить игроков соблюдать равные для всех правила игры, не наказывать, а стимулировать сетевое сообщество к саморегулированию, к необходимости договариваться, модернизироваться и в конечном счете предоставлять потребителю качественный легальный продукт, который естественным образом должен быть оплачен, как булка в магазине.

Такой апгрейд на самом деле принесет не проблемы интернет-сектору, а напротив, откроет новые возможности для сотен компаний, которые уже сегодня готовы работать в легальном поле, но вынуждены отступить перед безграничными возможностями интернет-пиратов. Свою законную долю отчислений получат и кинопроизводители — немалые деньги для субсидируемой государством отрасли. Выиграют дистрибуторы заграничного контента, а в конечном итоге — те же пользователи.

Есть и еще одно интересное мнение: свободный доступ к любым материалам в сети — это наше конкурентное преимущество перед западными игроками IT-индустрии. Вполне допускаем, что на заре развития отечественного интернет-рынка так оно и было. Однако дальнейшее развитие сектора возможно лишь при соблюдении цивилизованного подхода к авторским правам.

Да, безусловно, у закоренелых флибустьеров останется возможность получать контент бесплатно, через анонимайзеры или зарубежные хостинги. Однако правовая воспитанность в сети определенно будет расти. Рано или поздно очевидное удобство, например получить качественный фильм быстро и недорого, вытеснит желание сэкономить с нарушением закона и риском подхватить вирус на бескрайних просторах Мировой паутины.

Вызывает удивление, что новый закон сегодня нещадно критикуют представители так называемой либеральной общественности и либеральных СМИ, которые по определению должны отстаивать право на защиту интеллектуальной собственности. Для этой части нашего общества сетевой энтертеймент и социальные интерактивные связи стали смыслом жизни. Вмешательство государства в эту среду воспринимается как объявление войны, претензия на последний островок пусть виртуальной, но свободы.

Вырвать людей из этого иллюзорного мира получится едва ли, но привить уважение к творческому труду сотен тысяч авторов возможно, пусть и не в одночасье.

Онлайн-абордаж

Алексей Грамматчиков

Петр Скоробогатый

1 августа в России вступил в силу Закон о защите интеллектуальных прав в интернете. Отечественные кинопроизводители и дистрибуторы празднуют победу и надеются поднять прибыль. Представители интернет-сообщества пугают схлопыванием рынка и оттоком игроков на зарубежные площадки

Рисунок: Александр Козлов

Законопроект о защите интеллектуальных прав в интернете был внесен в Государственную думу 6 июня 2013 года депутатами Владимиром Бортко (КПРФ), Еленой Драпеко («Справедливая Россия») и Марией Максаковой-Игенбергс («Единая Россия»), к которым присоединились Мария Кожевникова, Леонид Левин и Роберт Шлегель. Для его рассмотрения и утверждения хватило двух недель. На фоне многолетних антипиратских дебатов за рубежом такая скорострельность — нонсенс. Впрочем, обвинения в слабой проработке документа беспочвенны. Рабочая группа была сформирована еще в 2011 году, консультации с участниками интернет-индустрии, в том числе с IT-гигантами вроде «Яндекса» или «Гугла», велись под эгидой Минкультуры и всего правительства. Однако, как утверждают разработчики, интернет-лобби всячески стопорило дискуссии, предпочитая сохранить статус-кво. Решающим аргументом в очередной раз стал голос президента Владимира Путина , к которому обратились за поддержкой представители отечественного кинематографа. Озабоченность медленным развитием российской киноиндустрии совпала с общим трендом на возвращение рунета в легальное правовое поле. Первой ласточкой стал Закон о защите детей от вредной информации, принятый в 2012-м. В этом году под раздачу попал сначала видеоконтент, а осенью депутаты обещают защитить права на музыку, книги, игры и программное обеспечение.

Как будет работать закон? Правообладатель, обнаружив в сети свое видео, может обратиться в Мосгорсуд с исковым заявлением и документами, подтверждающими авторские права. Эта инстанция должна выпустить судебный акт, на основании которого может быть принято решение ограничить доступ к видеоконтенту на срок до 15 дней. За это время правообладатель должен подать иск к нарушителю. Роскомнадзор на основании решения суда обязан в течение трех дней определить провайдера и предъявить ему требование удалить нелегальный контент. Провайдер в течение одного дня должен уведомить владельца сайта, а тот обязан удалить информацию. Если иск от правообладателя не поступил, то по истечении 15 дней блокировка доступа к контенту снимается, а владелец ресурса может сам обратиться в суд с требованием компенсации потерь.

Авторы законопроекта подчеркивают, что сайт с пиратским контентом блокируется Мосгорсудом не автоматически по заявлению правообладателей, а по результатам рассмотрения судом правоустанавливающих документов. Правда, ответчик, то есть владелец сайта, свое несогласие с решением может донести лишь постфактум, и такой вариант интернет-сообществу не нравится. Критикуют некоторые другие параметры закона: блокирование по IP-, а не по URL-адресам (на одном IP может быть несколько сайтов, тематически не связанных друг с другом), размещение судебного органа только в Москве, размытые формулировки, в том числе самого понятия «видеофильм», наконец, отсутствие правовых норм для досудебного разрешения конфликта. Впрочем, подавляющее большинство претензий к закону вызвано недоверием к судебным органам и убежденностью в том, что заложенные механизмы будут использоваться для цензуры неугодных СМИ или устранения конкурентов по бизнесу.

Кстати, Мосгорсуд уже приступил к работе. Первая жалоба дистрибуторской компании «Кино без границ» на социальную сеть «ВКонтакте» была отклонена, поскольку не были представлены доказательства прав на спорные фильмы. В другом случае суд удовлетворил жалобу ЗАО «Сейчас», владеющего интернет-видеопорталом now.ru, в отношении сайтов rutor.org и turbofilm.tv. В итоге был ограничен доступ к нелицензионным копиям телесериалов «Интерны», «Сашатаня», «Универ. Новая общага».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.