Афоризмы. Священное писание

Носков В. Г.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Афоризмы. Священное писание ( Носков В. Г.)

Афоризмы. Священное писание

Владимир Носков

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Книга книг — так называют Библию, обозначая тем самым ее место в культуре человечества.

В этом предельно кратком определении — и высшее значение Библии, и ее уникальность, и заключенная в ней память тысячелетий. А еще — ее сакральное, мистическое назначение, ведь для миллионов верующих она — Священное Писание. Библия на протяжении «сорока веков» писалась и складывалась из многих произведений, созданных различными авторами на разных языках. В ней аккумулировался исторический, житейский опыт поколений, синтезировались и переплавлялись религиозные учения многих народов.

Процесс формирования и собирания Сокровенного знания был далеко не благостным. Понятно, и тогда были свои войны, классовые противоречия, распри между новаторами и архаистами — все как у людей. Но главная борьба — на идеологическом фронте; это борьба древнееврейского монотеизма и раннего христианства с различными языческими религиозными учениями, с оккультными знаниями. Борьба и внутри своего сообщества, и с влияниями извне. И авторы Библии горячи и непреклонны в отрицании рукотворных кумиров, древних богов, давно выродившихся в бесов. Примером может служить весьма эмоциональное обвинение пророка Исайи по адресу «дочери Халдеев» — астрологии (Ис. 47 ).

Сегодня далеко не каждый человек находит время, проникается душевным настроем и духовным озарением, чтобы прочесть всю Библию — что называется, от корки до корки. Вряд ли такое кому-то (и в первую очередь самому Господу Богу) нужно, все-таки перед читателем — не авантюрный роман, даже не «Иосиф и его братья» Томаса Манна, произведение, которое можно назвать прекрасным введением в атмосферу Ветхого Завета. Да и отношение читателя к Библии должно быть не расхожим, не заурядным — и в духовном смысле, и в мистическом.

Люди, даже истинно верующие, в изучении Библии обычно ограничиваются Псалтирью и Четвероевангелием. Укорять их в прагматичной избирательности — так же смешно, как упрекать соседа за то, что он не любит Вагнера или Баха. Одно дело — вера, другое — любопытство познания, упоение мыслью и словом. И все-таки хочется, чтобы люди почаще листали Книгу книг, чтобы удивлялись гармонии этого весьма сложного по композиции и содержанию свода различных эпох и воззрений.

Это не так уж трудно — ведь, по сути, Библия у нас в крови. Мы рассуждаем в ее категориях — то ветхозаветных, то самых революционных. Мы зачастую не замечаем, что у нас на слуху многочисленные имена, афоризмы, аллюзии на ее темы. Классический сборник «Крылатые слова» Н. С. и М. Г. Ашукиных содержит сотни понятий и выражений, связанных так или иначе с Библией. И все они узнаются, все в нашем сознании, в родной речи. А ведь первое издание этой книги вышло в 1955 году, когда Н. С. Хрущев разворачивал очередную кампанию борьбы с «поповским мракобесием».

Настоящая книга — сборник не только афоризмов, наставлений и крылатых слов. Вниманию читателя предложены именно изречения, т. е. цитаты более широкого плана, представляющие толкование некоторых явлений, развитие тех или иных процессов, раскрываемых в Библии.

Например, пространственно-временные схемы, привычные для нашего сознания, неприменимы к библейской истории сотворения мира. Как это: «И был вечер, и было утро — один день»? Далее, Бог предупредил Адама, что тот умрет в тот же день, как отведает от древа познания; но Адам прожил без малого тысячу лет и нарожал кучу детишек. Что ж, Бог помиловал его? Да нет, просто на Небе день составляет тысячу земных лет (2 Пет. 3. 8 ). Облачение Создателем Адама и Евы «в одежды кожаные» (Быт. 3. 21 ) не означает, что Бог содрал с попавшихся под руку животных шкуры и пошил первым людям костюмы. Теологи объясняют: произошло важное изменение человеческого естества, его уплотнение, утяжеление, в результате чего люди приняли нынешний облик.

Таких недомолвок, символических указаний, а то и парадоксов достаточно много. Поэтому надо еще разобраться, в каком случае следует воспринимать библейские тексты буквально, в лоб. Вообще следовать не букве, а духу учения — один из важнейших уроков Священного Писания.

Большую помощь в толковании библейских текстов оказывают апокрифы, их еще называют псевдоэпиграфами. Их великое множество, отверженных, не вошедших в канонический свод той или иной религии. Лучшие из них, ветхозаветные и новозаветные, признаны выдающимися памятниками человеческой мысли. В христианской Церкви существует давнее и традиционное уважение к апокрифам.

Одной из причин их отверженности стало содержащееся в них тайное, эзотерическое знание, не предназначенное для профанов, для массового читателя. Об этом сказано в Третьей книге Ездры (14. 46–48 ), где Всевышний велит сохранить семьдесят книг и «передать их мудрым». Апокрифы отличаются — одни больше, другие меньше — от включенных в Священное Писание книг изложением и оценкой событий, своеобразием идей и мыслей. Книги Еноха, например, содержат обширный астрономический экскурс, рассказывают о составе и обязанностях Небесного воинства. Рядовому читателю, тем более лишь вчера воцерковленному, такое знать — смущать веру. Без того праздные умы вычитывают в апокрифах то космических пришельцев, то вульгарный герметизм. Евангелие от Фомы содержит гностическое учение, которое только намеками прослеживается в канонических Евангелиях. Понять его особенности — надо бы знать древнегреческую философию. И так далее, в любом из апокрифов своя изюминка.

Следует только предупредить читателя, что сегодня на книжном рынке встречаются и подделки под апокрифы. А уж о литературных спекуляциях на евангельские темы и говорить не приходится. Конечно, мечтать не заказано никому, но вряд ли достойно заменять святыни сенсациями, заменять старых бесов новоизобретенными. Вспомним знаменитую «бритву Оккама»: не следует умножать сущности без необходимости.

Православное Священное Писание, изданное по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, содержит более десятка книг Ветхого Завета, отмеченных как неканонические, — это следствие противоречий между древнееврейским каноном и христианскими Церквями. То есть, по сути, для православия эти книги — равноправные и авторитетные части Священного Писания. Апокрифическое же Евангелие от Фомы, не вошедшее в канон, библеисты ставят так высоко, что называют его «пятым Евангелием».

В начале XX века ветхозаветные апокрифы переводил и издавал выдающийся богослов, профессор Казанского университета протоиерей А. В. Смирнов. Наш современник академик РАН С. С. Аверинцев (1937–2004) не только перелагал стихами (т. е. поближе к оригиналу) каноническую Книгу Иова, но и перевел апокриф, известный под названием «Славянский Енох». Так что апокрифы, не будучи связаны с религиозной практикой, оказывают значительное влияние на культуру вообще и на библеистику в частности.

Изречения из некоторых апокрифов цитируются и в этом сборнике. В канонической Библии, например, не говорится о происхождении и роли ангелов. В 6-й главе книги Бытие вдруг появляются «сыны Божии» — кто это? Ответ в апокрифах. В Первой Книге Еноха (так называемый Эфиопский текст) сняты некоторые другие противоречия книги Бытие. Очень многое проясняет «Книга Юбилеев» (в ней другое летосчисление: юбилей — это семь седмиц, т. е. 49 лет). А «Заветы двенадцати патриархов» (т. е. родоначальников двенадцати колен — племен Израилевых) — в первую очередь защитительные речи перед потомством братьев вышеупомянутого Иосифа из романа Томаса Манна.

Впрочем, такие подробности — для энтузиастов изучения мира Библии, а для них и без нашего издания написано множество интересных и поучительных книг. Моя задача была более скромной — помочь читателю в первых шагах на пути изучения Священного Писания. Языком Библии напомнить ему звучащую веками истину, которую сравнительно недавно повторил нам подвижник в светской и духовной жизни архиепископ Лука (в миру лауреат Сталинской премии В. Ф. Войно-Ясенецкий, 1877–1961): «Блаженны люди, для которых все так просто и ясно. Им незачем утомлять свое поверхностное мышление глубокой работой изучения и объяснения нового и неведомого. Они всегда объясняют новое и необыкновенное только старым и обыкновенным. Для них безусловно авторитетна только наука, хотя ее аксиомы и гипотезы часто рушатся, как карточные домики, под напором нового и неведомого… Новое принимается только тогда, когда к нему привыкнут».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.