Любимые женщины Леонида Гайдая

Раззаков Федор Ибатович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любимые женщины Леонида Гайдая (Раззаков Федор)

Федор Раззаков

Любимые женщины Леонида Гайдая

Часть первая Женщины Гайдая: до «Золотой эпохи»

В жизни великого комедиографа Леонида Гайдая было всего три главные женщины: мама, жена и дочь. Однако в жизни кинематографической у великого режиссера женщин было куда больше – около ста. Эти женщины – актрисы, которых он снимал в своих фильмах в главных, второстепенных и эпизодических ролях. Именно о них и пойдет речь в книге, которую читатель держит в своих руках. О подавляющем большинстве этих женщин сегодня почти никто не вспоминает, а это несправедливо. Без них не было бы и великого кинематографа Леонида Гайдая, его искрометных комедий, которые знает и любит каждый. Женщины, снимавшиеся у Гайдая, достойны того, чтобы их имена были не только названы – практически все до одного, но и рассказаны их биографии, в которых так много всего перемешано – от смешного до трагического.

Три главные женщины Гайдая

В жизни великого комедиографа было всего три главные женщины: мама, жена и дочь. Маму Леонида Гайдая звали Мария Ивановна, она была дочерью ссыльного, которого в начале ХХ века царские власти отправили в Сибирь. Там девушка встретила своего будущего мужа – каторжанина Иова Исидоровича Гайдая, за которого вышла замуж и родила ему троих детей, причем сплошь одних мальчиков: Александра, Августа и Леонида.

Маму свою будущий комедиограф очень любил, поскольку она была женщиной мягкой и никогда не препятствовала, а наоборот, всячески поощряла тягу своих детей к искусству. Во многом благодаря ее стараниям Леонид Гайдай в качестве своей будущей профессии избрал актерско-режиссерскую стезю. Именно там он встретил вторую главную женщину в своей жизни – будущую супругу. Впрочем, его женой могла стать совсем другая женщина, с которой судьба свела его в родном Иркутске. Но скажем прямо: случись подобное, и трудно сказать, как бы потом сложилась судьба Гайдая – вполне вероятно, он мог бы и не стать тем великим режиссером, каким стал. Но поскольку речь в нашей книге идет о женщинах великого комедиографа, то умолчать об этой героине мы никак не можем.

Эта история случилась вскоре после того, как, вернувшись в 1943 году с фронта по ранению (Гайдай подорвался на мине и получил вторую группу инвалидности), он поступил в театральную студию при Иркутском областном драмтеатре. Там он и влюбился в актрису Валентину Архангельскую, которая тогда была замужем за своим коллегой Александром Галичем (впоследствии он станет знаменитым бардом). Вот как об этом вспоминает дочь Валентины:

«В три года меня привезли из Москвы погостить к маме в Иркутск. Мама пропадала на репетициях целыми днями, и моей нянькой стал мамин кавалер – актер Леонид Гайдай, еще совсем молоденький. Я звала его Ленечкой, вертела им как хотела. Фингал под глазом, например, посажу, а Ленечка дрожит: что скажет Валентина? «Не бойся, я тебя не выдам!» – утешала я его. В театре Гайдай был без году неделя, а мама-то – столичная прима. Ленечка влюбился в нее сильно, но безнадежно: как на мужчину мама на него внимания не обращала, ведь она была старше на два года. Из-за этого Ленечка долго не женился…»

Свою вторую главную женщину в жизни – первую и единственную жену – Гайдай встретил в Москве, когда учился уже во ВГИКе. Это была его однокурсница, но с другого отделения – актерского, Нина Гребешкова.

Будущие режиссеры ставили отрывки, используя будущих актеров в качестве «подопытных кроликов». Одним из таких «кроликов» и стала для Гайдая Гребешкова – он взял ее на одну из ролей в свой отрывок из бальзаковского «Отца Горио». Да еще на какую – сыграть женщину-вамп! А Гребешкова никогда таковой не была, только Гайдай увидел ее в этом образе.

Роман между ними начался случайно. Нина как-то подошла к Леониду и возмутилась: почему, составляя график репетиций, он всегда ставил ее последней? «А в чем дело?» – удивился Гайдай. «Я каждый раз ухожу домой в 12 ночи», – ответила девушка. «А разве тебя никто не провожает?» – «Никто». – «Тогда это буду делать я!» – сказал Гайдай и стал регулярно провожать девушку до дома. Гребешкова жила на Арбате, а ВГИК располагался рядом с ВДНХ, поэтому часто, чтобы не ждать транспорт, они добирались до Арбата пешком. Из-за этого Гайдай не всегда успевал на последнюю электричку (он жил в общежитии в Подмосковье) и порой ночевал на вокзале. Нина узнала об этом случайно: заметила, что на Леониде несвежая рубашка, и предложила ее постирать. Вот тут он и сознался, что уже неделю не может попасть домой и ночует на вокзале. С тех пор Гребешкова старалась, чтобы их прогулки не затягивались…

Вспоминает Нина Гребешкова: «Однажды Леня с таким свойственным только ему чувством юмора говорит: «Ну что мы с тобой все ходим и ходим, давай поженимся!» И я это восприняла как очередную шутку. «Да ты что, Леня, – говорю, – ты такой длинный (рост Гайдая был 1 метр 84 сантиметра. – Ф. Р. ), а я такая маленькая (у нее – 1 метр 50 сантиметров. – Ф. Р. ). Будем как Пат и Паташонок!» А он мне: «Ну знаешь, Нинок, большую женщину я не подниму, а маленькую буду всю жизнь на руках носить!» Предложения руки и сердца были и до Гайдая. Но «да» я ответила только ему. Помню, как сообщила маме, что выхожу замуж. За кого? За Гайдая. Она его знала. У нас бывали все сокурсники, в том числе и он. Мама спросила: «Почему за Гайдая? Ты что, не видишь у него недостатков?» – «Они есть у каждого», – ответила я. «Если ты сможешь всю жизнь мириться с его недостатками, то выходи. Но если ты собираешься его перевоспитывать, напрасно потеряешь время». Мама была очень мудрая…»

Свадьба была у нас в коммуналке на Арбате 1 ноября 1953 года. Сели, поели, покричали «Горько!». Жить было негде. Родители поставили шкаф – отгородили нас (комната была 23 метра). И мы жили за шкафом: по одну сторону мы с Леней, по другую – мама с отцом, а за шторкой братья спали: подставляли к маленькому дивану скамейку, и получался большой диван…»

Заметим, что Гребешкова не стала брать фамилию мужа, оставив себе девичью. Естественно, Гайдай был расстроен, но поделать ничего не смог – невеста была непреклонна. Весомым аргументом в ее устах было то, что по фамилии Гайдай на афишах трудно было понять, о ком идет речь – о мужчине или женщине. Гребешкова на тот момент была уже более или менее узнаваемой актрисой, снявшись в трех фильмах: «Смелые люди» (1950; подруга Нади), «Спортивная честь» (1951; подруга Тони), «Честь товарища» (1953; Галя Богачева).

В коммунальных условиях, в которых жили молодожены, думать о потомстве было глупо: дома все время кто-то присутствовал. Но родители Гребешковой оказались мудрыми людьми. Как только молодые сыграли свадьбу, их стали почаще оставлять наедине. Мама обычно говорила дочери: «Ниночка, вот там картошку я приготовила. А мы пойдем, в картишки перекинемся». Домой супруги возвращались поздно – в одиннадцать-двенадцать ночи. В итоге Гребешкова вскоре забеременела. Она узнала об этом, когда была на съемках в Алма-Ате. Еле дождалась конца экспедиции. А как только вернулась, сразу поделилась радостной вестью с мужем: «Леня, я привезла тебе подарок. У нас будет ребенок». Так в жизни Гайдая в 1958 году появилась третья главная женщина – дочь Оксана.

Вспоминает Нина Гребешкова: «Нашу Оксанку Леня безумно любил и очень ею гордился, но больше детей не хотел. Считал, что главное – это работа. Все остальное – приложение. У него было два дома – «Мосфильм» и наша квартира. Если меня приглашали сниматься в другой город, Леонид Иович, не задумываясь, говорил: «Поезжай». Меня даже обижало, что он так запросто меня отпускает…»

О скромности Гайдая в кинематографическом мире ходили настоящие легенды: именно из-за нее, например, не смогла получить хоть какого-нибудь звания его жена. И это притом, что Гайдай был… председателем тарификационной комиссии. Впрочем, именно поэтому и не получила. Когда однажды Театр киноактера, где она работала, отправил в комиссию список очередных кандидатов на звания (там была и фамилия Гребешковой), Гайдай оставил всех, а свою жену из списка вычеркнул. Супруге же он потом объяснил: «Нинок, все же знают, что ты моя жена. Неудобно…»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.