Королева ночи

Лосев Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава первая

Городок, в котором я родился, довольно большой, он протянулся на десяток верст в каждую сторону света и, как и положено по законам королевства, обнесен мощной каменной стеной, высокой и неприступной. Эту стену уже переносили пару раз, когда внутреннее пространство становилось настолько тесным, и дома начинали лепиться друг к другу так тесно, что вместо улиц появлялись какие-то крысиные ходы, по которым и не каждый широкоплечий человек может пройти. Что уж говорить о телеге или ватаге стражников?

Обычно в этих районах города очень скоро начинали твориться плохие дела, люди с достатком их покидали, селясь отдельно и только тогда, повинуясь неприятным обстоятельствам, магистрат принимал решение о переносе стен.

В последний раз их выстроили так далеко, как смогли, занимая близлежащие крестьянские поля и рощи. Одно время казалось, что до них городские дома никогда не докатятся. А крестьяне — те, что оказались неожиданно для себя в городе вместе со своим полем и домом сначала не могли нарадоваться: все у них стало рядом и защита — стены, и место для продажи зерна и мяса — лавки и трактиры. Но скоро город сожрал поля вместе с крестьянскими лачугами.

Так городские стены добрались до реки, как раз с восточной стороны, мы частенько на нее бегаем купаться. Вода в ней приятно холодная и прозрачная, течение быстрое, да и рыба в ней водится, жаль ловить не дают, надо денежку стражникам давать, иначе поймают и по шее надают. Меня правда, не трогают, у меня папашка сам у стражников не последняя шишка, но одному ловить не хочется — скучновато.

Чтобы был выход к реке, в стены воткнули ворота из толстого мореного дуба, обшитые с обеих сторон толстыми полосами хорошо прокованного металла с острыми крепкими шипами, которые, как обещали местные кузнецы, могли выдержать удар любого тарана. Установили башни, где появились стражники вооруженные арбалетами и алебардами, они стали собирать плату за въезд в город, от реки как раз дорогу натоптали, народу ходит много, рыбаки улов привозят.

Вроде город стал большим и просторным, но, как всегда бывает, люди снова заняли все открытые и доступные места и опять стало тесно. К тому же простой люд начал строиться у стен.

Сначала стражи, которым не хотелось проходить большое расстояние перед дежурствами у ворот, вытребовали себе разрешение поставить казарму рядом со своим местом дежурства. К ним тут же пристроились лавки купцов, которые понимали, что торговать под охраной лучше, чем без нее, а клиент сам придет — это больше вопрос цены и репутации, а не расстояния.

Вблизи поставили свои мастерские и дома ремесленники, которым без купцов никак, и так понемногу все пространство возле стен оказалось забито так же, как и раньше.

Стены снова стали всем мешать. И теснота снова стала любимой темой для разговоров горожан. А зачем нам нужны такие толстые и абсолютно бесполезные стены?

На город давно никто не нападает, власть короля последние столетия невероятна сильна, а армия считается непобедимой. После последней большой войны соседние королевства присмирели, заключили мирные договора и открыли границы для торговли.

Потом состоялась битва при Грохоте, где королевские маги показали себя во всей красе, и даже правителям дальних королевств стало ясно, что в этом королевстве имеются не только сильные воины, но есть и магия. Возможно, именно последнее обстоятельство и сделало городскую жизнь тихой и мирной.

С воинами еще как-то можно справиться, но с магами могут воевать только маги, а где их взять, да еще столько могучих, чтобы сокрушить королевство уже много лет их имеющих? Тем более в столице открыли школа, которая начала готовить чародеев — ковались они, как мечи у кузнецов в запас для дурных времен. Вот и городской маг закончил ее, зато теперь живет в отдельной башне у ворот, ходит гордо, ни с кем не разговаривая. А уж если его попросить чего-то помагичить, так сдерет такие деньги, что мало не покажется никому, даже богатым хоть, думаю, к нему не они обратятся. У них свой чародей имеется, того, говорят, вообще никто не видел, он живет в богатом квартале, а туда попасть простому смертному невозможно, там стоят древние стены крепости, с которой город и начинался, а в ней ворота с лютой стражей, у богатых свои воины. Они нашим не чета, на порядок ловчее, да и не такие толстые.

Стены последний раз переносили лет за двадцать до того, как я появился на свет, но уже тогда любой олух в нашем городе понимал, что защищать такие городские пространства не найдешь нужного количества воинов — их просто нет. Правда, их наверное, не для защиты ставили, а для того, чтобы казну пополнять за счет тех, кто в город приезжает. Знатная стать пополнения доходов, и делать ничего не надо, сам придут и заплатят — торговать то надо.

Я хорошо это знаю, потому что родился в семье городского стража, кое-что в жизни понимаю. Правда, к сожалению, я появился на свет пятым после двух моих рослых братьев и двух сестер давно созревших на выданье. Поэтому я самый нелюбимый. Отец ласково меня называет — «Выродок». А еще он меня зовет глупым и неповоротливым бобром и убийцей матери.

Какая-то правда, в его словах есть: моя мать умерла сразу после того, как родила меня. Получается, что я ее невольно убил. Но я же не виноват. Если бы знал, то не рождался бы, да и зачем? Чем на этом свете так хорошо? Я пока кроме подзатыльников и пинков еще ничего не видел. Кормят так себе, ношу обноски старших братьев.

А вот почему мой отец называет меня выродком, до сих пор понять не могу. Выгляжу я так же, как мои братья-близнецы, правда, ростом буду поменьше, да и не такой толстый, как они, но этот как раз дело наживное, стали бы кормить нормально, и я бы потолстел.

Братья любят посидеть вечерами в ближнем трактире, там пьют пиво, едят мясо и лапают служанок, а им за это еще и платят медную монету за вечер, потому что они подрабатывают вышибалами, и очень любят тех, кто изрядно выпил и рвется в бой. Дубовые дубинки у них всегда при себе, а все, что находится в карманах незадачливого выпивохи, переходит к ним. Любят они подраться, иногда и сами задираются.

Я думаю, трактирщик перед ними заискивает, рассчитывает на то, что братья его не забудут, когда займут свое место в страже, иначе разве бы он их стал терпеть в своем заведении?

Я его понимаю, город, есть город, в нем всегда что-нибудь происходит: драки, убийства, воровство и множество других не менее неприятных историй, свои люди в страже никогда не помешают, а те, чей пост находится у городских ворот, вообще ценятся на вес золота. Кислое вино и пиво приводят из ближайших деревень, кроме того везут туши диких зверей, свиные окорока, овечьи сыры, овощи и многое другое, что съедается городом каждый день.

Легко разорить любого трактирщика, просто увеличив сбор или тщательно проверяя каждую телегу — как правило, под сеном всегда находится то, что пытаются спрятать от сборов, а по законам города такой груз подлежит конфискации.

Но иногда стражи могут закрыть на что-то глаза, особенно если в их руки от владельца груза упадет серебряная монета. Стражем быть выгодно, это все знают. Как только ты напялил на себя железную кирасу, а в руки взял алебарду, можно считать, что жизнь твоя налажена, а будущее материально обеспечено.

Именно поэтому мои братья считаются выгодными женихами, любая девчонка готова с ними провести вечерок в трактире, тем более, что за еду и выпивку не придется платить.

С ними все в порядке, отец к ним относится с любовью, они готовятся идти по его стопам, целыми днями тренируются на плацу, их уже привлекают для проведения рейдов в бедные кварталы города, а это опасно, там легко нарваться на нож.

Бедноте нечего терять, кроме жизни, а она у них такая, что смерть ненамного краше, поэтому при каждом таком походе гибнет пара стражей, а иногда и больше. На такие рейды не берут чужих, тем более новичков, а только надежных и проверенных стражей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.