Роман Шухевич: тайна гибели

Шаповал Юрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Существует такая сентенция, что историю делают кровью, а пишут чернилами. В принципе, это абсолютная правда. Можно лишь добавить, что сам процесс написания истории, особенно советского периода, портит исследователям немало крови. Как отмечала одна газета, вся советская история состоит из сплошных тайн. И почти все они неприятные. Именно к таким тайнам относится то, что происходило с середины 40-х до конца 50-х годов на западноукраинских землях, на которых коммунистический режим, сосредоточив почти треть своих внутренних войск (не говоря уже про другие силы), поборював националистическое подполье и Украинскую Повстанческую Армию (УПА). Уже не один год мы стремимся воспроизвести страницы этой исторической драмы. И каждый раз убеждаемся: эта история очень (даже слишком) медленно открывает свои страницы. Один из примеров этого — обстоятельства гибели Председателя Генерального Секретариата Украинского Главного Освободительного Совета (УГОС), Главнокомандующего УПА и Председателя Провода ОУН в Украине генерала-хорунжего Романа Шухевича (Тараса Чупринки, Р.Лозовського-Тура). Речь идет о человеке, которую есть все основания назвать профессионалом, которая семь лет возглавляла антикоммунистический движение сопротивления на западноукраинских землях, успешно противостояла мощной советской спецслужбе.

Штрихи к портрету

Нет нужды пересказывать всю биографию Романа Шухевича, а потому ограничимся лишь несколькими штрихами. Родился он 7 июля 1907 года. Еще с шестого класса гимназии стал подпольщиком Украинской военной организации (УВО). В 1932-м окончил Львовский политехнический институт. В 1926–1929 годах принимал участие, организовывал и руководил различными антипольскими акциями. В 1929-м вступил в ОУН как один из первых членов, а в 1933–1934 был боевым референтом Краевой Экзекутивы ОУН, которую возглавлял Степан Бандера. В 1934 году был заключен поляками и амнистирован в 1938 году. В 1938–1939 годах был старшиной в штабе Карпатской Сечи, а в 1939–1941 годах в Проводе ОУН отвечал за организацию подпольной сети на западноукраинских землях. В 1941 году как командир Украинского легиона вошел во Львов. В августе 1943 года избран Председателем Бюро Центрального Провода ОУН. С осени 1943-го возглавил УПА. В июле 1944-го на подпольном И Большом сборе УГВР избран Председателем Генерального Секретариата УГВР.

Он был убежденным антикоммунистом. Коммунистическая власть отправила на ссылки родителей и сестру. В начале советско-нацистской войны в 1941 году, когда большевики «чистили» западноукраинские тюрьмы, было расстрелян его брат, арестована его жена, а дочь и сына отправлено до специального детского дома.

Кстати, с сыном ему пришлось встретиться уже после. Дело в том, в августе 1947-го Юра сбежал из спецдетдом в городе Рутченково Сталинской области и вернулся в Западную Украину. Сначала он скрывался в селе Бусовиско Дрогобычской области в отцовского приятеля Михаила Козла. В октябре 1947-го Юра встретился с отцом, который снабдил его документами на имя Б.Левчука и устроил в среднюю школу города Каменка-Бугская. Именно тогда, как вспоминал Ю.Шухевич, отец сказал ему: «Юрик, мы не мстимося за наши семьи, мы боремся за то, чтобы раз и навсегда свергнуть этот страшный антинародный коммунистический режим».

В январе 1948-го они встретились еще раз. На этот раз во Львове. 20 марта в 1948 году Юра вместе со связной Шухевича Галиной Дидык выехал с целью похитить сестру Марию (которой в то время было 7 лет) из детского дома. План не удалось реализовать, а 25 марта Юрия вновь захватили. На этот раз он уже не убежит. Его осудят в четырнадцать лет, а на свободу он выйдет лишь в 1989-м, когда ему исполнится 55 лет. Получится, потеряв зрение.

С 1943 года перешел на нелегальное положение. Нацисты арестовали его жену Наталью Шухевич-Березинскую. Тогда Шухевич, рискуя жизнью, встретился с полковником Альфредом Бізанцем и гестапо уволило Наталью. В 1944-м Роман и Наталья формально развелись, чтобы семья не пострадала от нацистов, которые разыскивали Шухевича.

Однако интересовались Наташей и другие силы. 27 июля 1945 года ее (вместе с матерью, сыном Юрой и дочерью Марией) в селе Беличи Старосамборского района арестовали энкаведисты. Через нее, разумеется, надеялись выйти на «Волка» — такое прозвище было дано ее мужу в документах НКВД.

Здесь уместно вспомнить, что летом 1944 года один из работников НКГБ обратился к наркома В.Рясного с предложением создать «конспиративно-разведочные группы» из бывших бойцов УПА и перевербованных подпольщиков. В августе того самого года разрешение было дано, чтобы в практическую деятельность органов НКВД-НКГБ широко задействовали «спецгруппы» (с осени 1946-го они имели название «агентурно-боевых»). Один из самых распространенных методов их работы был так называемый легендований допрос, когда участники этих групп действовали под видом сотрудников оуновской Службы безопасности (СБ).

Так вот, с помощью именно таких групп в июле 1948 года «тестировали» Юрия Шухевича, а впоследствии и Наталью Березинскую. Если Юре один из участников группы шепотом просто подсказал, с кем он имеет дело, то Наталья, которую «отбили» псевдоповстанці, сначала поддалась на игру. Ее повели по легендованих связям, от бункера к бункеру. Однако никаких серьезных сведений о муже она собиралась предоставлять, а потому вскоре ее вновь «отбили». На этот раз уже в «повстанцев». В 1947 году ее впервые приговорили к 10 годам лишения свободы.

Ко всему этому остается добавить, что и отца Р.Шухевича также было репрессирован. В октябре 1947 года этого больного и немощного человека забрали на этап и отправили на поселение в Кемеровскую область, где он и умер.

Согласитесь, человек, который способен принести в жертву убеждениям не только саму себя, но и своих родных и близких, является серьезным противником.

Профессионал

Именно так к Шухевича относились работники коммунистической спецслужбы. Они знали, с кем имеют дело. Например, было известно, что в 1926 году УВО решила уничтожить школьного куратора Собинского, который осуществлял политику полонизации украинских гимназий и семинарий. Исполнение судебного решения было положено на Романа Шухевича. И он успешно справился с той задачей. Он был организатором известной первой боевой акции ОУН в городе Городок в 1930 году, а в 1933 году организовывал нападение на советское консульство во Львове.

Шухевич прошел хорошую военную подготовку, был спортсменом, отмечался в лыжном спорте, ставил рекорды в беге, играл в футбол, руководил в свое время во Львове рядом украинских спортивных организаций. Словом, это был человек, подготовлена к боевым действиям, а не просто лицо, которое произносила патриотические или антикоммунистические лозунги.

Шухевич был реалистом и многое понимал. В частности, иллюзорность надежд на глобальное столкновение США и СССР. Жена его близкого приятеля Алексея Гасина («Рыцаря»), члена Центрального Провода (ЦП) ОУН и полковника УПА (застрелился при попытке захватить его в Львове 31 января 1949 года) рассказывала, что Шухевич высмеял мечты ее мужа о советско-американскую войну. Америка, саркастически заметил он, почему-то никак не прислушивается к мнению Рыцаря. Ольга Гасин поинтересовалась, почему же им, уставшим и изможденным, не пойти на Запад? С горькой усмешкой Шухевич ответил, что они нужны здесь, в Украине, и никому не нужны там, на Западе.

После 1945 года Шухевич вместе со сторонниками по ЦБ ОУН разработал тактические основы, которые позволили еще на несколько лет активно противодействовать коммунизации Западной Украины. Они состояли из схем «Дажбог» (сохранение кадров и глубокая конспирация), «Орлик» (создание позиций в Восточной Украине) и «Олег» (подготовка молодежного резерва подполья).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.