Дом 1000 дверей

Ясан Ари

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

АРИ ЯСАН

ДОМ 1000 ДВЕРЕЙ

ЧАСТЬ I.

http://www.ariyasan.ru/

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Слоны в упряжь!

2. Там утешение и обновление

3. Галифе бабы Адуни

4. Парадный Татачи

5. Фифуфон и ТриВики

6. Угорь на вертеле по-лангальски и бордовое вино

7. Калейдоскопический калорифер законопатился

8. Кими возвращается на сцену

9. Психоаналитическое предсказание

10. Оживший мертвец

11. Мы птицы без крыльев

12. То, что в основе всего сущего

13. Вибрус забыли

14. В. увяз

15. У взрослых есть семья

16. Я могу играть в Большой Бум!

17. Безъед

18. Недоразумение

19. Девятьсот девяносто девять частей

20. Ярость и безумство

21. Потревожу я соседа, хорошо, если к обеду

22. Ничто не имеет границ

23. Двадцать три исчадия ада

24. Нежность

25. Похороны

Глава первая. Слоны в упряжь!

В. лежал на куче старых коробок и кутался в желтые замусоленные газеты. Становилось все холоднее, в этом году осень нагрянула внезапно, обрушив на город весь свой арсенал: проливные дожди, ночные заморозки и пронизывающий ветер. Весьма некстати. От капризов погоды зависело не только настроение В., но все его дальнейшее существование. Уже год он живет в этом грязном углу, который любой благопристойный горожанин обходит за три версты. Так бесславно закончился его крестовый поход против цивилизации, его погоня за синей птицей счастья. Его разжевали и выплюнули, как фруктовый бабл-гам! Да, да, свобода выбора, независимость личности… Вот тебе комната без дверей, на тринадцатом этаже. Можешь выйти, если хочешь, в окно (ха-ха!) на то твоя воля, но все же мы настоятельно рекомендуем тебе остаться.

В. замычал, именно замычал, так как стонать он себе запретил уже давно. Сомнения, сомнения… будь они неладны! Вот источник настоящих страданий: сомнения, раздирающие разум и сердце надвое, или даже на множество безобразных, не способных ни на что обрывков. Спокойствие даруется тому, кто избавился от сомнений, но В. бывал спокоен только тогда, когда все мысли замирали, и он погружался в состояние блаженной тупости. Так и сейчас, В. оставил мрачные размышления на потом, поскольку пришло время бороться за свою никчемную жизнь и добывать кусок хлеба. Хотя на сей раз ходить далеко не надо, мусорный бак прямо за углом.

С трудом разгибая закоченевшие конечности, В. сбросил с себя листы газет и поднялся. Кое-как размяв руки и ноги, нестройными шагами он направился за угол. Добравшись до мусорного бака, он принялся шарить в нем и выискивать зорким взглядом съестное, которое можно было бы съесть без риска сыграть в ящик.

Погрузившись полностью в исследование содержимого мусорного бака, В. не заметил подошедшего к нему сзади немолодого элегантного господина. Этот господин представлял собой занимательное зрелище: на нем был фиолетовый цилиндр и такого же цвета старомодный, напоминающий фрак, костюм с атласными отворотами. Господин разглядывал В., посмеиваясь в густые и пышные, пшеничного цвета усы и почесывая изысканной тросточкой с золотым набалдашником в затылке.

Некоторое время господин вел себя вполне прилично, но затем выкинул нечто странное. Согнувшись и растопырив руки, он принялся изображать бедного В., повторяя за ним все его движения: как В. трясет кистью, чтобы стряхнуть прилипшее перо зеленого лука, как скрючившись над баком, ворочает там руками, подобно крабу, гребущему песок клешнями, и как спотыкается, наткнувшись на валявшийся под ногами пластиковый пакет – ни одна из этих подробностей не ускользнула от незнакомца. Он повторял движения В, разыгрывая свой уморительный спектакль, который, надо сказать, удавался ему блестяще. Причем все это он проделывал бесшумно, порхая на мокром асфальте легко, как бабочка.

Тем временем В. нашел то, что искал: стаканчик с остатками йогурта и кусок ветчины. Полностью удовлетворенный, он отвалился от бака и, развернувшись, увидел дикую пляску странного господина, который, передразнивая В., то?тчас замер с выражением недоумения на лице, в одной руке сжимая воображаемый стаканчик с йогуртом, а в другой – несуществующий кусок ветчины. Впрочем, в тот же момент господин принял прежний невозмутимый вид, и, захлопав что есть мочи в ладоши, заорал на весь квартал: «Браво, уважаемый В.! брависсимо! Бесподобно! Повторите же для нас ваш номер, досточтимый В.! Превосходные па, глубоко почитаемый В., превосходные!»

В. на минуту растерялся, но немного поразмыслив, все понял. Наверное, когда-то, во времена своей прежней золотой жизни, В. сильно досадил этому господину, и тот, конечно, не мог упустить столь замечательной возможности поглумиться над В., превратившемся из преуспевающего предпринимателя в нищего попрошайку. Однако В., как ни старался, не мог вспомнить старика. Он тряс закрома своей памяти, но никакого намека на этого странного субъекта оттуда так и не выудил. Потому В. решил, что не стоит даже обращать внимание на надоедливого господина. Пусть тот насытит свою злость и идет с миром.

Подумав так, В. демонстративно повернулся спиной к незнакомцу и поплелся в свой угол. Господин, видимо, оскорбленный таким отношением, наконец заткнулся. Однако он не собирался оставлять В. в покое, В. отчетливо слышал звук неспешных шагов за своей спиной. Господин шел за В., постукивая тросточкой, попадая начищенными фиолетовыми башмаками во всякую грязь и гниль, но ничуть об этом не заботясь, словно вышагивал по чудесной аллее в солнечное весеннее утро.

В. добрался до своего грязного пристанища и плюхнулся на кучу старых газет. Господин, между тем, решил присесть прямо напротив В., на другую такую же кучу мусора. Нисколько не заботясь о своем хоть и странном, но, вероятно, дорогом костюме, он устроился на этой куче, словно в домашнем кресле, даже крякнув от удовольствия, словно только и мечтал посидеть в грязи.

- Мой дорогой В., очевидно, я должен представиться, - заговорил господин.
- Хотя вот тут, с самого начала нашего пути, у нас и возникают затруднения. Видите ли, если в этом бренном мире что-то и вызывает мою неприязнь, так это необходимость как-то именовать себя, как, например, сейчас, в моем разговоре с вами. Боже мой, что за скука сидеть на привязи у своего имени 365 дней в году!

Задумайтесь, мой милый В., кажется ли вам справедливым, что кто-то когда-то, пусть даже то были ваши родители, предписал вам быть В., и теперь, без всякого на то с вашей стороны согласия, вы только В. и никто другой? Нет, нет, не уговаривайте меня!
- тут господин затряс головой и замахал руками, словно его со всех сторон обступили воображаемые просители.
- Нет, решительно нет! Я не хочу быть В., а также и М., К., Р. или еще кем похуже!
- странный старик, казалось, не на шутку разошелся, а В. с открытым ртом слушал этот поток бреда.

- А кроме прочего, касательно моего имени, - здесь старикан доверительно склонился к В. и прошептал: - Признаюсь вам, любезный В., я порядком его подзабыл, и даже если бы захотел, не смог бы его назвать, - и он досадливо причмокнул губами и замолчал, призадумавшись и склонив голову на грудь. Прошло некоторое время, в течение которого В. думал, а не заснул ли странный старикашка, но тот вдруг встрепенулся и продолжил, как ни в чем не бывало:

- Так и быть! Только из моего к вам уважения, могу позволить вам называть меня, скажем… Господин, - тут он опять задумался и поводил глазами, словно выискивая себе имя в воздухе, - или нет, пусть лучше будет Мистер, это мне больше нравится, похоже на мастера или что-то в этом роде. Хотя, впрочем, все это одно и то же, - тут «Мистер» замолчал и уставился на В., видимо, наслаждаясь произведенным эффектом.

В., однако же, весь этот вздор нимало не забавлял. Он с удовольствием послал бы новоявленного «Мистера» куда подальше, но предчувствовал, что это представление ему придется досмотреть до конца.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.