Солнце, море и твои глаза...

Мур Айрин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Солнце, море и твои глаза... (Мур Айрин)

1

Ну и жара, подумала Ники Мендес, выходя из офиса и ступая на раскаленный от жары асфальт. Еще пара таких дней, и я не доживу до отпуска. Господи, как же я соскучилась по маме и папе! Если через неделю шеф не даст мне заслуженный отпуск, я его просто отравлю, насыплю мышиного яду в начинку его любимых булочек с сыром!

Девушка на ходу сняла бирюзовый пиджак и осталась в белоснежной блузке с коротким рукавом. Сегодня она была в обтягивающей юбке до колена и в изящных туфельках на каблуках. Ники работала секретарем главного редактора модного журнала и по роду деятельности обязана была выглядеть стильной и деловой, хотя сейчас она охотно предпочла бы всей этой красоте шорты, сандалии и короткий топ. Слишком уж жарким выдалось это лето…

Ники торопилась в кафе через дорогу, чтобы быстренько перехватить чего-нибудь, выпить бокал ледяной колы и, самое главное, купить шефу его любимые булочки.

Ники уже три года трудилась в этом журнале, она обладала врожденным чувством стиля и неплохо писала, но эти таланты не подняли ее ни на йоту по служебной лестнице, потому что главный редактор нашел в ней совершенно незаменимого помощника, на чьи плечи смог благополучно переложить львиную долю своих обязанностей.

Так Ники и осталась секретарем, и теперь жизнь ее ограничивалась стенами офиса и маршрутом дом — работа — дом. Единственной отдушиной был ежегодный отпуск, когда она могла поехать к своим родителям в Португалию.

Родители прожили всю жизнь в Нью-Йорке, но, как известно, к старости людей начинает тянуть к земле, а у отца был в Португалии довольно симпатичный домик, доставшийся ему в наследство от деда Ники. Поэтому, как только дочка встала на ноги, получила образование и нашла работу, родители уехали в Португалию и зажили жизнью счастливых фермеров — даже завели коз и виноградник. Мать Ники, англичанка, легко вписалась в колоритный местный пейзаж и выглядела очень гармонично среди виноградников, коз и баранов. Последние месяцы Ники просто грезила о Португалии и своем отпуске, о том, как она увидит родителей, по которым безумно соскучилась, как будет лежать на пляже и слушать шум волн…

За этими мыслями Ники не заметила, как добралась до кафе. Ее мечты прервала Мэгги, давняя подруга, работавшая в соседнем здании:

— Привет, Ники. Здорово выглядишь! Зашла пообедать? — весело спросила Мэгги, которая всегда была в хорошем расположении духа и весьма успешно пользовалась своей внешностью модели, извлекая из нее все, что только можно было извлечь.

— Да нет, если успею выпить колы, и на том спасибо. Я за булочками… Шеф любит булочки с сыром, а их здесь делают лучше всех, — ответила Ники, грустно вздыхая и одаривая подругу взглядом поразительно синих глаз (доставшихся от мамы-англичанки), обрамленных длинными черными ресницами (подарок отца-португальца). Когда Ники скромно опускала эти свои потрясающие глаза, она походила на ангела, зачем-то сошедшего на грешную землю.

— Значит, твой шеф любит булочки и ты ему их покупаешь… Здорово. А что еще входит в твои обязанности? Может, еще и вещи в прачечную относить? — спросила Мэгги с возмущением. Она еще в школе частенько вступалась за Ники, которая никогда не умела постоять за себя.

— Нет, до этого еще не дошло, — быстро ответила Ники и подумала: а кто же еще будет это делать, если не я? Боже, какой кошмар, я стала его нянькой, а ведь мечтала стать редактором журнала! — А как твои дела? — поспешно сменила она тему разговора.

— Мой шеф приглашает меня на Гавайи. А булочки, между прочим, ему печет жена, — с удовольствием констатировала Мэгги.

Ники прикусила губу, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. Она представила жену босса Мэгги выпекающей булочки на кухне у плиты, в то время как Мэгги в бикини загорает со своим боссом на Гавайях.

Да, чего только нет в нашей жизни, а вот места для справедливости в ней почему-то не хватило, с удивлением подумала Ники.

— Я, кстати, тоже через недельку еду к родителям в Португалию, у меня отпуск, — поспешно сказала она, чтобы не выглядеть совсем уж жалкой.

— Здорово! — искренне порадовалась за нее Мэгги. — Тебе не помешает немного загореть! Как ты умудряешься в такую жару выглядеть бледной и изможденной?! Да и завести курортный романчик тебе тоже не повредит, португальцы — горячие мужчины, — заявила Мэгги со знанием дела.

— Не знаю, мой папа, к примеру, всегда был очень спокойным, — тихо сказала Ники.

— Так это потому, что он жил в Нью-Йорке, а не в Португалии, — уверенно возразила Мэгги. — Там такое солнце, что невозможно оставаться тихим и спокойным, хочется страсти и бури эмоций.

— Лично я хочу лишь увидеть родителей, полежать на пляже… и больше ни с кем не общаться, — призналась Ники.

— Судя по твоему бледному лицу и теням под глазами, ты не врешь. Тебе действительно нужно солнце… Но и горячий португалец нисколько не повредит, поверь моему опыту, — настаивала Мэгги.

Ники не сомневалась, что Мэгги знает, о чем говорит, но ей нисколько не хотелось проверять, так ли это. Мимолетные романы были не для нее, ей нужно было что-то настоящее… и одновременно сказочное… Ники на минуту представила себе, как она лежит на пляже и к ней подходит тот самый горячий португалец, о котором говорила Мэгги… Загорелый и покрытый черными густыми волосами… В зоопарке Ники запросто могла бы спутать его с орангутаном. Она даже поморщилась от этой мысли.

— Нет, Мэгги, я предпочту унылого клерка из нью-йоркского офиса португальскому мачо.

— Как хочешь. Ну а где же твои булочки? — спросила Мэгги, взглядом отыскивая официанта.

— Ты же знаешь, что официанты просто обожают меня игнорировать, — не скрывая досады, ответила Ники.

— В этом заведении есть кто-нибудь живой?! — громко крикнула Мэгги, повернувшись в сторону кухни. Ники от неожиданности вздрогнула. — Может быть, нам стоит пойти в другое заведение, где булочки готовят не полдня, а пять минут?!

Официант с пакетом булочек появился мгновенно. Ники показалось, что он просто, спрятавшись где-то за стойкой, испытывал ее терпение. Возможно, даже засекал время, за которое оно все-таки иссякнет.

— Надеюсь, вы не рассчитываете на чаевые? Если да, то вам придется подождать как минимум до завтра! — отчеканила Мэгги, и официант растворился в воздухе.

Ники была восхищена.

— Мэгги, ты совершенствуешься день ото дня. Я бы так не смогла, — засмеялась она.

— Конечно, не смогла бы, именно поэтому твой босс — твой господин, а мой босс — мой раб. Поняла?

— Да… Высший пилотаж. А ты не хочешь открыть школу и давать уроки? Я даже слоган для объявления придумала: «Мэгги Смит научит вас пугать официантов и превращать работодателей в рабов»!

— Может, и открою, если деньги понадобятся, но пока я не нуждаюсь. Ну что, пойдем?

Они вышли из кафе и неторопливо пошли по улице, ловя на себе восхищенные взгляды прохожих. Впрочем, Ники никогда их не замечала, не заметила и теперь.

— Шеф, наверное, уже злится из-за моего долгого отсутствия, — заметила Ники, взглянув на часы.

— А ты посыпь булочки марихуаной, а потом можешь смело потребовать у своего шефа повышение или премию, а еще лучше — попроси его выпрыгнуть из окна…

— Мэгги, — тоном хорошей девочки перебила ее Ники, — это не смешно, это преступление… Хотя… признаться, похожие мысли меня посещали.

— Боже, Ники, я боюсь за тебя. Ты такая правильная, даже шуток не понимаешь, что с тобой будет? Надеюсь, ты встретишь классного парня, который оценит, какой бриллиант ему достался, — тепло сказала Мэгги на прощание, обняла Ники и повернула в сторону своего офиса.

Шеф был чем-то взволнован.

— Ники, куда же ты пропала? Слушай, тут такое дело: придется отложить твой отпуск, редактор отдела моды увольняется, представляешь, она выходит замуж и уезжает в Детройт. Променять Нью-Йорк на Детройт, да еще бросить такую работу, она сошла с ума… В общем, я предлагаю тебе занять ее место, пока мы не найдем подходящего человека, в конце концов, ты же об этом мечтала! — Выпалив все это, мистер Торн, довольный, откинулся на спинку кресла. Ему показалось, что он застал Ники врасплох, что она не сможет оказаться от предложения побыть редактором… и от счастья забудет об отпуске.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.