Тропой смелых(изд.1950)

Коряков Олег Фомич

Серия: Библиотека приключений и научной фантастики [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тропой смелых(изд.1950) (Коряков Олег)

I. Загадочный план

1. Шифрованная проволокограмма

— Вовка, ты наконец будешь вытирать или не будешь?

— Так я же вытираю… ну, сейчас стану вытирать.

— Опять мух ловишь?

— Да иду же! Только вот в баночку ее посажу.

— Имей в виду: еще пол надо мести.

— А пол — это тебе. Мама, когда уходила, сказала: «Ребята, вымойте посуду и уберите в шкафу». А потом сказала: «Миша, не забудь еще, что надо подмести пол». Это, значит, тебе надо мести.

Миша досадливо крутнул головой и угрожающе пробормотал:

— Вовка!..

Почуяв неладное, Вова спешно изобразил на своем лице смирение, взялся за полотенце и принялся вытирать вымытую братом посуду.

Это был маленький важный человечек с большой круглой головой. Он очень походил на Мишу, своего старшего брата, — был таким же рыжеволосым, веснущатым, широкогубым, но ростом ниже Миши и казался толще.

Ребята полушутя-полусерьезно называли его Толстопузом. Вова на прозвище не обижался. Он был спокойный, порой даже чуть вялый мальчуган. В то же время этот маленький увалень обладал своеобразной хитростью и упрямством. Он немало досаждал старшему брату.

Особенно Миша недолюбливал Вовину страсть к лягушкам, тараканам, ко всяким козявкам и гадам. Каждый день ему приходилось вытаскивать из своего ящика для столярных инструментов или из пенала засунутых туда Вовой жуков, бабочек, а то и лягушонка.

Что еще Вова любил, так это сладкое. Вообще он с самого рождения отличался не совсем обыкновенным аппетитом.

Однако, несмотря на эти свои недостатки, Вова был все же неплохим товарищем, и приятели Миши, хотя и смотрели на него чуть свысока, не гнушались его дружбой.

— Вытирай суше, — сказал Миша и, тщательно ополоснув в тазике последний стакан (он вообще все делал тщательно), направился в кухню.

В этот момент за оконной рамой раздался глухой металлический звон.

— Проволокограмма! — вскрикнул Вова.

Миша быстро поставил тазик на пол около двери и подбежал к окну.

Проволокограф — так называлось приспособление для передачи спешных и важных известий — был одним из нововведений ребят дома № 15. Устроен он был так. Тонкая медная проволока, пропущенная по блокам, тянулась от второй квартиры на первом этаже, в которой жил Лёня Тикин, к квартире № 4 на третьем этаже, где жили Миша и Вова Дубовы. К проволоке была прицеплена баночка из-под крема. Если Лёне нужно было передать записку Мише, он вкладывал ее в баночку и тянул проволоку, перекинутую через блок. Железная баночка быстро ползла вверх, к форточке четвертой квартиры, баночка стукалась о специально подвешенную железную пластинку, и раздавался звон, который извещал адресата о поступлении проволокограммы. От Мишиной форточки медная нить тянулась к окну Димы Веслухина. А оттуда — опять к Лёне.

Миша влез на подоконник, протянул руку в форточку и вытащил записку. Когда он спустился на пол, Вова стоял уже рядом, скосив на бумажку свои светлые, с рыжей искринкой глаза.

— Почитать хочешь? — вежливо поинтересовался Миша.

— Подумаешь! Очень интересно! — невозмутимо отвечал Вова, делая при этом вид, что наблюдает за облаками.

Миша развернул записку. Вова приподнялся на цыпочки, уставился в бумажный лист, недоуменно поморщился и, презрительно хмыкнув, отошел в сторону.

Проволокограмма сообщала:

Миша сунул записку в карман, взял тазик и отправился в кухню. Там, наедине, он вынул записку из кармана, вытащил из другого лист плотной толстой бумаги с вырезанными на нем квадратными отверстиями и с пометкой «К2». Пометка означала: «Ключ № 2». Лёнина шифровка начиналась со второй буквы алфавита — «б». Это значило, что для прочтения ее нужно применить ключ № 2.

Миша наложил лист с вырезами на записку, и в отверстиях показались буквы:

Миша порвал шифровку и бросил ее в мусорный ящик. Братишке он сказал:

— У нас с Лёнькой совещание. Убери посуду в шкаф и подмети пол.

Вова оглядел посуду, пол, взглянул на брата и спросил:

— А пенал свой старый отдашь? Для жучиного зверинца… или жучьего? Как правильно?

— Ладно, отдам. Только чисто подмети.

— У, я тогда даже с мокрой тряпкой! И на шкафу пыль вытру. И стулья все…

Миша не слушал — он был уже на лестничной площадке. Два этажа — четыре пролета, сорок ступенек, четырнадцать скачков.

Дверь квартиры Тикиных была открыта. Миша вошел в небольшую светлую комнату. В ней стояли книжный шкаф, письменный стол, этажерка, фикус и широкая длинная кушетка, на которой обычно спал Лёня. На ней было очень удобно барахтаться. Стена рядом с этажеркой была украшена большой географической картой.

Лёня сидел у письменного стола, подтянув левое колено к самому подбородку, и, сам того не замечая, накручивал свой галстук на палец. Его густые белесые брови сдвинулись к переносью, а светлосерые глаза уставились в какую-то точку на полу. Он, против обыкновения, медленно повернул голову в сторону Миши и не встал. Взгляд его казался рассеянным, и было похоже, что Лёня недоумевает — зачем и как появился здесь его приятель. Светлорусые вихры на голове Лёни были так всклокочены, будто он специально ерошил и закручивал их.

— Что опять придумал? — спросил Миша.

— Ничего не понимаю! Думал, думал, все перепуталось…

— Ты говори толком. Записку-то зачем прислал? — Слова Миша произносил степенно и медленно.

Сухощавый, подтянутый, гибкий Лёня вдруг улыбнулся, вскочил и с размаху хлопнул Мишу по плечу. Рука у него была тонкая, но крепкая, вся перевитая мускулами, и даже Миша, этот большеголовый крепыш, покачнулся от внезапного удара.

— Вот это будет приключение! Настоящее! Не будь я Лёнькой. Только надо взяться.

— За что взяться?

— Вот этого и я не пойму, еще не додумался.

Миша, обычно спокойный, начал сердиться:

— Что ты крутишь? Беспонятицу какую-то мелет!

— Подожди, Дуб, не злись, — зачастил Лёня. — Сейчас объясню. Вот смотри… Нет, постой. Садись. Сиди. Сначала послушай.

Лёня взял в руки какую-то книгу и уселся на стол:

— Я по порядку буду. Как бы это начать?.. В общем, мой дедушка… Да ты его знаешь, на портрете видел в той комнате. Он был учителем и очень любил наш край, Урал. Он много читал и часто путешествовал…

Миша терпеливо слушал, хотя и не понимал, при чем тут Лёнин дед.

— Я вчера вечером рылся в папином книжном шкафу, — продолжал Лёня. — С сорок четвертого года, как папа погиб на фронте, я в шкафу ничего не брал. Больше трех лет. Теперь мама разрешает. Я искал что-нибудь интересное почитать. Смотрю, на полке, за другими книгами, — какая-то большая и пыльная. Наверно, думаю, интересная. Вытащил, гляжу: «Записки УОЛЕ». Помнишь, Игнат Семенович на уроке говорил — это было такое Уральское общество любителей естествознания. Я помаленьку листаю, вдруг бумажка выпала. Такая небольшая. А на ней… Вот посмотри.

Лёня протянул Мише небольшой лист тонкой, уже начавшей желтеть бумаги. На нем был нарисован какой-то непонятный план — не то лабиринт, не то еще что-то.

— Что это? — спросил Миша.

— Вот я тоже подумал: «Что это?» Смотрю, в книге заголовок: «Джакарская пещера, с планом». Посмотрел на план — ну копия с листка. Стал читать. Ты потом прочти тоже. Очень интересно. В пещере, пишут, во времена Пугачева отряд какого-то Джакара скрывался. Потому называется «Джакарская». Но меня, главное, не это заинтересовало, а надпись на листке. Ты заметил?

Алфавит

Похожие книги

Библиотека приключений и научной фантастики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.