Сердюков и женский батальон. Куда смотрит Путин?

Большаков Владимир Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

От автора

Много лет прошло с тех пор, как я демобилизовался из войск ПВО страны и стал офицером запаса. Армия осталась в далеком прошлом, в моей молодости. Но я по-прежнему храню верность той присяге, которую давал много лет назад на плацу нашей военной академии. Хотя и такие понятия, как Советская Армия и Советский Союз, на верность которому мы присягали, тоже остались в прошлом. Служба моя была нелегкой — сначала на Камчатке, а потом в комарином лесу в болотах под Ораниенбаумом у Ленинграда. Лейтенантские погоны мне достались как офицеру резерва — к этому нас готовили в институте. В армию я никогда не рвался, но присяга — это свято. Принял — надо служить, как положено. Армия привила свой кодекс чести, умение командовать и подчиняться и подарила неведомое на гражданке ощущение плеча идущего рядом с тобой в одном строю. Я впервые это почувствовал в 1962 году во время кубинского кризиса. В ПВО мы лучше других знали и понимали, что мир, по вине авантюриста и недоумка Хрущева, действительно был поставлен на грань войны. В те дни редко удавалось вырваться из части в город, но когда все же это случалось, я вглядывался в лица незнакомых мне людей и особенно детей. Они и не подозревали, что жизнь их висит на волоске. Но я был уверен, что мы в любом случае сумеем их защитить и спасти. Я верил, что никто не посмеет напасть на нас, потому что знал, насколько сильны и надежны наши Вооруженные силы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.