Сердюков и женский батальон. Куда смотрит Путин?

Большаков Владимир Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сердюков и женский батальон. Куда смотрит Путин? (Большаков Владимир)

От автора

Много лет прошло с тех пор, как я демобилизовался из войск ПВО страны и стал офицером запаса. Армия осталась в далеком прошлом, в моей молодости. Но я по-прежнему храню верность той присяге, которую давал много лет назад на плацу нашей военной академии. Хотя и такие понятия, как Советская Армия и Советский Союз, на верность которому мы присягали, тоже остались в прошлом. Служба моя была нелегкой — сначала на Камчатке, а потом в комарином лесу в болотах под Ораниенбаумом у Ленинграда. Лейтенантские погоны мне достались как офицеру резерва — к этому нас готовили в институте. В армию я никогда не рвался, но присяга — это свято. Принял — надо служить, как положено. Армия привила свой кодекс чести, умение командовать и подчиняться и подарила неведомое на гражданке ощущение плеча идущего рядом с тобой в одном строю. Я впервые это почувствовал в 1962 году во время кубинского кризиса. В ПВО мы лучше других знали и понимали, что мир, по вине авантюриста и недоумка Хрущева, действительно был поставлен на грань войны. В те дни редко удавалось вырваться из части в город, но когда все же это случалось, я вглядывался в лица незнакомых мне людей и особенно детей. Они и не подозревали, что жизнь их висит на волоске. Но я был уверен, что мы в любом случае сумеем их защитить и спасти. Я верил, что никто не посмеет напасть на нас, потому что знал, насколько сильны и надежны наши Вооруженные силы.

Я был уволен в запас, а мои товарищи остались в том же строю. И я никогда не терял ощущения живой связи с ними, со всей армией, со всей страной — от Ленинграда до Петропавловска-Камчатского. Горбачевские годы и особенно ельцинское безвременье так шарахнули по нашим вооруженным силам, что, казалось, они вот-вот развалятся, распадутся на неуправляемые отряды и больше не возродятся. Но какая-то сила удержала их от гибели, уготованной им новыми «хозяевами жизни», для которых люди в погонах не более чем «зеленые человечки».

Я не был рожден для армии, но все ее беды оставались в эти годы и моей бедой. Потому что прав был император Александр III, сказав, что у России есть только два союзника — армия и флот. Поэтому каждый патриот России должен быть и патриотом ее вооруженных сил.

То, что Анатолий Сердюков способен только развалить наши вооруженные силы, я понял, когда начал работать над своей книгой «Остров Россия» (2009), где речь шла о конфликте в Южной Осетии и той «реформе», которую он начал проводить как министр обороны РФ. И не потому только, что он раньше торговал мебелью в Питере, а потому что он тупо гробил армию и грабил ее, люди в погонах присвоили ему звание «Маршал Табуреткин». Уже тогда было ясно, что с приходом его на пост министра нашу армию постигла страшная беда, а безопасность России поставлена под угрозу. Одной дуростью, недостатком знаний и неодолимым упрямством министра это нельзя было объяснить. Сердюков орудовал не в безвоздушном пространстве, он был частью целой системы, глубоко враждебной России и ее народу. Тогда еще почти ничего не было известно о том, что творилось в «Оборонсервисе» и в частях, какие коррупционные аферы готовили под опекой Сердюкова его многочисленные «наложницы», пришедшие с ним вместе из налоговой службы на генеральские посты в Минобороны. Теперь завеса приоткрыта. Сердюкова вышвырнули с высокого поста и из Минобороны вместе с его «амазонками». И поэтому теперь время поговорить о том, что за личность этот Сердюков и как так получилось, что его терпели столь долго.

Я никогда не беседовал с ним лично. Только на официальных встречах мог наблюдать за ним издалека — близко не подпустили бы. Когда я работал главным редактором журнала «Финансовый контроль», мы несколько раз пытались взять у него интервью. Ничего не вышло — с 2004 по февраль 2007 г., пока он занимал пост главы Федеральной налоговой службы, Сердюков не дал ни единого интервью. Он терпеть не мог журналистов. И не только потому, что видел в них чужаков, способных вмешаться в темные дела, творившиеся при нем в налоговом ведомстве. Больше всего на свете он боялся, что его отлучат от государственной кормушки. Он знал, что в той криминально-бюрократической системе, которая была создана после развала СССР, сидеть у такой кормушки надо тихо, всячески угождать начальству, не высовываться и не заниматься саморекламой в прессе. Начальство этого не любит и не понимает. Ну, а там, где крутятся даже не миллионы, а миллиарды рублей и долларов, как в налоговой службе, так и в Минобороны, контроль за поставленными у кормушки особо строг.

Есть, однако, особое правило, которое надо соблюдать в воровской бюрократии — красть надо сообразно своему положению. Иначе, как во времена Петра Первого, первое лицо может осадить вора криком: «Не по чину берешь!». Или — «Что ж ты, гад, берешь, а не делишься?!». Трудно сказать, что действительно произошло в тот момент, когда президент Путин подписал свой приказ об увольнении А. Сердюкова с поста министра обороны «в интересах следствия». Есть несколько версий, и они представлены в этой книге. Но только после того, как это следствие началось, стало ясно, что масштабы воровства в Министерстве обороны достигли действительно «космических» размеров. В начале 2013 г. в прессе едва ли не каждый день появлялись сообщения о все новых схемах мошенничества Сердюкова и Ко, раскрытых дознавателями Бастрыкина, военной прокуратурой и МВД. Становилось все очевиднее, что в наших вооруженных силах орудовала настоящая мафия. Вопрос лишь в том, был Сердюков в этой мафии «капо дель капо», т. е. бесспорным главарем этой банды, либо во главе ее был кто-то другой, а Сердюков лишь пополнял воровской общак. В любом случае, с самого начала расследования этого дела, получившего сразу же имя «Сердюков-гейт» по аналогии с известным скандалом «Уотергейт», в результате которого президент США Никсон потерял свой пост, стало ясно, что прикрытие у бывшего министра обороны самое мощное. В то время как любого несогласного с властью в РФ легко бросали за решетку, как девчонок из «Pussy Riot» или мальчишек-нацболов, или ребят, схватившихся с ОМОНом на Болотной площади, Сердюкову фактически предоставили статус неприкосновенности вместе с государственной охраной. Его любовницу Васильеву даже не отправили в СИЗО, хотя с самого начала было ясно, что она крупной руки мошенница, принесшая вместе со своим боссом и любовником Сердюковым ущерб государству на несколько миллиардов рублей, если не долларов. И чем больше у следствия накапливалось доказательств их вины, тем масштабнее становилось недовольство в нашем обществе таким покровительством преступникам со стороны властей. Кремлевский «тандем» оправдывал свое покровительство проворовавшемуся министру и его наложницам дежурными фразами вроде той, что произнес Путин: «У нас не 37-й год». Но в народе говорили, что в 37-м году Сердюкова давно бы уже поставили к стенке, вместе со всей его воровской командой, чего они, как было уже всем ясно с самого начала, и заслужили. А «толерантность» власть предержащих по отношению к чиновным ворам, и не только к Сердюкову, ничего, кроме ностальгии по сталинским порядкам, в народе не вызывает, что подтверждают любые опросы. А это — весьма опасный поворот в умонастроениях российского общества.

В этой книге я стремился прояснить, каким образом и с чьей помощью Анатолий Сердюков сделал себе столь блистательную карьеру в постсоветской России. Как, кто и почему дал этому проходимцу подняться — от торговца мебелью до министра обороны, кто его «крышевал» и кому он платил за «крышу».

Подробно расскажу и о том материальном ущербе, что он нанес государству, и какой бедой для Вооруженных сил РФ обернулись реформы «Маршала Табуреткина». Если бы Путин не решился убрать его из Министерства обороны, а также его воровской «батальон наложниц», назначив на место Сердюкова верного бойца Сергея Шойгу, эта беда обернулась бы для России подлинной катастрофой.

I

Лицо

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.