Республика девяти звёзд

Попов Василий Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Республика девяти звёзд (Попов Василий)

Сыну моему — Алёшке, у которого всё впереди: и красный галстук, и походы, и романтика трудных дорог.

1. Мушкетёры идут по следу

Каждый год, когда пригреет солнце и в школах в последний раз прозвонит особенно бодрый и заливистый звонок, со всех концов страны устремляются к тёплому Чёрному морю весёлые поезда. Они в клочья рвут мглистые балтийские туманы, звонкими гудками пугают зверьё в сибирской тайге, развешивают ватные комочки пара на подмосковных берёзах.

«От-ды-хать! От-ды-хать!» — добродушно вздыхают паровозы.

«На-би-рай-ся сил. На-би-рай-ся сил!» — приветливо выстукивают колёса вагонов.

В этих поездах едут счастливые люди. После целого года упорного труда — в шахтах, на заводах, в школьных классах они едут к самому тёплому морю, к самому щедрому солнцу, к самой богатой природе…

Давайте заглянем в один из таких весёлых поездов, который мчится по цветущей кубанской земле солнечным июньским утром.

Ещё очень рано. Красноватое, заспанное солнце лениво выбирается из-за горы. За окнами вагона мелькают деревья, такие зелёные, как будто их только что покрасили. Вот промелькнула маленькая серебристая речушка с берегами, поросшими высокой травой, коричневая корова, лениво пережёвывая жвачку, бездумно смотрит на мчащийся поезд. Рядом с коровой стоит смешная, взлохмаченная девчонка. Она улыбается и машет рукой, хотя в поезде ещё все спят и никто не видит её приветствия.

В тамбуре одного из вагонов стоят мальчишки и заспанными глазами смотрят на зелёный мир, залитый оранжевым солнцем.

В вагоне тихо, ритмично постукивают колёса, и слышится сонное дыхание ребят.

На вагонных полках спят мальчишки и девчонки, белобрысые и черноволосые, высокие и низенькие, худые и толстые. Все они сейчас кажутся одинаковыми — спокойными, серьёзными и послушными.

Это едет к Чёрному морю население пионерского лагеря «Спутник» — ребята из самых различных городов и посёлков, дети работников химических заводов и лабораторий.

Тепловоз вдруг вскрикнул испуганным, хрипловатым голосом.

— Ишь, не выспался, хрипит со сна! — рассмеялся курносый мальчишка в тамбуре.

— Какая — сосна? Никакой сосны не вижу! — сострил его приятель, тоненький и хитроглазый.

Поезд замедлил ход и остановился у небольшого кирпичного домика с надписью: «Разъезд Подгорный».

— Выйдем? — предложил курносый.

— Дверь-то заперта! — пробасил долговязый, рыжеволосый парнишка с круглыми румяными щеками, которые, казалось, вот-вот лопнут.

— Ты, Портос, как всегда, не отличаешься сообразительностью! — рассмеялся хитроглазый.

Рывком он раздвинул дверь, ведущую в следующий вагон.

— Прошу, мушкетёры!

Четверо мальчишек спрыгнули на пустынный перрон.

— Не останемся? Мне бы не хотелось загорать в этом самом Подгорном, — опасливо проговорил плотный, скуластый парень.

— Не трусь, Арамис, и смотри на светофор, — весело выкрикнул хитроглазый. — Ты же видишь, что он пока закрыт.

— Не опасайтесь, хлопцы, ваш поезд раньше чем через пятнадцать минут не тронется, — сказал проходивший по перрону железнодорожник. — Встречный пропускаем.

— Значит, полный порядок! — обрадовался курносый.

Четверо приятелей вприпрыжку подбежали к дверям вокзала, но дорогу им преградила сердитая тётка в синем халате и с веником:

— Куда?! Не видите — уборка!

— Простите, мадмуазель!

Тоненький парнишка церемонно отставил ногу, сорвал с себя клетчатую кепчонку и, нагнувшись, помахал ею у самой земли.

— Артист! — рассмеялась тётка. — А ну, брысь отсюда! Не мешайте убирать!

— Ещё минута — и доблестный д’Артаньян был бы сражён веником, — сказал курносый.

— Мушкетёры! За мной! — скомандовал д’Артаньян. И, нахлобучив на затылок свою клетчатую кепку, насвистывая, направился к калитке с надписью «Выход».

Конечно, четверо приятелей родились не на французской земле, а в небольшом приволжском городке, славящемся своими химическими заводами. И имена у них были самые обыкновенные, русские: курносого звали Славкой Ивановым, тоненького, в клетчатой кепке, — Андреем Зубовым, рыжеволосого здоровяка — Сергеем Быковым, а скуластого, медлительного весь шестой «г» называл девчачьим именем — Зина. В классном журнале он был записан как Зиновий Охлопков. Однако, прочитав книгу «Три мушкетёра» и высидев восемь сеансов кинокартины того же названия, друзья стали мушкетёрами — Атосом, д’Артаньяном, Портосом и Арамисом. Впрочем, всех четырёх роднила с настоящими мушкетёрами любовь к приключениям.

Жажда приключений и сейчас тянула мушкетёров в самую гущу дремучих кустов сирени, растущей в привокзальном скверике. И даже осторожный Сергей, который до этого всё время косился на семафор, как только нырнул в кусты, сразу забыл обо всех опасениях.

Мальчишки гуськом пробирались по узкому зелёному коридорчику, проложенному не то местными мальчишками, не то просто козами. Крупные капли росы скатывались с листьев и ледяными дробинками падали мушкетёрам на голые шеи. Но от этого зелёный коридор, проложенный в кустах, становился ещё привлекательнее.

Впереди появилось залитое оранжевыми лучами утреннего солнца открытое пространство и большие, ярко-красные цветы. Шагавший первым Андрей-д’Артаньян хотел спросить, что это за цветы, как вдруг в солнечной тишине прозвучали злые, мрачные слова:

— Нет, его всё-таки придётся убить! — проговорил чей-то бесстрастный, негромкий голос.

— Ну, что ты, Виталий! — возразил другой голос, — Ведь это же прекрасный человек!

— И всё же у меня нет другого выхода… Я его убью. Только я ещё не решил, как это сделать…

Оттого, что эти страшные слова говорились без злобы, немного лениво и бесстрастно, они были особенно жестокими. Мушкетёры почувствовали, как ледяные мурашки пробежали по их спинам.

Андрей оглянулся, и его друзья увидели сразу ставшее строгим побледневшее лицо д’Артаньяна.

— Тс-с! — еле слышно проговорил Андрей, прикладывая к губам кончики пальцев. — Стоять всем на… месте… Я посмотрю, кто это…

Осторожно раздвигая ветки, он начал пробираться вперёд.

— Неужели нет иного выхода? — спросил второй голос, басистый и мягкий. — Ты пойми, жалко мне Стёпку. Уж очень он чистый, хороший человек!

— Другого выхода нет! — по-прежнему бесстрастно сказал первый голос. — Стёпка слишком много знает. И если его не убить, весь замысел рухнет…

Андрей-д’Артаньян осторожно приподнял ветку.

Возле клумбы красных цветов на скамейке сидело двое — очень крупный, толстый и рыхлый человек в сером костюме, в яркой тюбетейке, с тяжёлой палкой в руках, и коротко остриженный, седой, мускулистый, в синем спортивном костюме. Возле скамейки стояло несколько чемоданов.

— Ну, где же автобус? — спросил толстый.

И Андрей сразу узнал его бесстрастный голос.

Седой взглянул на часы:

— Будет через десять минут.

Андрей нырнул в кусты и ещё издали замахал рукой приятелям, давая знак двигаться назад.

Мушкетёры сошлись на опушке сквера, возле железной решётки, отгораживающей перрон. Семафор всё еще был закрыт, и поезд зелёной гусеницей, казалось дремал у перрона.

— Сколько их там? — спросил Зина-Арамис.

— Двое… — Андрей решительно надвинул кепку на лоб. — Бандиты проклятые! Ну, что будем делать, мушкетёры?

— Надо пойти и заявить! — подсказал Славка-Атос. — Тут должен быть милиционер.

— Так он тебе и поверит! — усмехнулся Сергей-Портос. — Скажет; приснилось вам всё это, пацаны.

— Решено, точка! — Андрей рубанул воздух ребром ладони. — Мы должны их выследить… Едем с ними — я и Атос. Скорее выкладывайте луидоры, у кого сколько есть!

Славка вздохнул, с сожалением взглянул на дремлющий поезд, но, спорить не решился.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.