Золотая ветка (сборник)

Сергачева Юлия Евгеньевна

Жанр: Сказки  Детские    Автор: Сергачева Юлия Евгеньевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золотая ветка (сборник) ( Сергачева Юлия Евгеньевна)

Юлия Сергачева

Золотая ветка

Сказка о том, как девочка Маричка на сорочьем хвосте весну принесла

Небольшой городок, в котором произошла эта история, расположился в долине, посреди невысоких гор, похожих на округлые хлеба, которые пекли на своих кухнях хозяйки. Макушки этих гор сейчас были белыми, будто кто-то натрусил муки из облаков. Хотя нет, кто видел, чтобы из облаков сыпалась мука? Разумеется, на горах и всюду, где только было видно глазу, лежал самый настоящий снег.

К снегу в этих краях не привыкли: даже посреди зимы земля часто была травкой зелёной укрыта, а небе часто светило тёплое, яркое солнышко. В общем, люди, которые жили в этом городке, и вся живность в соседнем лесу к холодам не привыкли. А нынче зима задержалась, и на улице уже целый месяц стоял мороз. Даже в домах было трудно согреться, несмотря на то, что очаги горели не переставая!

И только ребятишкам было всё равно, потому что на улице при любой погоде всегда забаву найти можно! Вот и сейчас они катались на санках, осыпая случайных прохожих снегом, летящим из-под полозьев.

Среди этой ребятни была маленькая девочка. Звали её Маричка. Она не отличалась ничем особым, разве только волосы её были удивительного белого цвета, словно это снежинки собрались в курчавые пряди, и ещё глаза девочки были зелёными – такую трудно не заметить… если присмотреться, как следует. В общем, это была самая обыкновенная девочка. И она так же весело каталась на санках, как и её друзья.

Из-за весёлого шума дети не заметили, когда на старое дерево с кривыми, сучковатыми ветками опустилась сорока. Она не походила на других сорок, потому что была почти совсем белой. Птица с интересом следила за игрой. Время от времени она, приподнимая крылья, перескакивала с ветки на ветку и крутилась то в одну, то в другую сторону, чтобы лучше всё видеть.

Наконец ребятня заметила сороку, и один мальчишка захотел даже отпугнуть её, опасаясь, что птица задумала негодное – слишком уж внимательно она наблюдала за ними.

– Нет, погоди! – остановила своего приятеля Маричка, и смело взобралась на пригорок, поближе к сороке, – сейчас я узнаю, зачем она прилетела.

Птица закрутила головой, рассматривая девочку, и вдруг громко закричала что-то на своём сорочьем языке. Девочка ответила ей, почти точно повторив птичий крик. Тогда сорока присела на своих тонких чёрных лапках и вдруг перепорхнула на соседнюю ветку. Маричка крикнула ещё раз, и любопытная белоголовая птица опустилась прямо на пригорок, туда, где стояла её «собеседница». Прошла лишь минута, как сорока повела своим длинным хвостом и взлетела над головой Марички. Та вскинула голову, но ещё не успела понять, что происходит, как немедленно очутилась в воздухе. Всё вокруг закружилось и завертелось! Девочка стала звать на помощь, но из её рта вырвался только сорочий крик.

– Маричка в сороку превратилась! – закричали дети и побежали к отцу своей подружки. Белая сорока поднялась в воздух, и девочка, ставшая птицей, полетела вслед за ней. Подоспевший отец Марички попытался ухватить обеих за хвосты, но только охнул: птицы быстро поднялись высоко в небо.

Испуганная Маричка изо всех сил старалась вернуться назад, но сделать этого не смогла, и ей пришлось следовать за белой сорокой.

Сначала птицы летели над городом, где повсюду были видны прохожие в тёплых шубах и шапках. Потом они оказались над горами и реками, лесами, долинами. Всюду они встречали людей или животных, но когда подлетели к высокому дереву, которое возвышалось над густым заснеженным лесом, ни единой живой души видно не было.

Девочка пролетела круг над заснеженной кроной дуба и через минуту поняла, что её птичьи лапки превратились снова в человеческие. Тогда она встала на крепкий деревянный настил, расположенный прямо поверх могучего дерева. И как только это случилось, сразу же откуда-то из-под веток, укрытых снежными шапками, в воздух взлетело сотни сорок. Чёрно-белых крыльев и хвостов было так много, что в глазах у Марички зарябило. Но прежде заметила, что одно перышко, вылетевшее из чьего-то крыла, опустилось ей на одежду. Белокурая девчушка подхватила его своими пальчиками и быстро спрятала себе в карман: это пёрышко могло пригодиться ей для того, чтобы сделать из неё восхитительную брошь.

Сороки, покружившись в воздухе, все до одной опустились перед Маричкой и тут же обратились в юношей и девушек, одетых в длинные чёрно-белые платья. Их чёрные волосы, туго завязанные на затылках узелками, в которые были воткнуты такие же чёрные перья, отливали синевой, их глаза были почти круглыми и такими синими, как вечернее небо. Рукава их платьев были настолько длинны и широки, что едва открывали руки, в которых у каждого было по белому цветку.

Маричка замерла от восторга – такими красивыми были эти сороки.

– Теперь мы можем говорить с тобой, белокурая, – раздался позади неё голос.

Маричка оглянулась и ахнула в восхищении: перед ней стояла девушка красивее других. Её одежды и перо в волосах были белоснежными и даже поблёскивали под лучами скудного зимнего солнца и переливались сотнями мелких огоньков.

– Я – Зеф. Ты очень удивила меня тем, что заговорила со мной. Это большая редкость – встретить человека, который понимает язык птиц…

Теперь Маричка догадалась, почему она очутилась тут и какую допустила оплошность, когда решила передразнить птицу. Ведь на самом деле ей нисколечко не был знаком птичий язык: она хотела просто пошутить. Об этом девочка поспешила сказать Зеф и сразу же извинилась перед ней. Но белая сорока её не услышала.

– Мне и всему нашему племени нужна твоя помощь, – сказала Зеф. – Сами мы не справимся.

Сороки вторили ей. Они все направились к Маричке и стали дарить ей белые цветы. Когда они проходили рядом, было слышно, как шумят птичьи перья. Они проходили и проходили одна за другой, их было так много, что у девочки едва не закружилась голова.

– Наверное, это так всегда, когда кого-нибудь слишком много… – подумала Маричка и ещё раз попыталась объяснить сорокам, что Зеф ошибается, но девушки и юноши подскакивали в воздух и, превращаясь в настоящих птиц, кружили над ней, продолжая осыпать девочку цветами.

– Вот глупые! – рассердилась девочка. – Они совсем не хотят слушать меня!

Когда сороки угомонились и снова стали людьми, девочка ещё раз попыталась обратиться к Зеф, но вдруг увидела, что глаза белой сороки стали мокрыми от слёз и поэтому спросила:

– Что же у вас случилось?

– Мы – сороки. И мой отец, Юлиус, наш сорочий Барон. Он – такая же прекрасная белая сорока, как и я. И он пропал в лесу. Моего отца видели неподалёку от дома Ледяного Деда. Боюсь, не там ли Юлиус гостит? Нам, птицам в эту пещеру нельзя: залетим во двор – живыми не останемся.

– Что же это за дед? – спросила Маричка.

– Ледяной Дед давно в этих краях живёт. Но потому Ледяным зовётся, что, как только из дома своего каменного выйдет, так сразу реки и озера в лесу и по всей округе замерзают, и снег тотчас с неба падает. И кого угодно он может заморозить, если рассердится. Но ты не бойся – на тебе шубка и сапожки тёплые. Сходи туда, позови отца.

– Я одна?! Как же я туда пойду?

– Мы тебя отнесём, а уж в пещерку ты сама ступай. Поможешь – в долгу не останемся!

Сказала так Зеф, и тут же беспокойные сороки снова взлетели в воздух. Поднялся ветер, и снежная пыль засверкала кругом. А когда всё улеглось, Маричка увидела, что теперь она стоит на заснеженном пригорке, c охапкой белых цветов, посреди тихого леса. А перед ней – высокая гора с тёмным входом, ведущим в пещеру.

– Ух-ух-ух! – донеслось оттуда, и белокурая девочка вздрогнула.

Уханье повторилось, и Маричка решила спрятаться.

– И зачем я только заговорила с Зеф? – досадовала Маричка, притаившись за толстым стволом старого вяза. Она стояла так некоторое время, но морозец, который кусал её за пальцы и нос, долго стоять на месте не дал: отправилась Маричка ко входу в пещеру.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.