Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам

Топильская Елена Валентиновна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам (Топильская Елена)

Тайны реального следствия

Записки следователя прокуратуры по особо важным делам

ОТ АВТОРА

Заметки, которые я представляю вниманию читателей, — не художественный вымысел. Это документальные повествования о делах, которые мне или моим коллегам пришлось расследовать за долгую следственную жизнь. Конечно, их можно было переработать в детективы; да, собственно, многие из этих историй так или иначе легли в основу моих книг или были использованы в сценариях сериала про следователя Швецову. Но мне кажется, что материалы этих расследований интересны сами по себе, даже без беллетристических украшений.

Великий юрист А. Ф. Кони сказал когда-то, что каждый вдумчивый судья, врач и священник «должны знать по опыту своей профессии, что жизнь представляет такие драмы и трагедии, которые нередко превосходят самый смелый полет фантазии». Это святая правда. И это — одна из причин невероятного интереса к профессии юриста. Все знают про огромные конкурсы в юридические вузы, слышали про романтику следовательской работы, детективные романы и фильмы имеют, наверное, самые высокие рейтинги.

Но все знают и про трудности следовательской работы. Это отсутствие выходных и скандалы дома (даже любящий супруг терпеливо дождется свою половину с ночного дежурства раз, другой, а на третий взорвется), это психологические перегрузки и запахи разложившихся трупов, это многочасовое просиживание в следственном изоляторе, осмотры чердаков и подвалов в антисанитарных условиях, блохи и вши на подследственных и свидетелях, угрозы мафии…

И несмотря на все это, следователей не убывает. Неужели все отрицательные стороны профессии не перевешивают ее прелести? Получается, что не перевешивают. Романтики с юридическими дипломами рвутся на борьбу с преступностью, презирая вышеперечисленные трудности. И снова, и снова у кого-то захватывает дух, когда жизнь развернет перед ними полотно, по сравнению с которым бледнеют лучшие образцы художественного вымысла. Между прочим, сюжеты известнейших произведений Льва Толстого — «Воскресения», «Живого трупа», «Крейцеровой сонаты» — подарил могучему старцу не кто иной, как вдумчивый судья Анатолий Федорович Кони. Это все реальные уголовные дела, живые судьбы, которые интереснее беллетристики.

Следственная практика

ОПАСНАЯ РАБОТА

Ответ на вопрос: «Опасна ли работа следователя?» исчерпывающим образом дают отечественные криминальные сериалы. Каким образом? Да очень просто: много вы знаете киногероев-следователей? Пал Палыч Знаменский, Сергей Рябинин в фильме по книгам С. Родионова, раз-два и обчелся. И в литературе не больше. А почему? Да потому что следователь, вопреки мнению народа, а также большинства режиссеров и писателей, не бегает с пистолетом за преступником, не прыгает по крышам и не спасает от неминуемой смерти пышногрудых красоток, выхватив их из пасти маньяка. Это все делают оперативники, да и то не каждый день, а только если очень повезет.

Из этого вытекает, что работа следователя не привлекает режиссеров, потому что не содержит в себе пресловутого экшена, столь любимого кинематографистами. Следователь львиную долю рабочего времени проводит сидя в кабинете за компьютером или пишущей машинкой, в следственном изоляторе, ожидая на допрос подследственного, на ящике или на подоконнике на месте происшествия, составляя протокол осмотра. Бегает он не за преступниками, а за маршруткой, чтобы побыстрей добраться из прокуратуры в изолятор. Правда, на мой взгляд, в этом сидении в кабинете порой бывает столько романтики, что хватит на три прыжка с парашютом в костюме Джеймса Бонда. Но пока только одному писателю удалось в полной мере передать эту кабинетную романтику, за которую девяносто процентов вкусивших ее следователей готовы душу прозакладывать; это восхитительное чувство, когда «колется» допрашиваемый или вдруг в результате сопоставления двух заключений экспертиз проглядывает солнечный лучик истины. Пока увлекательно и захватывающе написать о допросе в кабинете удалось только Станиславу Родионову в его саге о следователе Рябинине. Но это понятно; Я он бывший следователь.

Так опасна ли работа следователя? Главная опасность подстерегает его там, где не ожидает никто. Например, если он, замотавшись, пропустил срок по делу и едет за отсрочкой в городскую прокуратуру. Вот в этот момент всякие мафиозные штучки типа раскаленного утюга на животе жертвы или одевание на голову полиэтиленового пакета кажутся ему детскими игрушками по сравнению с экзекуцией, которую ему сейчас устроит зональный прокурор.

Конечно, следователи попадают в неприятные ситуации, порой даже угрожающие жизни. Вот, например, моя подруга, работавшая следователем в районной прокуратуре, выехала на место происшествия в квартиру, где были обнаружены два трупа зверски убитых людей. Преступник с места происшествия скрылся. Эксперт-криминалист быстро сфотографировал обстановку и обработал поверхности в целях поиска следов рук, после чего его увезли на другое происшествие. Следователь и судебно-медицинский эксперт приступили к осмотру одного из трупов, лежавшего в прихожей. Вдруг следователь почувствовала себя неуютно и подняла глаза. Прямо перед ней, сверля ее взглядом, стоял здоровенный мужик с окровавленными руками. Это был убийца, который зачем-то вернулся на место происшествия, тихонько открыл дверь и застыл от неожиданности, увидев в квартире посторонних людей. Моя подруга пережила жуткие мгновения, у нее перехватило дыхание, и она даже не могла позвать на помощь. Так они и гипнотизировали друг друга, пока из комнаты не вышли оперативники и не скрутили злодея.

В похожую ситуацию попала и я на заре своей следственной карьеры. Я дежурила по городу, и мы с экспертриссой пили чай в комнате дежурных, когда позвонили из районного отделения милиции и сообщили, что у них на территории труп старичка-инвалида, без признаков насильственной смерти, только на лице два синячка, но врачи «скорой помощи» сказали, что эти синячки не связаны со смертью.

Я уже готова была произнести волшебное слово «оформляйте», но экспертрисса Лена Гринь, с которой я дежурила, посоветовала мне все-таки выехать и посмотреть на месте, что это за синячки. Мы с ней приехали в коммунальную квартиру, открыли дверь в комнату и увидели следы борьбы — в комнате было сокрушено все, даже разбита люстра. Посреди комнаты лежал труп пожилого дядечки, на груди у него четко отпечатался след ноги. На голову трупа был положен протокол осмотра, составленный участковым инспектором, где было зафиксировано, что «на лице трупа седая борода и несколько кровоподтеков». Сняв протокол и подняв бороду, мы обнаружили на шее трупа четкую странгуляционную борозду. Я спросила у толпившихся в коридоре соседей, кто мог убить старичка. Соседи охотно пояснили, что это сделал жилец из комнаты рядом, больше некому. «Он вообще-то не совсем здоровый, на него двадцать лет назад на мясокомбинате упала туша, и у него справка есть; он все время этого деда гонял и говорил, что ему ничего не будет, поскольку он дурак. А сейчас он у себя заперся».

Работники милиции (а их было много на месте происшествия) стали деликатно стучать в дверь комнаты предполагаемого злодея и вежливо просить выйти. В ответ из-за запертой двери раздавался зычный отборный мат, и со временем все опера и участковые рассосались, оставив нас с тезкой одних. Когда мы заканчивали осмотр трупа, соседняя дверь вдруг распахнулась, и в коридор вывалился совершенно пьяный и дремучий мужик, который заревел дурным голосом, что пришел сдаваться. Мы с Леной растерялись, не зная, что с ним делать.

На наше счастье, как раз в этот момент в квартиру за забытой папкой зашел участковый, который и повязал мазурика. А вездесущая старушка-понятая, после того, как его увели, заглянула в открытую дверь его комнаты и сказала: «А у него там женщина лежит…» «Ну и что?» — спросила я. «А она дышит?»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.