Игорь Всеславьевич и Злокачественная опухоль

Назаров Роман Анатольевич

Жанр: Эпическая поэзия  Поэзия    Автор: Назаров Роман Анатольевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Роман Назаров

Игорь Всеславьевич и Злокачественная опухоль

(былина)

1

А из тых лужаечков московскиих, А из той столицы хлебосольной, Золотой, богатой да деньжищной То не вьюги-ураганы вырывалися, То не звери-твари, птицы-птахи показалися, Из тюрьмы-централочки, из 'oной Бутырочки Выходил на свет божий Удалой добрый молодец Игорь сын Всеславьевич. Возвращался он домой Ярославскою дорогою Да на тую дивную прописн'y сторонушку В Аляксандровску топерче во слободушку. А он шел по улочке Стрелецкой Мимо переулочков уз'eньких, Подходил ко дворику знакомому. Во том во дворике стоит домишко плохонький, Да покореженный, да перекошенный, А вкруг домишко там заборчик неухоженный, Да и подгнивший, да и поваленный. А уж на том крылечушке через-ступенчатом Встречает его матушка родная, Стар'a д'oбра матушка встречает, Слезинку утирает, слово молвит: — А й здравствуй, чадо же моё ты ненаглядное, Любимый мой сыночек Игорь свет Всеславьевич! Спроговорит он Игорь свет Всеславьевич: — А й здравствуй-тко, родная моя матушка, Да разлюбезна стара добра матушка! Как тут они целуются да обнимаются, Как тут идут они с крыльца через-ступенчата Во ту во горенку за столик-то кленовыий. И воспрошает Игорь сын Всеславьевич: — А и как вы без меня живали-поживали? А и как вы здесь ненастье коротали? Отвечает тогда стара добра матушка: — Вот три годочка да ишшо два годика Как н'e быть от тебя да малой весточки. Уж как я плакала, рыдала безутешная, А с той ли красной утренней зори Во чисто поле глядючи. Да и пошла во чисто поле по сырой росе Ко лесу ко тому дремучему, А ставши средь колп'oвистых дубрав, Тут очертилася чертою призрачной Да заговаривала лютую тоску-кручинушку, А й гробовую же тоску я зычным голосом: «Будь ты, моё дитятко, Игорь сын Всеславьевич, Светлее солнца ясного, милее вешне дня, Светлее ключевой воды, белее воска ярого, А й да покрепче камушка горючего Алатыря. Будь ты, моё дитятко, Игорь сын Всеславьевич, Топерче етим словом нунь волшебныим — Во нощи и пол'yнощи, во часу — получасьи, А й по пути в дороженьке, во сне и на яву — Укрыт от силы вражия, от горя, от беды, От смерти да напрасныя собережен — то был, От потопленья на воде да сохранен-то был, И от сгорания в огне еще спасен-то был. А будь моё словечко покрепчее стали, Могучее богатыря и тяжелее золота. А вздумает кто обморочить моего дитятку, А возжелат кто узор'oчить моего дитятку — Тут скрыться же тому за горы Араратские, Во бездны преисподние сгинуть и пропасть!» А с тем-то тайным волхвованьем сердце успокоилось. Живу как боженька велит — хожу в церковенку, Еще с соседушками я веду беседушки Да получаю от властей н'uщенску пенсию. Еще-ка соберу грибы-стекляшечки, А сдамши бутыльки — куплю я хлебушек, Поемши хлебушка — сыночка вспоминаю, Да к батюшке твому схожу на кладбище А и поправлю холмик на могилке-то … Так причитала стара добра матушка и без дела не сидела, собрала на стол. Ложила н'a стол сахарны всё яствушки Дюже великие всё угощенья-кушанья: Головочку лука репч'aтого, Корочку хлебца черного, Белой соли щепоточку Да кружку водицы колодезной. То-то славное пированьице! Стало удалому молодцу то за обиду, Стало Игорю Всеславьев-сыну за досаду. Пословечно он да выговариват: — А й же ты, стара добра матушка! Прими сына твоего прощенье-разуменье, Прощеньице дитятки н'oне глупого. Уж я гулял по стольне-граду, гулял вольныим, Ведь и просил я милостыню с ножичком, И брал ведь я воз'aймы с пистолетиком. Ох, те ли займы возвернулись бы когда ещё, А после дождичка в неведомый четверг. Я ж охаживал любовно кассы-баночки, Добывал оттуль немало золотца. Для того ли о семье-то ведь заботиться? Посылать-ка, вспомогать-ка р'oдной матушке? Заплуталися, запутались пути-дороженьки, Имел де средства — ослепились глазоньки, Были мощи — помутился разумом. Такы денежки пускал во барах-ресторанчиках, Все прогуливал я, пропивал, прокушивал, Промотал, лантрыга, в удовольствиё. Глядь, таки попался под статью грабительску, А как сел за ту решёточку Бутырскую Да на тых железных нарах д'yмучись-ка думал: Вольн'o-сладко грабить-воровать разбойничку, Тошно-горько во темнице арестанту сиживать. Порешил вязать я со былой отвагою, А й судим-то был впервой, но и в остатный раз. Он поел-ка угощеньица великаго, Благодарствовал за то родную матушку. Разложила ему матушка постель-кроваточку, Да ложился он-то Игорь сын Всеславьевич Скоренько почин держать, ай крепко спать. Да во том ли крепком сне ему увиделось:

2

Во ту разгульную погоду непогожею С под тяжелой грозной тученки Вылетал млад Финист Ясный Сокол. Он летел будто ярк'a светл'a молния Чрез-над синим морем-Окияном Ко тым высокиим горам Рипейскиим За ту небесну огненную Ра-реку. Он подлетал, Финист, буйным ветерком К тому ли черн-хлад камушку Алатырю. Он садился, Финист, на сырую землю, А земля та нынче сплошь зола да уголья. Он глядел вокруг себя на таково-то зрелище: Во былом саду несчастье родилосе. Ни цветочков нет лаз'oревых, ни сладких ягодок, А черным-черна вся травушка-муравушка, А повыжжено-ка зде, поистреблено. Покалечены, порублены деревья-веточки Уж как мудрых яблонек да солнечных дубов. Не журчат, не серебрят хрустальны ручейки, Кабы нет и тых каменьев драгоценныих, А стоят тута вонючи грязны прудики, К ним сползаются все капельки кровавые, Капельки кровавые да гнойные. Как на ту пор'y, на это времечко Из-под хмурых туч в несчастен сад Не спускалась птица вещая, чудесная — Она камнем падала у черн-хлад'eн Алатыря Перед очи Финист Ясна Сокола. Она била ведь крылами по бокам своим, Да не сияли её пёрышки цветами разными. И говорит она-от человечьим голосом: — Уж ты ой еси, млад Финист Ясный Сокол! Я поведаю тебе слова ненастные. Как повадилось к нам в сад погано Чудище, Чудище Звериное-Змеиное. Как оно имеет силу-то могучую, Русских-то богов сном мертвым усыпило, Заколодов'aло василисков, гр'uфонов. Хочет полонить царей, князей, мудрых волхвов, Оно хочет разорити сад-то райский, Оно метит погубити святорусский мир. Уж ты ой еси да Финист Ясный Сокол! Ты лети скорым-скор'o да обвернися, Обернися русским нунь богатырем. Ты сразись-ка с ненасытною Змеёю, Ты убей её, поганую, да уничтожь! Как ведь после этих слов ветрище завывало, К горизонту скопошились стаи темных туч, Сколыбалася сыра-земля да не на шуточку. А й откуда ни возьмись оно приехало — Чудище Звериное-Змеиное…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.