Газета "Своими Именами" №34 от 20.08.2013

Газета Своими Именами (запрещенная Дуэль)

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2010 год   Автор: Газета Своими Именами (запрещенная Дуэль)   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Газета

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

О «ДУШЕВНЫХ» ГОРОДАХ

Чем-то задела меня статья «Мой душевный городок» в газете «Завтра», №14, 2013 г. То ли своей безмятежностью, редкой в оппозиционной прессе, то ли тем, что сам писал о другом «душевном» городе, Балашове, по соседству с Борисоглебском. Впрочем, для своей малой родины я не увидел отрадной перспективы. Новицкая же настроена по-другому. Хотя и появилась статья в рубрике «Выживание», о последнем почти ничего, зато много о восстановлении храма Бориса и Глеба, о Доме ремёсел, расположенном рядом, о картинной галерее и драмтеатре. Так вот как выживают в воронежской глубинке - благодать и благолепие! Ай да автор, ай да Юлия Новицкая!

Мне Борисоглебск тоже знаком. Юность прошла рядом, в Балашове, а в проклятые девяностые не раз наведывался туда в поисках работы для родного тульского предприятия. С разных точек мы смотрели на Борисоглебск – не потому ли никакого благолепия я не заметил?

Одно из ярких воспоминаний: выйдя с «Химмаша», завода, расположенного по соседству с тем самым железнодорожным вокзалом, что вызывает ностальгические воспоминания у автора статьи, пришлось прогуляться в ожидании автобуса. Чуть поодаль остановился, раскрыв рот глядя на добротный свежевыкрашенный дом. Среди других он выделялся, как оазис в пустыне. «Чей?» - спросил прохожего. «Нашего батюшки», - ответствовал мужик с нескрываемой иронией. Считай, с этого и началось моё знакомство с городом.

Бросилось в глаза отнюдь не то, чему умилилась корреспондентка «Завтра». Прежде всего: «Химмаш», крупнейшее орденоносное и градообразующее предприятие города, уже тогда дышал на ладан. Что бы я им ни предлагал из новых технологий (а мне было что предложить!), их не интересовало, потому как производство на глазах уходило в небытие.

Мясокомбинат, который я пытался заинтересовать тем же, чем и Балашовский, и ухом не повёл на мои призывы. Жив ли он ещё? Поскольку Новицкая не отметила, не дал ли дубу? А что касается авиационного училища, мир праху его, как и Балашовскому - в Балашове 4-й факультет Краснодарского института, а в Борисоглебске – 3-й! И, стало быть, не о чем говорить, кроме как о Храме Бориса и Глеба! Да ещё о Д. Рогозине, бывшем депутате от Аннинского избирательного округа, а ныне ответственном за оборонку. Сомнительно, чтобы в новом качестве заместителя премьера он поучаствовал в судьбе Борисоглебска, но даже если и так? Ни один храм не прибавит ничего к благоденствию города! Разве что убавит…

Не странно ли, что за душевностью Борисоглебска автор не видит его современного убожества? Все провинциальные города душевны, и все умирают. Первую о Балашове статью (к сожалению, неопубликованную) я назвал «Мёртвый город», а вторую («Дуэль», №41-2007) – «Откуда деньги в славном городе Балашове?».

Тот же вопрос можно задать и Борисоглебску. Расположенные рядом по Хопру, оба города страдают одними пороками. За счёт чего живут их жители? Откуда деньги на храмы и благолепие? Новицкая восторгается восстановлением Храма Бориса и Глеба – лучше бы поинтересовалась, на какие шиши построили? Неужели Рогозин расстарался?

В Балашове храмов как бы не больше: в честь Преображения иконы Божьей Матери, Всех скорбящих Радости и Архистратига Михаила. К тому же в исправительной колонии Храм Святого Николая и две молельные комнаты – в тюрьме и Доме – интернате престарелых и инвалидов. И строится четвёртый храм, в честь Воздвижения Креста Господня!

В советское время разрушены два монастыря. На месте одного разбит парк имени Куйбышева, на месте второго – мельзавод. Не с лихвой ли возместили церковники утерянное? И о ком заботились - о потерянном народе или о себе? Помню, заметив, что идёт строительство церкви близ нефтебазы, подошёл к батюшке и предложил ограду узорного тульского литья. Дёшево и сердито! Поп сказал: «Подарите!» Неужто на подарки выстроены все четыре балашовские храма? «Откуда деньги в славном городе Балашове»?

Интересная картина получается при сравнении двух провинциальных городов, породнённых общей бедой. В Балашове пик населения - в 2002 году, 98 330 человек. За время правления дуумвирата город сильно уменьшился, в 2010 году – 82 222 человека, почти сравнялся с населением 1970 года, когда было 83 110.

У Борисоглебска пик в 1989-м – 72 388. А в 2002-м – уже 69 392, а в 2010-м – 65 585. Но опять же - почти столько же, сколько в 1970-м, когда было 63 733.

Борисоглебск чуть меньше Балашова, а в остальном – близнецы-братья. В 2007-м я писал про Балашов, что там не осталось промышленных предприятий. Ничего не изменилось за пять лет! Википедия утверждает, что, кроме локомотивного депо и ЖБК, других заметных производств в городе не сохранилось. Зато список почивших в бозе поистине внушителен: три комбината – плащевых тканей, слюдяной и мясоконсервный, заводы – автотракторных прицепов, авторемонтный, маслосыродельный, сахарный, комбикормовый, мельницы, фабрики - швейная, обувная, мебельная, типография. Короче, ничего от промышленности не осталось.

Что касается Борисоглебска, та же Википедия об экономике вообще не хочет говорить. «Этот раздел должен быть полностью обновлён»!
-
сообщает она после перечисления внушительного списка промышленности города. Зачем обновлять? Нет её! Что осталось от орденоносного «Химмаша» и внушительного чугунолитейного производства? И не пошёл ли мясоконсервный комбинат по балашовскому пути? – Что-то давно я не видел знаменитой борисоглебской тушёнки. Балашовская, до поры, тоже вкусная была. Пока не появились москвичи, пока не соблазнили дешевым импортным сырьём. Однажды в фирменном заводском магазинчике увидел на полке одни и те же консервы в разную цену. Конечно же, удивился, но на заводе объяснили: та, что дешевле, из аргентинского мяса. Тогда ещё местные переживали за качество и стеснялись брать столько же за некондиционный продукт.

Однако вернусь к Борисоглебску. Судя по статье Новицкой, теперь город славен не «Химмашем» и не мясокомбинатом, вообще никаким производством.

Промышленность у обоих городов упала дальше некуда, но что-то же и возросло? Уж не культура ли? В Балашове действуют филиалы Саратовского государственного университета (бывший педагогический институт), Саратовского аграрного университета, Поволжской академии госслужбы, Социально-экономического университета, Современной гуманитарной академии. Кроме того, имеется кооперативный и сельскохозяйственный техникумы и музыкальное училище.

В Борисоглебске: педагогический институт, четыре филиала московских и воронежских вузов, пять техникумов, профучилище, медицинский колледж и музучилище. На 60 тысяч человек!

И там и там молодёжь учится, но чему и для чего? Где ей приготовлены рабочие места? Надо ли учиться, чтобы торговать в палатке, прислуживать и услуживать? А ничего иного для выпускников не предусмотрено. Бывший министр станкостроительной промышленности Н. Паничев вспоминает, как побывал на приёме у Егора Гайдара в 1992 году. «Ваши станки – дерьмо, никому не нужны, что надо – будем скупать за границей», - отрезал «реформатор» в ответ на предложения по развитию станкостроения. Много ли они купили за 20 лет? Станкостроитель не может забыть, с каким презрением премьер цедил это «ваши» вместо «наши».

А между тем СССР к моменту ликвидации был на третьем месте среди станкостроительных держав. И 94% металлообрабатывающего оборудования на заводах было отечественного производства. А нынче две трети его отработали по два срока и требуют немедленной замены. Но станкостроение рухнуло на уровень 1913 года, когда его у нас практически и не было.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.