Зелен камень

Ликстанов Иосиф Исаакович

Серия: Библиотека приключений и научной фантастики [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зелен камень (Ликстанов Иосиф)

Иосиф Исаакович Ликстанов

Зелен камень

Часть первая

Глава первая

1

Девушка и молодой человек вышли из здания Горного института — старинного кирпичного здания, казавшегося особенно массивным, строгим в этот солнечный вечер, и пересекли улицу. Институт, Геологический музей, Уральское геологическое управление остались позади. Когда перед ними открылась широкая улица с плитяными тротуарами и резными домишками, они на минуту остановились. Девушка, полная, высокая, почти одного роста со своим спутником, едва заметно улыбалась.

— Запомним этот час, Павел, — проговорила она. — Посмотри на институт: ты больше не увидишь его.

— Как студент — да, как инженер — конечно, буду здесь частым гостем, — возразил он. — Почему тебя не было при вручении дипломов?

— Пришлось задержаться в лаборатории. А Ниночка Колыванова была?

— Да… Она просит нас придти сегодня вечером. Завтра Федор уезжает в Краснотурьинск. На прощанье немного потанцуем… Пойдешь, Валя?

— Нет, мне не до танцев. — Она взяла Павла под руку. — Ниночке тоже тяжело, но она храбрится, а я не могу. Как только подумаю, что послезавтра начнется такая долгая разлука… Впрочем, не хочу и не буду киснуть. Расскажи, как прошло торжество.

— Очень скромно. Директор произнес маленькую речь, призвал нас высоко держать знамя советских горняков. Представитель министерства вручил дипломы, а гости аплодировали.

— Он что-нибудь говорил тебе?

— Сказал, что практика восстановительных работ в Донбассе открыла мне путь к самостоятельной деятельности в Егоршино.

— Значит, с самоцветами кончено?

— Нет, не кончено, — ответил он серьезно. — Камни откладываются на неопределенное время, но не отменяются. О камнях я не забыл, самоцветы остаются моим любимым делом. Уверен, что рано или поздно займусь нашими хрусталями, нашими дивными хризолитами… А сейчас — да здравствует уголь! В Донбассе я полюбил угольщиков — боевой, славный народ.

— И останешься угольщиком навсегда! Ведь ты ничего не можешь делать наполовину.

— Это плохо?

— Нет, конечно хорошо! Но чувствую, что с самоцветами кончено навсегда. Представитель министерства больше не говорил с тобой о переходе в кадры цветной металлургии, о Новокаменске?

— К сожалению, нет… Но раскланивается так, будто считает разговор незаконченным.

— Я была бы счастлива, если бы ты очутился в Новокаменске.

— И как хочу этого я!

— Потому что Новокаменск — это альмарины? — лукаво спросила девушка.

— И альмарины и ты! — возразил он улыбнувшись. — Хоть летом мы были бы соседями.

— Но Новокаменск приходится считать несбывшейся мечтой. А вот когда ты сегодня получил письмо, я подумала, что это ответ Треста самоцветов на твой проект о развитии промысла хризолитов. Потом я так горько разочаровалась… Ты не узнал, кто такой Халузев?

— Нет… Спрошу у мамы, может быть она знает.

— Странное письмо…

— Да… Как говорится, загадочное…

На улице Ленина, на плотине, было людно. Городской пруд ярко отражал прозрачные закатные огни. Но только в сквере у дворца пионеров молодые люди, оторвавшись от своих мыслей, почувствовали красоту вечера. Отсюда, с самой высокой точки Горнозаводска, был виден весь город. На фоне пылающего неба рисовались уже затуманенные силуэты привокзальных мельниц и элеваторов. На западе дымы металлургического завода казались черными, на севере чешуйками золотого панциря блестели стекла в корпусах машиностроительных предприятий.

Струйки воды беззвучно падали изо рта чугунных лягушек в восьмиугольную чашу фонтана. Колонны дворца пионеров отсвечивали розовым, казались прозрачными и невесомыми, но тени сгущались, в Сквере легкая весенняя зелень уже потемнела.

— О чем думает человек, только что ставший инженером? — тихо и не глядя на Павла, спросила девушка, когда они сели у фонтана.

— Завтра множество хлопот… О чем думает человек, с которым я послезавтра расстанусь?

— Вот о чем: ты стал инженером, получишь самостоятельный участок, я через месяц уеду на практику в Кудельное. А мечтала, что мы вместе пойдем в гроты рудяные, в пещеры самоцветные…

Ее голос прозвучал по-детски жалобно. Павел прижал нежную, теплую руку девушки к своей щеке. Его ждала трудная работа в новом горняцком поселке, еще не обозначенном на областной географической карте. Трудности не пугали, к тому же он был уверен, что через два года после окончания института Валентина приедет к нему навсегда, и поселок, уже выросший к тому времени, может быть станет их второй родиной.

— Кто обещал не киснуть? — мягко сказал он девушке.

— Прости, больше не буду, — вздохнула она. — Даже в театр завтра пойду. Мне обещали три билета на премьеру в драматический. Понравится ли Марии Александровне, что в последний вечер я буду с вами?

— Чудачка ты! Мама так любит тебя. И знаешь, — вдруг решил он, — ты очень похожа на маму, особенно в эту минуту.

— Какое сравнение! — запротестовала Валя. — Мария Александровна красавица…

— А ты дурнушка!.. На улице все Смотрят только на тебя.

— Ты уверен? — Она зарумянилась, стала рыться в сумочке и вынула руку; на розовой ладони лежало несколько крупных ограненных камней: золотисто-зеленый хризолит, теплый, густой аметист, бледно-голубой строгий аквамарин и пепельно-серебристый горный хрусталь.

— Возьми один, смотри на него почаще и помни обо мне, — сказала девушка.

Павел выбрал хризолит.

— В старину он считался камнем надежды, — напомнила Валентина.

— Да, я знаю…

Солнце скрылось. Из далекого карьера прикатил грохот взрыва и, поворчав, затих.

— Не провожай меня, — сказала Валентина. — Порадуй маму дипломом. Ведь она обещала приехать сегодня.

Они расстались. Валентина вышла на улицу Либкнехта, продолжая мысленно беседу с Павлом. В асбестовых карьерах Кудельного она будет думать только о нем. Не радует даже то, что она проведет лето в двух шагах от своего славного дядьки. Вторая разлука! В военное время Павел бросил институт, чтобы принять участие в восстановлении Донбасса. Вернулся орденоносцем, кончил курс с отличием и вот опять уходит на уголь, решительно отказавшись от предложенной аспирантуры. Он, как всегда, ищет трудного дела, он верен себе, но… разлука — это тяжело.

2

Крайние окна третьего этажа в угловом доме нового квартала были освещены. Взбежав по лестнице, Павел открыл дверь своим ключом. — Павлуша? — окликнула мать. — Покажись!

Сделав шаг навстречу, Мария Александровна поцеловала его и отстранилась, рассматривая сына с улыбкой.

— Как видно, все в порядке, — отметила она. — Как я рада, что снова дома!.. Вы с Валей вспоминали обо мне? Последним и самым коротким этапом командировки был Новокаменск. Видела дядю Валентины — доктора Абасина. Замечательный человек! Он просил меня задержаться в Новокаменске, но я устроилась с попутной машиной и привезла пуд пыли.

Права была Валентина, назвавшая мать Павла красавицей: она была наделена спокойной, открытой красотой, которая, изменяясь с годами, не проходит никогда. Марии Александровне исполнилось уже сорок девять, но седина лишь слегка тронула гладко зачесанные темные волосы; морщинки в уголках глаз лежали едва приметной тенью. Серые глаза смотрели прямо и честно.

Алфавит

Похожие книги

Библиотека приключений и научной фантастики

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.