В водовороте века. Мемуары. Том 1

Сен Ким Ир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В водовороте века. Мемуары. Том 1 (Сен Ким)

Вступление

На склоне лет на всю свою жизнь без волнения не оглянешься. Люди проживают свою жизнь по-разному, и пережитое ими — увиденное, услышанное, испытанное — неповторимо своеобразно и самобытно. И каждый вспоминает свое прошлое со своими особенными душевными переживаниями.

Будучи охвачен глубокими впечатлениями и неизгладимыми воспоминаниями, я окидываю мысленным взором свой жизненный путь и как простой человек, и как политический деятель, отдавший всего себя интересам родного народа и родной своей страны, которая заметно выделилась на арене мировой истории и политики новейшего времени.

Я родился на заре новых больших лихолетий, когда над нашей страной сгущались гибельные для нее тучи, несшие в себе неисчислимые бедствия и страдания. И мне с первого же шага своей жизни пришлось пробивать себе путь в водовороте бурных политических событий как внутри страны, так и за ее пределами, с ранних лет делить одну судьбу с многострадальной Родиной, делить одни горе и радости со своею нацией. И вот на этом-то пути и перевалило мне уже за восемьдесят.

Моя жизнь началась встречею с Двадцатым веком и шла вместе с ним, оставлявшим за собой невиданный в жизни человечества свой глубокий отпечаток и вызывавшим крупные перемены на политической карте мира. Она, эта моя жизнь, и есть в миниатюре история нашей Родины и нашей нации.

В жизни моей, разумеется, были не только радости и успехи. В ней были и горькие, разрывающие душу печали и жертвы, немало было и трудных перипетий и испытаний. В дни борьбы обреталось много друзей и товарищей, но встречалось немало и тех, кто вставал нам поперек дороги.

Душа патриота, дух патриотизма побудили меня, тогда еще подростка, уже выкрикивать антияпонские лозунги на мостовой города Гирина, испытать и риск опасного подполья при неотступных преследованиях врага. С высоко поднятым знаменем антияпонской войны приходилось не раз заночевать и под открытым небом в дремучей тайге горы Пэкту, грудью рваться вперед, пробивая вечные сугробы этого непроходимого леса, совершая далекий и суровый путь в вихрях кровопролитных схваток, преодолевая все невзгоды и свято храня в сердце веру в неизбежное возрождение Родины. Это шли жаркие и неравные бои с сильным врагом, превосходящим нас по силам в десятки, а порою и в сотни раз.

Сколько бессонных ночей пришлось провести и после освобождения страны, борясь за спасение Родины от нанесенного ей тяжкого раскола! В дни создания новой Родины для народа и защиты ее от коварного противника сколько снова пришлось пройти сквозь завесу неимоверных трудностей и лишений!

Было трудно, тяжко, но я ни разу не отступил перед врагом, ни разу не поколебался душою на добровольно избранном мною нелегком пути.

Да, путь жизни моей был суров и тернист. Но я не сбивался с этого пути, а жил и боролся за нашу свободу, за наше правое дело стойко и непреклонно. Всем этим я целиком обязан товарищам и народу, оказывавшим мне свое искреннее доверие и настоящую помощь и поддержку.

«Поклоняться народу, как небу!» — такова была моя неотступная и заветная вера, таков был принцип моей жизни. Принцип чучхе, пусть это все знают, требует верить народным массам как хозяевам революции и строительства нового общества, опираться на их силы. Это и есть моя политическая вера, которой я больше всего поклоняюсь. Это и есть мое жизненное кредо, что побуждало меня посвящать себя делу народа.

Я рано лишился родителей, и с малых лет моя жизнь проходила в окружении любви и доверия товарищей. Я вместе с тысячами, с десятками тысяч моих товарищей прошел тернистый путь кровавой борьбы, на этом пути всем своим существом, всеми фибрами души ощущал ценность связанных одной судьбою товарищей и организаций.

Никогда мне не забыть моих первых товарищей — членов Союза свержения империализма, которые с 20-х годов, когда еще и не было видно перспективы на возрождение Родины, доверяя мне, шли за мной с горки Хуадяня!

Не позабыть мне и тех, кто закрывал нас собою от вражеских пуль-злодеек и кто с открытой улыбкою поднимался вместо нас на эшафот. Эти незабываемые товарищи так и не могли вернуться на освобожденную Родину, покоясь вечным сном, и навечно остался их прах в горах на немилой чужбине.

Сегодня нет с нами и многих борцов-патриотов, которые вначале шли с нами разными путями, но, в конечном итоге, сошлись с нами в нашей общей борьбе за дело народа.

Ныне наша революция шествует победоносно, во всей красе процветает наша родная страна, весь народ горячо воспевает бурный расцвет своего Отечества. А меня все больше и больше терзает неистребимая тоска по товарищам, которые ради радости сегодняшнего дня без минуты колебания отдали свои жизни, и навстречу мне плывут одно за другим их незабываемые лица, и нет мне спокойного сна.

Откровенно говоря, я ведь прежде и не думал, что когда-то возьмусь за свои мемуары. Некоторые выдающиеся политики, известные литераторы, многие другие деятели зарубежных стран предлагали мне взяться за это доброе дело — писать свои воспоминания, доказывая необходимость их тем, что мой жизненный путь послужит людям в жизни ценным уроком. Но я не торопился с этим.

А теперь секретарь ЦК партии по организационным делам Ким Чен Ир во многом меня заменяет, и мне удалось выкроить хоть немного времени и для этого. Произошла смена поколений — уходят из нашей плеяды один за другим ветераны революции, на смену им приходят представители нового, подрастающего поколения, и они стали уже главной силою в нашей революции. Вот и пришлось мне задуматься над тем, что сейчас моей новой обязанностью стало и это — поведать им, что я переживал в моей жизни, деля одну судьбу с нацией, рассказать им о том, как отдали свою молодость патриоты-предшественники во имя радости нашего сегодня. И стал я писать строку за строкой, насколько мне позволяет время.

Я не считаю свою жизнь какою-то особой, исключительной. Гордиться мне достаточно лишь тем, что жизнь моя вся целиком отдана на благо Родины и нации и что она проходила в одной судьбе с народом.

Надеюсь, что эти мои записки дадут грядущим поколениям урок жизни и борьбы, откроют им истину, которая гласит: веришь в народ и опираешься на его силы — завоюешь все сущее, одержишь победу за победой, а повернешься к народу спиною, будешь им отвергнут — не избежишь поражения за поражением.

Приношу дань уважения памяти патриотов ушедших.

Апрель 1992 года на горе Мёхян

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Страна, обреченная на трагедию

1. Наша семья

Моя жизнь началась с 10-х годов, когда достигла крайних пределов национальная трагедия в современной истории Кореи.

Еще до моего рождения моя родная страна стала монопольной колонией Японии. Королевское право на правление нашей страной перешло целиком в руки японского императора по договору об «аннексии Кореи Японией», а наши люди стали рабами современного типа, подневольными «приказам генерал-губернатора». Корея, известная миру своей древней историей, природными богатствами и чудесной красотою своей земли, растоптана солдатскими сапогами завоевателей и колесами пушек японской армии.

Народные массы содрогались от горечи и гнева, лишенные государственной власти в родной стране. На дворах и под крышами домов этой порабощенной земли, где еще не утихли отзвуки «всеобщего стенания в печальную ночь», покончили с собой многие верноподданные и ученые люди, не стерпев обиды за порабощение их государства. Даже безымянный мясник ответил смертью на позорную «аннексию Кореи Японией» [1] , горюя о печальной участи обреченной на гибель родной своей страны.

В Корее установился варварский жандармско-полицейский режим, при котором обязаны стали ходить в костюме с золоченым кантом, в форменном головном уборе и с саблею на боку даже учителя начальной школы, не говоря уже о полицейских и гражданских чиновниках. По указу японского императора генерал-губернатор Кореи взял в свои руки право на командование армией и флотом и неограниченные полномочия — заткнуть нашей нации уши и рот и связать ее по рукам и ногам. Все политические организации и научные учреждения, созданные корейцами, были распущены.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.