По следам рыжей обезьяны

Мак-Киннон Джон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
По следам рыжей обезьяны (Мак-Киннон Джон)

Предисловие к русскому изданию

Студент-дипломник Зоологического колледжа в Оксфорде Джон Мак-Киннон избрал объектом для своих экологических и этологических исследований орангутанов.

Во второй половине 60-х и начале 70-х годов, когда он начал свои работы, африканские виды человекообразных обезьян — шимпанзе и гориллы были относительно хорошо изучены, для их охраны проводился целый ряд действенных мер.

Иначе обстояло дело с орангутаном. Область распространения этих обезьян продолжала катастрофически сокращаться, а численность изолированных друг от друга популяций на Калимантане и Суматре быстро падать. Возникла реальная угроза потери этого единственного вида азиатских человекообразных обезьян, о которых мы почти ничего не знали.

Несмотря на существующие законы, запрещающие ловить и убивать этих обезьян, высокие цены на живых орангутанов, поставляемых в зоопарки, побуждали браконьеров продолжать ловить, а контрабандистов — тайно перевозить их в Сингапур и другие торговые порты. По мнению Барбары Харрисон, первого ученого, специально изучавшего орангутанов в природе, в начале 60-х годов на каждого живого орангутана, доставленного в зоопарк, приходилось по меньшей мере три погибших при ловле и перевозке. Всего же в природе к этому времени сохранилось вряд ли более 2400 экземпляров животных.

Обладая незаурядным талантом полевого исследователя, Дж. Мак-Киннон взял на себя труднейшую задачу изучения орангутанов. Это потребовало от него не только огромной напряженной работы в условиях тропического леса, но и удивительной целеустремленности. Сутками, неделями и месяцами он разыскивал своих любимцев, нередко терпел многодневные неудачи, но не отвлекался на другие объекты, сколь бы привлекательны они ни были.

Тщательно проведенные, многократно проверенные и хорошо продуманные наблюдения позволили Дж. Мак-Киннону опубликовать замечательные труды по экологии и этологии орангутанов, открывшие новые страницы в нашем познании этого редкого вида и принесшие автору заслуженную известность, несмотря на его молодость.

В предлагаемой советскому читателю книге автор описывает свою жизнь и работу на Калимантане и Суматре. Он с добрым юмором рассказывает о забавных приключениях, тепло вспоминает своих помощников — местных жителей. Ярко и сочно описана природа этого удивительного по богатству растительного и животного мира уголка нашей Земли. Вместе с тем, сосредоточив все силы на исследовании орангутанов, он, как биолог, мало обращал внимания на других животных. Лишь немногие из них, такие, как необычайно красивый огромный фазан-аргус и гиббон сиаманг, привлекли его интерес. Да и то мимоходом. Десятки других видов фазанов и лесных куропаток остались для него просто фазанами и куропатками. Удивительный мир бабочек, не имеющий себе равного, так восхитивший его, не заставил молодого ученого хотя бы на короткое время забыть о главном объекте своего исследования. В еще большей мере это касается растений. Для большинства деревьев, плодами которых кормятся орангутаны, Мак-Киннон приводит обычно не научное, а местное название, нередко объединяя под одним именем несколько видов.

Я не хочу поставить это в вину автору, напротив, этим подчеркиваю лишь его поразительную целенаправленность, без которой он не смог бы выполнить колоссальную работу по изучению орангутанов, потребовавшую полной отдачи сил.

Советскому читателю, интересующемуся природой Юго-Восточной Азии, и том числе Калимантана, я рекомендую прочесть великолепную книгу французского ученого Пьера Пфеффера «Бивуаки на Борнео» (издательство «Мысль», 1964), написанную необычайно талантливо и строго научно, а также написанные тем же автором соответствующие главы в книге «Азия» (издательство «Прогресс», 1982).

В заключение кратко остановлюсь на современном состоянии основных популяций орангутанов.

К сожалению, положение с этим редким видом в природе не улучшилось, а стало еще более угрожающим, несмотря на принятые национальные и международные меры.

Так, страны, на территории которых еще сохранились орангутаны, законодательно повысили ответственность за ловлю и продажу животных. Индонезия присоединилась к Конвенции об ограничении торговли редкими и исчезающими видами фауны и флоры (1973), в которой орангутан внесен в первый список животных, продажа и покупка которых полностью запрещены. Сведения об орангутане в международной Красной книге напечатаны на «красных листах», т. е. этот вид отнесен к категории исчезающих. Начиная с 1973 г. заметно расширилась сеть резерватов и других охраняемых природных территорий. Например, на Калимантане создано восемь резерватов, в том числе в 1980 г. организован резерват Сунган площадью 1 млн. 600 тыс. га. На Суматре создано два новых резервата и объявлены природными областями с ограниченной эксплуатацией ресурсов четыре участка, значительно расширен (до 946,4 тыс. га) существующий уже полсотни лет единственный национальный парк Гунунг Лёсер, где сосредоточено сегодня более одной трети всех орангутанов.

Как убедительно показал Дж. Мак-Киннон, для орангутанов, существование которых зависит от достаточного количества немногих видов плодоносящих деревьев в первичных лесах, решающее значение имеет сохранение нетронутыми больших лесных массивов. Однако площадь первичных лесов быстро сокращается в результате интенсивной вырубки, главным образом иностранными компаниями, наиболее ценных древесных пород, многие из которых дают необходимые этим животным плоды. Недавно, в феврале — июне 1983 г., происшедший на Калимантане огромный пожар уничтожил там 3,1 млн. га леса, в том числе более 800 тыс. га первичного. Пожару способствовали двухлетняя засуха и обилие порубочных остатков в лесах, а непосредственной причиной пожара явилось традиционное выжигание растительности на опушках и по окраинам леса для земледелия и под пастбища. По оценке экспертов Международного союза охраны природы и природных ресурсов, в настоящее время в природе обитает вряд ли более 1 тыс. орангутанов.

Вместе с тем есть и несомненные достижения в охране орангутанов. К их числу относится разведение животных в неволе. Сейчас в питомниках и зоопарках мира живет около 600 орангутанов, большинство которых родилось в неволе.

Успешно продолжаются работы, начатые Германом Рийксеном, о которых пишет Дж. Мак-Киннон: конфискованных у браконьеров и выращенных в питомниках орангутанов вновь выпускают на природу в резерваты Калимантана и Суматры. С 1973 по 1981 г. на свободу было выпущено 120 животных.

Несомненно, что без всех этих мероприятий орангутан был бы сейчас в числе безвозвратно утерянных видов животных. Достигнутые, пока не очень большие, успехи вселяют надежду, что орангутан будет спасен и не исчезнет с лица Земли.

Профессор А. Г. Банников,

почетный член Международного союза охраны природы и природных ресурсов

Предисловие

Орангутан долгое время оставался самой таинственной из трех видов человекообразных обезьян. Спустя годы после того, как Джейн Гудолл жила рядом с группой шимпанзе, а Джордж Шаллер провел сотни часов, наблюдая за гориллами, жизнь диких орангутанов оставалась науке почти неизвестной.

И это не случайно. Эти крупные обезьяны не живут группами и семействами, а встречаются по двое-трое или поодиночке. Причем у них нет определенных территорий обитания. Отыскать хотя бы одну-единственную из этих обезьян — нелегкое дело, и я убедился в этом уже много лет назад, путешествуя по острову Калимантан, или Борнео. Даже обнаружив оранга, нельзя быть уверенным, что вам удастся снова найти его, — настолько непредсказуемы их прихотливые маршруты. Короче говоря, длительное наблюдение за дикими орангами показалось бы почти нереальным любому ученому, который хочет иметь элементарные бытовые удобства, чтобы только душа не рассталась с телом и можно было бы вести научные записи.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.