Посылка

Иванова Ирина Ивановна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Посылка (Иванова Ирина)

Ирина Иванова

Посылка

1

Пришлось Васю забрать из садика раньше, позвонила Алевтина Петровна сказала, что он вялый и температура 37,2, в группе ему нельзя, ведите домой.

Отпросилась с работы и бегом в садик. Сидит такой понурый, тихий и носом шмыгает – заболел или опять притворяется? Не любит он Алевтину Петровну – строгая она и конфетки никогда не дает, уже третий раз «заболевает» в ее смену, но даже если притворяется, забрать все равно надо – вдруг и правда заболел?

Ой, не вовремя, отчет на носу и надо еще посылку получить и обязательно сегодня, брат будет проездом и возьмет, а так придется самой ехать к маме в тмутаракань и не на машине, а на рейсовом автобусе.

Сколько уже зову маму ко мне поближе переехать, а она – огород, грядки, теплица и Васеньке летом хорошо на свежем воздухе, а сама болеет совсем, племянница только и присматривает. Продадим дом и пол-участка, домище-то громадный – на две семьи строился, и участок обработать надо. Четыре человека в семье, но поразъехались все – одна мама и осталась. На половине участка поставим небольшой летний домик, и огород небольшой будет – вроде, как и грядки есть, и свежий воздух, а ближе к зиме однокомнатную квартиру купим рядом со мной, буду сама ей помогать.

Уф, с больным ребенком на почту это еще то приключение!

Что такое российская почта можно не рассказывать: одно окошечко и посылку получить, и письмо заказное отправить, и за телефон заплатить. И весь народ к нему стоит!

Не может шестилетний ребенок долго сидеть на месте (тем более, что это темноватое местечко за столом в углу почтового отделения): вначале Вася рисовал, потом картинки в журналах смотрел и, в конце концов, начал бегать и колотить карандашом по почтовым ящикам. И никакой вялости, заметьте! Весьма резвый, здоровенький ребенок!

Народ, конечно, возмущается, мне замечание делает, но не могу я из очереди выйти – сомкнутся ее звенья и последствия могут быть необратимы (то есть вплоть до того, чтобы снова идти в конец цепочки – такие времена). Короче, пыталась руководить сыном в удаленном режиме, типа: «Эге-гей, Василий, стучи карандашами по ящикам чуть потише, а то и вовсе прекрати это гнусное занятие!»

О, счастье – посылка получена!!! Бежать, бежать отсюда! Но как сирена – плач ребенка. Моего. Все-таки добегался и упал. Положила посылку на стол и пошла искать – вот он, растянулся на полу и ревет так громко, что я в очередной раз пугаюсь и бегло осматриваю поверхность его небольшого организма: все цело, только локоть поцарапан, а плач – это концерт для зрителей, вон их сколько стоит в очереди. Пожалуй, моего сына ждет большое артистическое будущее. Быстро запихала посылку и вон из почты.

2

Господи, как я устала! Тащить посылку, продукты (а как же? – пришлось зайти в магазин и купить разные вкусности для кормления брата, который после работы, а потом к маме и т. д.), а еще подпихивать хныкающего Васю. Эх, нелегкая эта работа: тащить все на себе.

Вожусь на кухне, а мысли все в прошлом: у него, видите ли, кризис среднего возраста, и надо пожить одному. Такой весь культурный! Попросил ему чемодан собрать, как будто на недельку уезжает, и вот уже год как без нас живет! И не один, наверное. А как же я? А как же сын?

Стою, слезы глотаю, вот опять расклеилась, сколько раз себе говорила – не надо о прошлом, вот Вася, может, и не болеет, но надо ему молоко с медом сделать на ночь – на всякий случай. Ах, да, еще посылку с лекарствами прислали – это хорошо, доктор говорил, что маме они помогут.

Всхлипнула и прислушалась: очень тихо в квартире, подозрительно тихо. Опять в моей сумке роется? Всю помаду вымажет, ведь только неделю назад купила. Выбегаю в коридор: нет, сумка здесь, на месте, что еще придумал?

Сидит посреди комнаты, в каких-то солдатиков играет, пластилином к полу прилепил, опять пятна на ламинате останутся, ну где он их только взял… ага, еще и посылку разобрал, надеюсь, там все лекарства запечатаны, а то ведь съест.

– Василий, где содержимое посылки, т. е. то, что было внутри этой большой коробки? – строго спросила я.

– Вот! Эта красивая коробка с картинками.

Я смотрю на нее и понимаю – или нам не то прислали или это не наша посылка. Не моя посылка! Ой, адрес получателя не мой! Ужас, сейчас Сережа приедет за лекарствами. Я с трудом их достала, через институтских друзей, спасибо им, не поленились, нашли препарат и прислали.

А где та? Или на почте перепутали, а я адрес не проверила, или я другую взяла, – да-да, что-то припоминаю, там действительно на столе было две, я схватила первую и убежала, могла и не свою взять, это точно, а все из-за Василия – он плакал во все горло, надо было его быстро на улицу вывести.

Так, вначале на почту, а потом по адресу на посылке. Вместе с братом и поедем.

На почту, конечно, опоздали, поехали по адресу на посылке, оказалось, что это офисное здание и там только ночной сторож.

Настроение ужасное, только Васе хорошо, его целый вечер на машине катали. Что делать? Придется завтра отпрашиваться, искать посылку и самой везти лекарства маме. Воспитательница сказала, что Васю не примет без справки. Куда деть? А некуда, будет со мной хвостиком ходить.

3

На почте сказали, что посылку с моим адресом вчера выдали и показали квиток с моей росписью. И что мужчина уже приходил искать и тоже ушел ни с чем.

Мы просто вчера перепутали посылки на столе. Эх… Я строго посмотрела на Васю, а он сама невинность – глазки добрые, тихий, сидит не шелохнется, вот вчера бы так. Ладно, идем в офисное здание искать гражданина Ивановского Бориса Сергеевича.

На вахте быстро нашли Бориса Сергеевича, но к нему не пустили, велели ждать в холле. Вася носился как бешеный, нет у него никакой простуды, еще и за справкой потом очередь стоять. Я вся на нервах, надо быстрее забрать посылку и на автовокзал, а Ивановского все нет и нет.

В холле бегать нельзя, меня уже вахтер предупредил, пытаюсь остановить Васю и ловлю, а краем глаза замечаю полупрозрачный пакет с похожей посылкой, который стремительно удаляется к лифтам. Ага, вроде моя, глаза поднимаю, несет ее мужчина, прилично так одетый, я отпустила сына и кинулась к нему.

– Борис Сергеевич! Вы Борис Сергеевич Ивановский?

– Я, – четко произнес он.

– Мы с вами перепутали посылки вчера на почте, верните мою, а вот вам ваша, – затараторила я.

– А, вы Моргунова Катерина Петровна?

– Конечно, кто еще будет искать посылку? Извините, я вчера в суете не ту взяла.

Тут подбегает Вася и с интересом прислушивается.

– Надеюсь, что в посылке ничего не тронуто? – тоном учителя спросил он.

Я затаила дыхание – признаться или нет? Скажу, что разобрали, может не отдать мою. Смотрю на сына умоляющим взглядом: только молчи, ничего не говори! И как бы случайно своим ботинком прижала его башмачок. Он перестал нас слушать и тут же встал мне на ногу. Да он почти подпрыгнул на моей ноге – ой-ой-ой – я едва сдержалась.

– Нет, ничего, – невинным голосом проговорила я.

– Вы бы лучше не ходили никуда, а сидели дома, а то я весь замерз, пока вас искал. Вас нет, в подъезд меня не пустили, – начал возмущаться он.

– Ну, вы тоже хороши, получаете посылку на адрес офиса. Вы что, здесь живете? – не выдержала я.

А Вася хныкает, устал уже, тянет меня за рукав.

– Мне так удобнее, и почта ближе от работы, и вообще это не ваше дело.

Но смягчился, видя, что не все так просто в моей жизни.

– Вот возьмите, пожалуйста.

– Спасибо, извините еще раз, – тоже примирительно сказала я и отдала его посылку.

Я быстро оценила его внешность: приятный мужчина около 40, светлые волосы с легкой проседью, не очень высокий и чуть полноват, так выглядят почти все мужчины, ведущие сидячий образ жизни. Не было в нем ничего особо привлекательного, но и ничего отталкивающего – мужчина как мужчина, на улице прошла бы и не заметила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.