В ожидании людоедов; Мутное время и виды на будущее

Аверкиев Игорь Валерьевич

Жанр: Публицистика  Документальная литература  Политика  Научно-образовательная    Автор: Аверкиев Игорь Валерьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В ОЖИДАНИИ ЛЮДОЕДОВ

Кто придет к власти в России после Путина? После Путина к власти придут хуже Путина, но есть список чудес против этого

«Хуже Путина» — то есть хуже для Свободы в России. Намного хуже, поскольку Владимир Путин разбудил и выпустил на волю «пожирателей свободы».

«Надзиратели за свободой», безусловно, лучше её «пожирателей». В этом смысле пока «люди свободы» слабы в России, путинский режим, как «материнский» для «пожирателей», одновременно и политическая страховка от них. Путинский режим — это то единственное, что сегодня удерживает «людоедов» от «большого похода» на российскую свободу: он их разбудил — он их и дозирует, его они и слушаются, по крайней мере, пока. До поры до времени путинисты и «людоеды» у нас как «добрый» и «злой» жандармы.

Это не означает, что подсевшим на свободу людям нужно срочно становиться путинистами — при всём желании уже поздно: этот поезд ушёл. Это означает, что к приходу «пожирателей свободы» надо как-то готовиться, ибо путинский режим не вечен (хотя такая иллюзия живёт в обществе). Придётся либо оставаться самими собой и идти до конца в надежде на лучшее; либо срочно становиться «никем» в надежде успеть выйти из-под удара; либо готовиться к личному «людоедскому транзиту».

Ловушка догоняющей демократии

Если честно задать себе вопрос: «Когда к власти в России придут демократы/либералы/западники?» То честный ответ будет малоприятным для них/нас самих: «Если и придут, то не скоро, уж точно не сразу после Владимира Путина, и понятно, что не сегодняшние».

Собственно говоря, в самой глубине души «все наши» это понимают, но в разговорах, планах и мечтах царит какая-то иррациональная, под стать религиозной, убеждённость в том, что, как только Владимир Путин и его режим покинут российскую политическую сцену, так жизнь тут же и наладиться. Типа: нам бы только обеспечить свободу партстроительства да провести «по-настоящему честные и свободные выборы» — и демократия со свободой «нас встретят радостно у входа». Не встретят.

Если в ближайшее время ничего кардинально не изменится в умонастроениях и публичной активности российского «среднего класса» и его политических чревовещателей, то свобода партстроительства, честные выборы и всеобщее избирательное право с неизбежностью приведут к власти в России таких «людоедов», при которых путинский режим нам покажется реальным «торжеством демократии и прав человека».

Россия попала в «ловушку догоняющей демократии», она же — «ловушка всеобщего избирательного права» в странах недоразвернувшегося модерна.

«Недоразвернувшийся модерн» — сословноподобная социальная структура, невызревший «средний класс», «закрытое государство» (авторитарное, олигархическое или мафиозное) с проектной формальной демократией, в экономике и политике распределение доминирует над конкуренцией, и т. д.

Наша страна угодила сразу в две цивилизационные ловушки — два российских блага, которым предстоит стать российскими проклятиями: нефтегаз и всеобщее избирательное право.

Формальное, сверху введённое всеобщее избирательное право при отсутствии «массового свободолюбия» и «массовой демократической культуры» склонно пожирать демократию со всеми её рационально-гуманистическими потрохами.

Хрестоматийный пример сработавшей «ловушки всеобщего избирательного права»: приход к власти германских нацистов в значительной степени стал возможен после того, как в результате серии всеобщих парламентских выборов НСДАП стала самой большой фракцией Рейхстага (а веймарская элита стала сговорчивей после того, как Адольф Гитлер развернул всем нам знакомую «борьбу с коррупцией» в высших эшелонах власти). В наше время «ловушка всеобщего избирательного права» время от времени захлопывается в «развивающихся» и «несостоявшихся» государствах Африки, Азии и Латинской Америки.

Общество, НЕ ПРИРУЧЕННОЕ К СВОБОДЕ ПЛАВНЫМ ОСВОЕНИЕМ ДЕМОКРАТИИ через исторически постепенное, сверху вниз, наделение избирательным правом своих членов, постоянно срывается в эксцессы диктатур, репрессий, всепоглощающей коррупции. Демократические процедуры и свободы используются в таких обществах исключительно в первобытных целях легитимации «отцов нации» и «спасителей Отечества», а заодно — для определения «главных врагов народа» и «козлов отпущения». Не выстраданное, не востребованное лично и «витально» избирательное право оборачивается массовой электоральной безответственностью в погоне за сиюминутной выгодой и самообманом утопий. Одно слово — ловушка. Беда «вынужденно догоняющего» и «вынужденно копирующего» существования.

Западная Европа своим невероятным цивилизационным рывком в XVI–XVII веках невольно загнала всё остальное человечество в колею вестернизации. «Невольно» в том смысле, что с невероятно успешного Запада невозможно не брать пример. Даже самые антизападные страны упорно плетутся по западным стопам (достаточно вспомнить современный путинский режим, президентско-парламентский Иран или героическую, но для всего мира неадекватную Кубу). Желание лучшей жизни неодолимо, а на планете Земля единственным, неоспоримым и универсальным примером «лучшей жизни» уже несколько столетий являются страны Западной Европы и Северной Америки. Главную роль в тотальной вестернизации человечества сыграла именно эта «жажда лучшей жизни», для которой западный колониализм, несмотря на всё его варварство, стал поводом, спусковым крючком. Колониализм породил в народах мира ненависть к западной геополитике и неодолимую любовь к западному образу жизни.

Сегодня, идя по пути Запада, то есть изо всех сил стремясь к лучшей жизни, «догоняющие страны» не имеет возможности естественно (как в своё время западные страны) проходить все необходимые стадии модерного развития. В спешке к процветанию «догоняющие страны», включая Россию, глотают целые эпохи, выныривая в «парламентскую демократию» и «социальное государство» из сословно-патриархальных, а то и напрямик из родоплеменных отношений. В результате общества «догоняющих стран» находятся в перманентно разбалансированном, нестабильном состоянии. К собственным естественным, имманентным конфликтам в этих странах добавляются мощные институциональные конфликты между «почвой» и имплантированными институтами «западного прогрессорского пакета». Точнее, всё ещё хуже: каждый политический, экономический и социальный конфликт в «догоняющих странах» — это невероятная смесь имманентных и привнесённых противоречий, в которых сам чёрт ногу сломит. Поэтому «вестернизация» для большинства «догоняющих стран» — это путь к всё большему отставанию. И это не заговор «тлетворного Запада» — так сложились на планете обстоятельства. Отсюда суперзадача, над которой бьются сегодня все великие «догоняющие страны» — найти свою, невестернизированную модель модернизации. Пока с этими поисками всё очень мутно, даже в Китае, если вспомнить нищету 80 % его населения.

* * *

Если в ближайшее время ничего кардинально не изменится, то после Путина к власти придут именно «людоеды» просто потому, что именно за них и их ставленников проголосуют на выборах (или поддержат в массовых беспорядках) те, кто ещё недавно составлял «путинское большинство». Или кто-то думает, что «бывшее путинское большинство» после ухода Путина проголосует за «дерьмократов» с «либерастами», за хипстерские «хомячковые партии», за «пустышки» КПРФ с ЛДПР, за останки (преемников) «Единой России»? Последнее возможно, но как временный паллиатив, до политического вызревания «людоедов».

«Людоеды» сегодня в тренде, они популярны в «российском большинстве», их «ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ НЕНАВИСТЬ» — единственное, что вдохновляет простого человека на современном политическом поле. Поэтому (если ничего кардинально не изменится) именно «людоеды» будут определять послепутинскую политику и повестку, именно они будут «сертифицировать» послепутинских политических игроков.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.