Сталин и заговор в НКВД

Ежов Николай Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сталин и заговор в НКВД (Ежов Николай)

Предисловие

Николай Иванович Ежов родился в 1895 году в Санкт-Петербурге в семье русского рабочего-литейщика.

С 1911 года Николай Ежов работал учеником слесаря на Путиловском заводе, в 1915 году добровольцем пошел в армию.

Пройдя обучение в 76-м запасном пехотном батальоне, был направлен на Северо-Западный фронт, в 172-й Лидский пехотный полк. 14 августа Ежов, заболевший и к тому же легко раненный, был отправлен в тыл.

В начале июня 1916 года Ежов, признанный негодным к строевой службе, направлен в тыловую артиллерийскую мастерскую в Витебске. Здесь, 5 мая 1917 года Николая Ежова приняли в РСДРП(б).

Осенью 1917 года Ежов заболел, попал в госпиталь, а по возвращении в часть, 6 января 1918 года, был уволен в отпуск по болезни сроком на шесть месяцев. В апреле 1919 года он был призван на службу в Красную Армию. С октября 1919-го по апрель 1921 года Ежов - комиссар ряда красноармейских частей.

С 1921 года Николай Ежов находился на партийной работе, а в 1930 году он был назначен заведующим Орграспредотдела ЦК ВКП(б). В этом же году состоялось знакомство Ежова со Сталиным.

В 1933-1934 гг. Ежов входил в Центральную комиссию ВКП(б) по чистке партии. В феврале 1934 года он был избран членом ЦК, Оргбюро ЦК и заместителем председателя Комиссии партийного контроля (КПК) при ЦК ВКП(б). С февраля 1935 г. Ежов - председатель КПК, секретарь ЦК ВКП(б).

//__ * * * __//

В конце 1934 года Ежов по поручению Сталина фактически возглавил следствие по делу об убийстве Кирова. Я. Агранов, один из заместителей народного комиссара внутренних дел Е. Ягоды, на совещании в НКВД сообщал:

«Ежов вызвал меня к себе на дачу. Надо сказать, что это свидание носило конспиративный характер. Ежов передал указание Сталина на ошибки, допускаемые следствием по делу троцкистского центра, и поручил принять меры, чтобы вскрыть троцкистский центр, выявить явно невскрытую террористическую банду и личную роль Троцкого в этом деле. Ежов поставил вопрос таким образом, что либо он сам созовет оперативное совещание, либо мне вмешаться в это дело. Указания Ежова были конкретны и дали правильную исходную нить к раскрытию дела».

25 сентября 1936 года находившиеся в отпуске И.В. Сталин и А.А. Жданов отправили в Москву шифротелеграмму следующего содержания:

«ЦК ВКП(б). Тт. Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро ЦК. Первое. Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение тов. Ежова на пост наркомвнудел. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока ОГПУ, опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей наркомвнудела. Замом Ежова в наркомвнуделе можно оставить Агранова...

Что касается КПК, то Ежова можно оставить по совместительству, а первым заместителем Ежова по КПК можно было бы выдвинуть Яковлева Якова Аркадьевича.

Ежов согласен с нашими предложениями...

Само собой понятно, что Ежов остается секретарем ЦК».

26 сентября 1936 года Н.И. Ежов был назначен Народным комиссаром внутренних дел СССР, сменив на этом посту Генриха Ягоду. 1 октября 1936 года Ежов подписал первый приказ по НКВД о своем вступлении в исполнение обязанностей наркома.

Как и его предшественнику Генриху Ягоде, Ежову подчинялись и органы государственной безопасности (ГУГБ НКВД СССР), и милиция, и вспомогательные службы, такие, как управления шоссейных дорог и пожарной охраны.

//__ * * * __//

2 марта 1937 года Ежов в докладе на пленуме ЦК ВКП(б) выступил с резкой критикой подчиненных, указав на провалы в агентурной и следственной работе. Пленум одобрил доклад и поручил Ежову навести порядок в органах НКВД. Из сотрудников госбезопасности с 1 октября 1936 года по 15 августа 1938 года было арестовано 2273 человека. В результате органы внутренних дел и госбезопасности были полностью очищены от сотрудников Генриха Ягоды, а сам Ягода в 1938 году предстал перед судом и был расстрелян.

В мае 1937 года НКВД был вскрыт заговор военных под руководством маршала Тухачевского; в марте 1938 года перед судом предстали члены «правотроцкистского» блока во главе с Н. Бухариным.

В то же время, репрессии, проводившиеся Ежовым в стране, стали носить неуправляемый характер, в результате чего пострадали тысячи невиновных людей. ЦК ВКП(б) и лично И.В. Сталин не раз указывали Ежову на серьезные перегибы в осуществлении репрессий, как и на провалы в кадровой работе, но он не внял этим предостережениям. Более того, с 1938 года Ежов оказался вовлеченным в политические авантюры.

В результате в августе 1938 года первым заместителем Ежова по НКВД и начальником Главного управления государственной безопасности был назначен Лаврентий Берия, которого Сталин готовил на место Ежова.

23 ноября 1938 года Ежов написал в Политбюро и лично Сталину прошение об отставке. В прошении Ежов брал на себя ответственность за вредительскую деятельность врагов народа, проникших «по недосмотру» в НКВД и прокуратуру, а также за бегство ряда сотрудников НКВД за границу.

Преемником Ежова стал Берия, который с конца сентября 1938 года по январь 1939 года провел широкомасштабные аресты людей Ежова в НКВД, прокуратуре и судах.

//__ * * * __//

Н.И. Ежов был назначен наркомом водного транспорта, а 10 апреля 1939 года, когда вскрылись новые обстоятельства по его делу, он был арестован и помещен в Сухановскую особую тюрьму НКВД СССР.

Согласно обвинительному заключению, «подготовляя государственный переворот, Ежов готовил через своих единомышленников по заговору террористические кадры, предполагая пустить их в действие при первом удобном случае. Ежов и его сообщники Фриновский, Евдокимов и Дагин практически подготовили на 7 ноября 1938 года путч, который, по замыслу его вдохновителей, должен был выразиться в совершении террористических акций против руководителей партии и правительства во время демонстрации на Красной площади в Москве».

На следствии Ежов признал свою вину и дал подробные показания о заговоре в НКВД в 1938 году. Помимо прочего, он признал и факт своего морального разложения: пьянства и педерастии, преследуемой по советским законам. Однако на суде Ежов отверг обвинение в заговоре и объяснил свои признательные показания «сильнейшими избиениями», которым его якобы подвергали в ходе предварительного следствия.

Суд не принял в расчет эти объяснения Ежова, и 3 февраля 1940 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Н.И. Ежова к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение на следующий день.

Вместо введения «Борьба еще не кончена...»

Товарищи, после выступавших ораторов, которые перед вами всячески расхваливали мою кандидатуру и которые дали такую высокую оценку работе Наркомвнудела, мне выступать несколько трудновато. Разрешите поэтому прежде всего принять эту высокую оценку не за счет своих личных качеств и личных заслуг, а за счет партии Ленина - Сталина (бурные, долго не смолкающие аплодисменты), за счет партии, которая меня воспитала, вырастила, выдвинула и поставила на тот участок, на котором я сегодня работаю. (Бурные аплодисменты.)

Такой высокой оценке работы органов Наркомвнудела мы прежде всего обязаны нашей партии. Я же, по мере своих сил и способностей, пытаюсь честно и по-большевистски выполнять те задачи, которые на меня возложила партия и наше Советское правительство. А наша партия отражает интересы всего советского народа. Стало быть, выполнять эти задачи для большевика легко, почетно и приятно. (Бурные аплодисменты.)

Товарищи, один из выступавших здесь ораторов приводил в своей речи поэтическое сравнение; разрешите и мне настроиться на поэтический лад и начать с некоторого поэтического вступления. Когда умер Владимир Ильич Ленин, когда умер создатель нашей партии, вождь и учитель трудящихся всего человечества Владимир Ильич Ленин, один из поэтов писал следующее:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.